Назад к списку

Мы все любим снежного барса

ОБЩЕСТВО,07.06.2019,303
Мы все любим снежного барса

Биосферный заповедник проводит фестиваль «День снежного барса». Из года в год, регулярно, систематически. В нем участвуют дети из приграничных кожуунов, дети из Монголии, вообще любые дети из Тувы, где лежат кластеры заповедника, где водится снежный барс. Каждый фестиваль был интересен по-своему. Но сейчас, как кажется, сотрудники заповедника превзошли самих себя. Или на следующий год сделают еще лучше?

Сначала поздравления

Обычно поздравления публикуют в конце материала, и тогда мы пишем – редакция присоединяется… и так далее. Но давайте сейчас с них и начнем. Точнее, с него. С одного поздравления одному человеку. Заместитель директора по науке Сергей Куксин защитил свою работу и получил ученую степень кандидата биологических наук. Сфера его интересов, как и тема кандидатской, «Экология снежного барса». Владислав Канзай сказал, что «Александр Николаевич у нас главный человек, который защищает снежного барса». Тут раздаются бурные аплодисменты, мы присоединяемся к поздравлениям. И готовимся к очень неприятной для нас ситуации. Потому что первым, вне конкурса, выступал монгольский коллектив.

Да. Стыдно

Спектакль монгольских детей начался просто: на сцену вышли двое подростков в абсолютно одинаковых костюмах – они оба «снежные барсы». И один говорит другому: «Здравствуй, мой русский друг!» Сначала показалось, что это смешно. Да, одни ирбисы живут на территории России, другие – на территории Монголии, и да, они на одно лицо. Но уж как-то забавно выглядело. А потом стало не смешно. «Монгольский барс» спрашивает «русского барса», каково ему живется. А «русский барс» говорит, что плохо, что тут все стреляют. После маленького спектакля ребята-монголы выстраиваются вдоль сцены и громко говорят по-русски: «Мы тебя любим, ирбис!» Потом специально уточняю, у нас что, по сравнению с Монголией, действительно все плохо? Оказывается, да. Монголы действительно уже долгое время никогда (никогда!) не охотятся на барса. Сказали: нельзя, вот и не охотятся. Ну а если ирбис и утащит какую-нибудь овечку, или две – так пусть ест на здоровье. Снежных барсов беречь и охранять надо. И вообще стараться не охотиться в тех местах, которые облюбовали себе ирбисы. А у нас почему-то так не получается. Стыдно.

Слезы были не только у Канзая

Когда подводили итоги конкурса, Владислав Канзай сказал, что несколько раз ему понадобился носовой платок – выступали слезы во время постановок. Не у него одного были слезы. Весь зал переживал очень. В спектакле, который показали дети из Тээли (Бай-Тайга), погибли все барсы. И никакого чуда не произошло – охотники убили всю семью и сняли шкуры и со взрослых ирбисов, и с детенышей. «Сняли шкуры» - просто, с лежащих актеров стянули верхние пятнистые костюмы. Может быть, дети еще не понимают, как это страшно. Но только представить: вот к вам в дом заходят люди с оружием (может быть, вы живете на оккупированной территории, а эти люди – фашисты). Вы понимаете, что сейчас вас и ваших детей убьют. Сопротивляться – не в состоянии. Бежать – некуда. Вы просто видите, что вас идут убивать. А ведь звери примерно то же самое и чувствуют во время охоты. Было несколько таких детских постановок, которые породили эмоции совсем не детские. Переживали члены жюри – Светлана Мунзук и Биче-оол Майны, переживали дети, переживали гости фестиваля.

Если гора не идет к человеку… то сделаем ее сами

Нынешние дети – очень интересный народ. Может, кое-где им и помогали взрослые, но и сами они очень креативны. Как легко сделать макет горы на сцене? Очень просто: набрасывают синюю ткань на стулья и сверху – небольшой кусок белой ткани, может быть, салфетка, может быть, кадак. И перед нами появляется не то обобщенная заснеженная вершина, не то конкретно Ак-Баштыг – гора в Монгун-Тайге. Девочка из Кара-Холя в спектакле говорит: «Нам нельзя охотиться на снежных барсов, мы можем только фотографировать их». И при этом делает машинальный и уже привычный жест селфи. А не так, как снимают с фотоаппарата. Тес-Хемские дети поставили историю, рассказанную старожилами: «Жили были старик со старушкой…» Ну правильно ведь! «Старуха» - как-то грубо звучит, а старших надо уважать. Кстати, старик со старушкой «усыновили» детенышей барса, тигра, манула и кошки, которых нашли под елкой. И в целом это очень интересная и поучительная история. Главная мысль – нельзя проливать кровь, человек не должен проливать кровь на землю. А кошка приспособилась жить с людьми, потому что проглотила мышку, не пролив ни капли крови. Некоторые дети поражали юридическими познаниями, без запинки объясняя, какие санкции предусматривают статьи уголовного кодекса за убийство барсов.

Никаких «победила дружба»!

И еще, чем очень нравится работа сотрудников заповедника, что они разрешили этот вечный вопрос: как определять победителя, чтобы другим детям было не обидно. Обычно говорят: «победила дружба». Ничего похожего в «Убсунурской котловине» не было. Есть три коллектива-победителя. Они получили грамоты за первое, второе и третье место. И все дети, из всех коллективов, получили шикарные подарки. Это были какие-то беспроводные наушники, которые позволяют пользоваться интернетом. Не очень понятно, но все дети поняли, что это и как ими пользоваться. Небольшие подарки сделала командам монгольская делегация. Впрочем, какие-то сувениры они давали всем. Автору данной статьи, например, достались красивый блокнот и настольный календарь с потрясающими фотографиями: на майской страничке - снежный барс в ночи, на июньской – мрачный манул. Александр Куксин тоже получил подарок, за свои достижения. Ему досталась самая красивая поделка со снежным барсом. Конкурс таких поделок прошел накануне.Снежный барс, мы тебя любим не только один день в году! Прости за то, что среди нас попадаются негодяи, и ты вынужден мигрировать к своим братьям в Монголию. Но без тебя горы Тувы осиротеют.

 

 


Автор: И. Вечорко
0
0
Комментарии (0)Правила

Чтобы оставить комментарий войдите под своей учетной записью или зарегистрируйтесь