Назад к списку

Тувинские чабаны спасают снежного барса

ОБЩЕСТВО,08.06.2019,393
Тувинские чабаны спасают снежного барса

По словам скотоводов Тувы, которые делят свои пастбища с местами обитания снежного барса, из-за нападения ирбиса они могут потерять до шести десятков голов скота на своих стоянках.

Однако намного больший ущерб чабанам приносят нападения волков. Последствия схожи, но хищники разные. Волк – охотничий вид, численность которого высока, а снежный барс – уязвимый, редкий хищник, сохранить его в Туве – задача не из легких. На далёких от цивилизации высокогорных пастбищах в Бай-Тайгинском и Монгун-Тайгинском кожуунах ирбиса встречают чаще остальных, потому как именно здесь в Туве ареал обитания этой дикой пятнистой кошки.Чтобы не допустить конфликтов между человеком и барсом, WWF России и заповедник «Убсунурская котловина» еще в 2007-2008 годах реализовали проект по защите ирбиса от человека и человека – от ирбиса, путем укрепления кошар. В 2019 году специалисты возродили эту идею. Часть закрытых загонов для скота обветшала, появились новые стоянки и методы защиты скота от хищников.

В долине воют волки

Представители Всемирного фонда дикой природы вместе с журналистами отправились в пресс-тур в далекую Бай-Тайгу на встречу с чабанами - участниками проекта. Нам хотелось посмотреть, насколько эффективны современные решения защиты их жилищ от нападения хищников и как они, в целом, помогают сохранить популяцию ирбиса. Погода здесь интересная. Конец мая, по сути. А в Ак-Довураке лето, в Тэлли и Бай-Тале весна, а в местности Суглаар, что в верховьях реки Хемчик, кажется, мокрая осень. Мы видим, как по зеленой долине между белыми камнями к нам идет чабан Маадыр Хаяжык, чтобы рассказать о своей зимней стоянке, проблемах с хищниками и их решениях. Его стоянка – одна из восемнадцати чабанских стоянок в двух кожуунах, где чаще всего фиксировались нападения на скот. В прошлом году WWF, другие чабаны, организация «Армия Ирбиса» и фонд «Мир вокруг тебя» на зимней стоянке Маадыра отремонтировали кошару и поставили на вентиляционные отверстия сетку-рабицу, чтобы голодный ирбис не запрыгнул внутрь и не загрыз скот. Ведь там, «опьянев» от огромного количества доступной пищи, ирбис на азарте добудет и зря ранит огромное количество коз и овец. После чего, будучи не в силах выбраться обратно через отверстие в крыше, мирно уляжется в кошаре и будет ждать. А наутро хозяин откроет дверь и увидит последствия ночной бойни, и уж тогда реакция чабана будет вполне понятна – он, скорее всего, убьет кошку. Такие случаи не выдумки, они уже были и не редко. Маадыр Хаяжык живет у подножия скалы, и иногда она осыпается. У него сейчас четыреста голов мелко рогатого скота, двадцать лошадей и двадцать коров. Это его родовое стойбище – он живет здесь с самого рождения и, как говорит, барса видит постоянно - минимум два раза в год. Последний раз, совсем недавно, ирбис лежал на заснеженной скале прямо над кошарой и наблюдал за барашками, которые смотрели на него из-за деревянной изгороди, тут рядом. У Маадыра нет ружья, он не охотится и не убивает хищников, хотя каждый день гоняет свой скот пастись через перевал на много километров, где, в случае чего, ему помогают его собаки. Ночами в долине Суглаар воют волки и крадутся под окнами домика чабана. В ночь перед нашим приездом они утащили совсем молодого жеребенка и загрызли в лесах, даже останков не найти. Но это из открытого загона. Сетки, защищающие отдушины в кошаре от хищников, работают отлично - животные чабана там остаются целыми.

Эффект бабочки

По закону природы, в этой самой природе хищника не может быть больше, чем тех, кем этот хищник питается. Снежный барс, который обитает у нас в России, в основном, в трех регионах – Тува, республика Алтай и Бурятия – питается местными горными козлами и баранами. Но если пищи в природе становится меньше, барс адаптируется. В пищевую цепочку вмешиваются браконьеры, и численность диких рогатых круто сокращается, а это значит, что ситуация с численностью барса становится еще печальней. Подобная конкуренция человека и дикой кошки вынуждает последнюю «переключаться» на мелких грызунов и даже искать пропитания в тех местах, куда в обычной ситуации она никогда не пойдет. Например, к человеку. В феврале этого года эксперты насчитали в России шестьдесят пять особей снежного барса, двенадцать из которых гуляют по просторам Тувы. Цифры эти до некоторой степени условные, потому как понятно: барсов трудно найти в горах, да и подсчет проводится только локально – по районам, отдельным ареалам обитания хищника. В Туве, допустим, считали барса только в Бай-Тайгинском и Монгун-Тайгинском кожуунах – там, где конфликт между чабанами и ирбисом выражен особо ярко. Старший координатор проекта Алтая-Саянского отделения WWF Александр Карнаухов говорит о последствиях, которые могут за собой повлечь исчезновение снежного барса: «Если не брать во внимание вмешательство человека, сценарий может быть примерно такой. Снежный барс исчезает, далее популяция диких копытных, на которых он охотился, станет расти. Вскоре их численность увеличится настолько, что болезни, которыми эти животные болеют, перейдут в эпидемию, а после она приведет к вымиранию. А значит не будет потом и пастбищ - траву нужно скашивать, иначе она разрастется. Если ее не будут жевать травоядные, огромные участки полей и лесов просто погрязнут в сорняках и болезнях. А уже потом, лет через пятьсот, изменения коснутся ландшафта – исчезнут леса, пересохнут реки. Все изменится. Эффект бабочки».

За рекой, у горы живет она...

Между двух рек, в местечке Оваа, окруженном стенами гор, мы ночуем в палатке и слышим шелест крыльев в ночи – летучие мыши. Здесь волки не редкость, но эта ночь для нас спокойна – уж очень долго шумел наш бензиновый генератор. Второй лагерь чабанов в трех-четырех километрах от нашей стоянки – местность там крутая, нужно пересечь гору, степь и спуститься к реке, которая бушует холодным потоком, поэтому форсировать ее вброд опасно – мы идем к деревянному мосту еще в километре ниже по течению. Чечек Калдар-оол встречает нас у своего зимнего домика в уютном месте под горой. Тут сутками грохочет река. Не думаю, что зимой она застывает, но здесь до сих пор на берегу лежит лед. В прошлом году Всемирный фонд дикой природы снарядил Чечек четырьмя специальными ультразвуковыми аппаратами, которые реагируют на движения и начинают истошно пищать и светиться, если кто-то попадет в их угол обзора. Чечек Калдар-оол на этой стоянке уже больше тридцати лет – с тех пор, как вышла замуж за чабана. Муж умер десять лет назад, она осталась с двумя детьми, но ситуация с ними тяжелая – оба инвалиды. Старший сын отморозил ноги в тайге несколько лет назад и теперь все время находится в чабанском домике. А младший потерял глаз. Женщина вынуждена сама гонять скот ежедневно, но следить за ним теперь легче. Обновленные с прошлого года кошары и ультразвуковые отпугиватели помогают Чечек сохранять скот от хищников. Снежные барсы здесь уж совсем не редкость, и до 2017-го года они грызли овец ежегодно, сейчас уже нет, потому что, услышав ультразвук отпугивателя единожды, они запоминают его на всю жизнь.

Пять направлений спасения ирбиса

Решают эту проблему по принципу «win-win», то есть и скот защитить, и барсу помочь, говорит Лариса Буянтуева, руководитель благотворительного фонда «Мир вокруг тебя», который уже несколько лет поддерживает природоохранные проекты по охране ирбиса в России. Сейчас проблему сохранения барса в Туве решают по нескольким направлениям. Это укрепление кошар и загонов сеткой-рабицей и электрическими изгородями. В соседней Монголии, например, используют метод регулирования пастбищ – то есть предоставление чабанам территории земли, где снежного барса нет. Возможно, охранять скот поможет тувинская овчарка – полудикая собака, которая, как и хищники, имеет свою территорию и защищает ее. Ультразвуковые отпугиватели и страхование скота – одни из перспективных методов, по мнению WWF.

Электрическая изгородь у Трех Холмов

На зеленых вершинах расположилась весенняя стоянка Адыг-оола Салчака, который сейчас живет здесь с племянником, но через пару дней все они переедут к подножью горы Мунхулик, где сарлыкам будет прохладней, но и диких кошек намного больше, чем здесь. Вниз по склону мы видим около трех сотен этих длиннорогих мохнатых красавцев, которые пасутся в степной фата-моргане и смотрят на нашу машину с недоверием и интересом.Это стадо часто видит хищников. В основном, волки пытаются утащить телят, но и снежные барсы сюда заглядывают постоянно. Чтобы защитить сарлыков, здесь вдоль ограждений загона натянули электрическую изгородь, мощность которой можно регулировать, в любом случае, силы тока не хватит, чтобы убить животное, но будет достаточно, чтобы его испугать на всю жизнь.

Из окон своих стоянок – весенней и летней – Адыг-оол Салчак часто видел, как работает изгородь. И она, по его словам, справляется отлично.

 


Автор: Владислав Константинов
3
0
Комментарии (0)Правила

Чтобы оставить комментарий войдите под своей учетной записью или зарегистрируйтесь