Назад к списку

Страшные страницы войны: Михаил Васильевич Селин

ОБЩЕСТВО,28.06.2019,388
Страшные страницы войны: Михаил Васильевич Селин

Тамара Михайловна, по обыкновению, в среду открыла свежий номер еженедельника «Плюс Информ» и расплакалась. Увидела она в статье, посвященной нашим землякам, погибшим в Великую Отечественную войну, имя своего отца, Михаила Васильевича Селина, рядового 795-го стрелкового полка 228-ой стрелковой дивизии. О погибшем воине в семье Селиных всегда вспоминали со светлой грустью, был он хорошим отцом и мужем, добытчиком, настоящим мужчиной. Такие на вес золота и тогда были, а уж в наши дни тем более, говорит мне его дочка Тамара Михайловна Бочкарева (Селина). В 1942 году семье сообщили, что отец пропал без вести, но спустя почти десять лет они все же узнали, что папа больше никогда не вернется. И вот всколыхнулась утихшая было боль и одновременно Тамара Михайловна ощутила радость - их родной человек не забыт! Снова вернулись, ожили воспоминания об отце, как бежал братишка за полуторкой, увозившей любимого папочку на фронт ...

Трагическая судьба «забытой дивизии»

Статью «Забытая дивизия» (№ 24 от 12 июня 2019 г.) принес в редакцию ее автор - историк Александр Николаевич Самойкин, работающий над составлением книги под рабочим названием «Никто не забыт» о фронтовиках-ветеранах, поднимавших нашу республику в послевоенные годы. «Это одна из страшных станиц истории Великой Отечественной войны и гибели на Южном фронте 228-ой Канской стрелковой дивизии, которая фактически была истреблена фашистской авиацией и артиллерией. Людей, которые рвались защищать Родину, попросту уничтожили оккупанты, не дав возможности вступить в настоящий бой, они отступали, но не сдавались!» - рассказал тогда Александр Самойкин. История дивизии была действительно трагической, ее нахождение на фронте составило всего три месяца, после чего она вообще исчезла как боевая единица. Из более чем десяти тысяч человек первоначального личного состава после нескольких месяцев отступления полков к Ростовской области и прорыва через Дон в районе Батайска осталось лишь 3,5 тысячи воинов. Огромные потери. Среди погибших, попавших в плен и пропавших без вести, были и наши земляки. И один из них Михаил Васильевич Селин.

Папа, не уезжай!

«На фронт отца призвали в феврале 1942 года, мне тогда еще семи не было. В семье нас четверо ребятишек: сестра Фаина, брат Виктор, брату Олегу в 42-ом шесть лет исполнилось. Помню, он все бежал за машиной и кричал: «Папа, не уезжай!» Сегодня его уж нет в живых, но этот момент он часто вспоминал при жизни», - говорит Тамара Михайловна, старшая дочь воина. «А родители ваши приезжие?» - «Да вы что! Они родом из наших краев, папа - уроженец поселка Сыстыг-Хем Тоджинского района, с мамой, Марией Тереньевной Шумовой, из той самой легендарной семьи Шумовых из Медведевки, они познакомились на Тодже, в селе Тоора-Хем», - пояснила Тамара Михайловна. В Тоора-Хеме ее родители и поженились, детям рассказывали, что свадьба по тем временам была пышная, богатая. Мария Шумова тогда совсем девочкой была – 16 лет, работала в больнице, вроде бы санитаркой, как запомнила старшая дочь. Отец работал инструктором в хошунном кооперативе, ездил по сумонам, скупал за акша у аратов скот, мясо, для отправки продовольствия на фронт. Он, знаете, как по-тувински хорошо говорил, как коренной тувинец!» - смеется Тамара Михайловна. Тогда уже молодая семья жила в Бай-Хааке. Запомнилось моей собеседнице, как они с братом часто навещали отца в конторе, играли со счетами. «Когда заходили в семье разговоры об отце, сестра Фаина говорила, что тоже помнит папу, а ей было-то тогда три годика. Спрашиваю, каким же ты его помнишь? Она отвечает: толстым. А он всегда худой был, особенно перед войной. В семейном архиве хранилась фотокарточка того времени, так у него там одни глаза, такой худой был», - рассказывает Тамара Михайловна.

Ты его не жди...

Письма от отца приходили из Ачинска, где молодых бойцов в течение трех месяцев обучали воинским специальностям перед отправкой на фронт. Младшая сестра Михаила Селина - Ольга - проживала вместе с семьей брата, собирала и хранила письма. Со слов собеседницы, тетя их отдала, когда старшей дочери Тамаре было за 50 лет. «Отец в них спрашивал, как мы живем, про каждого из ребятишек, мол, как у нас дела. О себе почти не рассказывал, наверно, нельзя было. А чуть позже, в сентябре 42-го, нам сообщили, что Михаил Васильевич Селин числится пропавшим без вести», - с печалью в голосе сказала дочь участника Великой Отечественной войны.  В 52-ом к Селиным домой пришел мужчина и рассказал, что отца расстреляли фашисты под Ростовом. «Ты его не жди», - тогда матери сказал фронтовик. Как полагает Тамара Михайловна, этот мужчина и отец служили в одной дивизии и друг другу пообещали, в случае смерти одного из них, другой донесет печальную весть до родных погибшего. «Я уже в десятом классе училась, когда мама услышала из первых уст, как именно погиб наш папа, как воины отступали по ростовской степи, как их взяли в плен, как раненого отца, который не мог идти, фашисты застрелили на глазах у его товарищей», - все это Мария Терентьевна Селина рассказала старшей дочке, когда та вернулась из школы. Еще говорила, что человек этот прошел и немецкий плен, и наш – советский, такое жесткое время было. И, по его словам, Михаил Селин был писарем при штабе. «В статье указано - пулеметчик. Но я помню, какой у отца был красивейший каллиграфический почерк, хоть на выставку отправляй. Помимо прочего, он был очень грамотным человеком, несмотря на то, что из глубинки. Наверно, в Ачинске он обучался на пулеметчика, вот в документах так и указано», - рассудила дочь Михаила Васильевича.

Вот такие пироги у Томы

Семейство Селиных взволновал приход гостя. Хоть и был печален его рассказ, но все же дети и жена узнали о последних минутах жизни Михаила Селина, о его судьбе. Как рассказала Тамара Михайловна, может быть, мама и плакала, но, когда пришли ребятишки, уже успокоилась. Правда, сразу после ухода сослуживца отца Мария Селина, было, засобиралась на ПМЖ в Ростовскую область, но эмоции улеглись, надо было жить дальше, поднимать ребятишек. «Мама была у нас красавица и умница, хоть и закончила 4 класса, как многие в те времена. В 1942 году мы переехали в Кызыл, и она устроилась заведующей овощным складом в тувинском центральном кооперативе. Сейчас часть складов от него осталась позади универмага «Саяны». Мы частенько ребятишками приходили летом к маме на работу, помню капусту солили в огромных чанах больше двух метров высотой. Потом, наверно, этой продукцией снабжали детские сады, точки общепита. Мама закончила курсы поваров и уже после работала по специальности, она и меня научила готовить», - поделилась Тамара Михайловна. Вспомнила один забавный случай из детства. Однажды мама завела тесто на пироги, начинку сделала картофельную. И наказала дочери испечь, был какой-то праздник. «Ну, я и настряпала в-о-от таких пирогов!» - смеясь, рассказывала моя собеседница, показывая размер чудо-пирогов от кисти руки до локтя. Братья потом часто вспоминали этот ее кулинарный шедевр, приговаривая: «Вот у тебя, Тома, пироги-то были, один съел и уже сыт!». Для неё братья и сестра были все равно что свои дети, Тома готовила на всю семью, так как мама работала. Когда дети семейства Селиных подросли, денег стало не хватать, иногда не на что было купить даже хлеба. И занять денег тоже не у кого. Мама все время пропадала на работе, ее взяли поваром в ресторан, иной раз приносила продукты. Семье выплачивали пенсию за отца и алименты за пятого ребенка – Мария Терентьевна попыталась устроить свою судьбу еще раз, но не сложилось. Несостоявшийся муж платил исправно алименты мукой, для многодетной семьи это было подспорьем. «Мама ведь у нас в 25 лет стала вдовой с четырьмя детьми, конечно, ей хотелось найти опору и поддержку. Помню, я уже училась в педагогическом институте в Новосибирске, приезжала летом на каникулы и устраивалась на работу, чтобы хоть немного исправить бедственное положение нашей семьи», - вспоминала Тамара Бочкарева (Селина). Чем могла, помогала семья отца, директор туранской школы Нина Васильевна и две ее сестры, учительницы. Тамара Михайловна говорит, что если бы не их помощь, то вряд ли она смогла оставить маму с братиками и сестрёнкой и уехать на учебу в другой город. После пятилетнего обучения на естественно-географическом факультете, семь лет жизни Тамара Селина посвятила Самагалтайской средней школе, преподавала биологию, географию и даже химию. В Самагалтае обзавелась семьей. Затем были школы в совхозе Элегест, в Сосновке, вспоминает педагог. Переехав с мужем и детьми в Кызыл, Тамара Михайловна еще 24 года отдала Педагогическому училищу, ныне колледжу. Сегодня ее дочь - продолжатель рода учительской династии.

Спасибо за наших близких!

«Я ведь не только о папе прочитала, но увидела имя Фалалея Ильича Ленского из Сосновки, с дочерью которого мы дружим 60 лет. Позвонила ей, сказала купить срочно газету, там про вашего отца написано!» - рассказывала Тамара Михайловна. С ее слов, о судьбе Фалалея Ленского его семья практически ничего не знала, известий с фронта не было. «Мы же пребывали в абсолютном неведении, никто ничего точно не знал. У Ленских даже фотокарточки отца не сохранилось, чтобы, как наша семья, «встать со своим воином» в ряды «Бессмертного полка». Теперь у них камень с души будто упал. Они знают, что их папа был артиллеристом 228-ой стрелковой дивизии и тоже сгинул в ростовских степях, по документам он числится без вести пропавшим с февраля 1943 года. Оказывается, наши отцы вместе воевали, вот так мы сидели и плакали, каждая на своем конце провода, вспоминая наших отцов», - сказала Тамара Михайловна Селина.

В завершение нашей встречи она заявила, что ей необходимо связаться с автором статьи «Забытая дивизия», чтобы поблагодарить за его труд, за сохранение памяти о родном человеке, отдавшем жизнь за Родину, за своих детей, внуков и правнуков. Скажу спасибо Александру Самойкину и от нашей редакции, и от себя лично за его кропотливую работу по установлению судеб наших земляков, среди которых я нашла и своего двоюродного дедушку Федора Яковлевича Черноусова, уроженца Знаменки (Сарыг-Сеп), воевавшего в рядах все той же «забытой дивизии» и погибшего под Ростовом-на -Дону в окружении в августе 1942 года.

 


Автор: Н. Черноусова
1
0
Комментарии (0)Правила

Чтобы оставить комментарий войдите под своей учетной записью или зарегистрируйтесь