Назад к списку

Человек труда. Яркая жизнь искусной мастерицы

ЖЕНСКИЙ ЖУРНАЛ,28.06.2019,1004
Человек труда.  Яркая жизнь искусной мастерицы

Сшить за месяц 60 тувинских пальто – тыва тон – может не каждый мастер. Алдын Кечиловне Хомушку это по силам, потому что рядом есть помощники - верный муж и восемь детей. Шить тыва тон Алдын научилась еще в раннем детстве. С шести лет помогала маме и бабушке. А в восемь уже начала шить сама. В семье Монгуш никто никого не заставлял что-то делать, дети сами знали свои обязанности и, глядя на родителей, учились премудростям ведения аратского быта. Алдын родилась на зимней стоянке, в местечке Каък, недалеко от села Солчур Овюрского района, десятым ребенком у заслуженных чабанов Кечила Балгановича и Анайжык Шужулеевны.

Уроки аратской жизни

«Я - десятая из семи дочерей и трех сыновей. Мама и папа были очень хорошими людьми. Они еще воспитали маминого младшего брата, как своего, и записали его на себя. Так что по документам я - одиннадцатая. Летом в нашем аале всегда было много детей. Те, у кого не было отца или матери, всегда жили у нас - дальние родственники, ровесники сестер и братьев, росли как одна семья. С детства люблю животных – коров, коз, лошадей. Летом наши бабушки и мама собирались вместе и шили из шкур, делали войлок. Сначала взбивали шерсть палками, а потом на лошадях катали войлок, как положено».

Они научили Алдын разбираться в шкурках. 8-10 см – это зимняя шкурка. Осенние шкурки очень прочные, из них даже волосок не выдернешь. Из какой шкурки что шить, будущая мастерица знала с раннего детства. Папа был мастером на все руки, юрту делал своими руками, и по дереву вырезал, и уздечки делал, и даже ступку «согааш», и каменную терку для далгана. В магазине ничего почти не покупал, все своими руками. Мама шила разные вещи из шкурок, а отец моей героини - пуговицы из корней деревьев и рогов, украшения для конской упряжи, даже тарелки и пиалы из дерева, камня. Он знал разные камни. «Мои братья тоже все умели. Все были спортсменами и на все руки мастерами, их папа всему научил. Воспитывали от души, от сердца, никого не заставляли, даже не учили, просто у всех с детства были свои обязанности, кто будет коз доить, кто корову».

«Нас воспитывали, как солдат…»

«Я еще в школе училась, а моя старшая сестра, позже получившая звание Заслуженной учитель Тувы, в то время уже была директором - сначала 8-летней школы, а потом и новой средней солчурской школы. Она нас, как солдат, воспитывала. В 6 часов все вставали, кровать заправляли, чтоб как по линейке была. В кино пойдем – она нам точное время говорила, во сколько надо быть дома. После сажала нас в ряд и спрашивала, как на уроке, что за фильм смотрели. В школе я активисткой была, утром стоим вместе с сестрой-директором и завучем проверяем, чтобы одежда у всех была в порядке – как воротник и все ли пуговицы на месте,» - вспоминает Алдын.

Незаконченная учеба, авария и замужество

После школы девушка поступила в КГПИ на педфак, но доучиться не смогла, попала в страшную аварию. Девять долгих дней лежала без сознания, родные уже и не надеялись, что выживет. Работала в селе ветеринаром, потом в комсомоле. Без дела никогда не сидела. «Замуж вышла в 1989 году, очень поздно, все мои подруги - одноклассницы уже давно замужем были. Я работала много, не успела, все некогда было», - смеется Алдын.

С мужем Вадимом Хомушку стали жить в Шагонаре. Муж достался Алдын под стать ей – работящий и умелый, работал до пенсии военным медиком. Как-то осенью в Шагонаре проводили праздник урожая. Устроили конкурс семей – нужно было представить на выставке изделия, сделанные своими руками. Организаторы пригласили поучаствовать в конкурсе и молодую семью Хомушку. Алдын показала свои вязаные изделия, а муж и старший сын – резные работы из дерева и камня. Жюри оценило их мастерство высоко - первым местом. «После конкурса меня нашли и предложили работать в народно-художественных промыслах. Там собрали всех мастеров. В НХП мы вязали, были надомницами. Из Кызыла привозили материалы и раздавали. В день надо было связать 3 пары носков, а мне очень скучно было. Мне норму дают, а я ее за 2-3 дня сделаю. Потом пришла и сказала: «Мне это скучно, я этим не буду заниматься».

Чему мать научила - то и пригодилось

«В то время тувинское пальто почти совсем исчезло, никто не шил, и я подумала, что лучше дома буду шить тоны. А в результате стали шить национальные пальто в НХП. Сначала стала учить шить наших вязальщиц, потом и другие люди стали приходить. Учила всех шить шапки - 17 видов, пальто. Сама я нигде специально шитью не училась, просто делилась тем, чему меня научила мама», - рассказывает Алдын. В 1991 году семья Хомушку перебралась Кызыл. Из Шагонара приехали со своим скотом. Привезли с собой половину стада – 7 дойных коров, 7 лошадей, около 100 голов мелкого рогатого скота. Свое крестьянско-фермерское хозяйство назвали «Каък», в память о местечке рядом с родным селом Солчур, где прошло детство. Алдын занималась хозяйством, шила и растила детей, а их у нее восемь – самый старший и самый младший - мальчики, а между ними 6 дочерей. Старший сын Айдыс работает в музее, первая дочь закончила 3 университета, вторая – инженер, третья – биолог. Все они выбрали разные профессии, но все умеют шить, огород выращивать, за скотом ухаживать. А парни знают, как дом строить.

Субурганы

Никогда Алдын не забывала и о малой родине. Вместе с односельчанами построили субурган рядом с селом Солчур. А позже построили еще один субурган – на дороге между Хандагайты и селом Солчур. В этом месте было много аварий, уносивших ежегодно по нескольку жизней. Алдын долго готовилась к строительству, ездила консультироваться к ламам в Калмыкию, Бурятию и Монголию. «Все ламы говорили одно и то же, что на этом месте погиб черный шаман, поэтому такая плохая энергетика», - вспоминает Алдын. После возведения субургана ситуация изменилась в лучшую сторону.

Делиться секретами предков

Главным занятием и увлечением Алдын всю жизнь остается шитье традиционной тувинской одежды. Времена меняются, меняется и отношение к национальному костюму. В последнее время, во многом благодаря возрождению национальных традиций, праздников, популярность тыва тон растет. Появилось много дизайнеров, которые разрабатывают деловую и праздничную одежду в национальном стиле. У Алдын Кечиловны к этому свое отношение. «Араты всегда в любые времена носили свое традиционное. С 1991 года мы боролись за сохранение национальной одежды. Сейчас ситуация радует. В 2015 году за 90 дней до празднования 250-летия Даа кожуна собрали всех мастеров. Как мы боролись, чтобы одежда для праздника вся была сшита по всем правилам. В правительстве устроили показ, мастера показывали, кто что может, ученые-этнологи смотрели, выбирали. Хоть одежда и стилизованная, я за то, чтобы ворот был сделан по правилам. В результате выбрали мой эскиз. Я готова была стать закройщиком, но, к сожалению, заказ отдали шить другим мастерам. Позже я решила организовать закрытый показ, где выставила около 60 моделей именно традиционной одежды, сшитой из шкур. Участвовало 30 мастеров». Я знаю всех мастеров в районах, которых считаю своими учителями. Жаль, что они не принимают участие в этих показах. А этой осенью провела открытый показ в ДНТ».

Алдын с юности не любила носить то, что все носят. Шила себе тыва тон сама. И сейчас у нее на каждый сезон собственноручно созданные наряды. И помогают ей в этом и дочери, и муж Вадим. На своем открытом показе она представила около 100 моделей – зимних, весенних, летних и праздничных. «Работает не покладая рук» - это точно про нее. А еще Алдын щедро делится своими знаниями и умениями с окружающими, ведь именно так секреты мастерства столетиями передавались из поколения в поколение.

 

 


Автор: Анна Хадаханэ
0
0
Похожие статьи

Комментарии (0)Правила

Чтобы оставить комментарий войдите под своей учетной записью или зарегистрируйтесь