Назад к списку

Новый вид рыбалки, или Как мы «ловили» сети

ОБЩЕСТВО,28.05.2019,357
Новый вид рыбалки, или Как мы «ловили» сети

Приятно посидеть на берегу с удочкой. Но надо знать некоторые секреты, чтобы рыбалка прошла удачно – возвращаться домой с пустыми руками как-то печально будет. Полезно и другое занятие – вылавливать поставленные браконьерами сети. Но тут тоже нужно знать секреты и разные хитрые приемы, а то ни одной сети не выловишь. Кто знает эти секреты и как вылавливать сети – об этом читайте ниже.

«День без сетей»

Семнадцатого мая во всех регионах России прошла масштабная экологическая акция «Всероссийский день без сетей». В ней приняли участие сотрудники рыбоохраны, рыболовы-любители, представители общественных объединений, средств массовой информации и других организаций. Цель акции - изъятие из водоемов брошенных, бесхозных, незаконно установленных орудий лова. Впрочем, нет, это – не цель, а скорее средство достижения цели. Такими же средствами можно считать очистку водоемов, выявление нарушителей и прочее. А цель – сделать так, чтобы больше было рыбы.

В Туве акция прошла на озере Чагытай. Организаторы акции – сотрудники Рыбнадзора. Рыбнадзор – это коротко, полностью название звучит куда длиннее: Отдел государственного контроля, надзора и охраны водных биоресурсов по Республике Тыва Енисейского территориального управления Федерального агентства по рыболовству. Но каждый раз писать такое решительно невозможно, поэтому будем оперировать коротким названием.

Итак, в числе организаторов акции Уран-Даш Хапыр-оолович Ооржак – начальник отдела, Сергей Удрек – старший госинспектор этой организации, и старший госинспектор Дирекции по особо охраняемым природным территориям Кежик Конгар. В числе участников – активисты Общероссийского народного фронта и представители СМИ.

Ну, раз уже познакомились, пора лезть в лодку и искать сети, которые браконьеры поставили на озере. Кстати, почему именно браконьеры? Во-первых, потому что на этом озере сетями ловить никому нельзя, только одному человеку, с которым заключен госконтракт на вылов рыбы. А во-вторых, потому что сейчас ловить вообще нигде нельзя. По новому закону, с 20 апреля по 20 июня запрещена добыча всех водных биоресурсов. Ловить можно только на удочку и только в черте населённых пунктов. Логику понять сложно – а как же рассвет над озером, дым костра, уха и прочее, если ловить только в городе? В чем смысл? Но закон – это закон. А нарушителей правил охоты или рыбалки принято называть браконьерами.

Все же смысл у закона есть, и это не только рыбалка в городе. Дело в том, что у рыбы - нерест. Икра – это вкусно, но чтобы рыбные запасы восстановились, ей нужно дать пожить спокойно. А то ведь мы скоро не то что без икры – без рыбы останемся.

Два рыбака или стратегическая хитрость?

По старинке, да и сейчас это возможно, основной прием выявления сетей – поиск большого «поплавка». В Туве это – чаще всего пластиковая бутылка. К ней привязывают сеть (чтобы потом самим ее найти). Увидеть плавающую бутылку на озере не очень легко, но и не сложно. Впрочем, корреспондент газеты «Плюс Информ» увидела бутылку, когда на нее явно показали.

Ладно, действительно дело нехитрое. Подплыли на лодке к бутылке, стали вытягивать сеть. Сеть, надо сказать, дрянненькая, китайского производства. Ячеи маленькие – тут даже мальку не сбежать. Но сеть не только дрянная, но и драная – достаточно большие прорехи.

Тащат эту сеть, тащат – конца и края нет. По удивлённым возгласам сотрудников Рыбнадзора в лодке понимаю, что она действительно на редкость большая. Ладно, и вот она оканчивается… а к ней другая такая же привязана! Тянем-потянем, вытянули сетку. И одного леща в ней. Леща выпустили, пусть себе плывет. И стали искать, нет ли еще сетей.

И вот тут увидели (сотрудники увидели и потом показали) другую сеть. Большого «поплавка» не было видно, а вот длинную нить небольших белых пробковых поплавков заметить в озере непросто. Это были сети намного лучше. Крепкие, новые, без дыр, ячеи более крупные. Да и грузила впечатляли – какие-то запчасти от автомашины.

Вот интересно, на озере ставили сети два браконьера - один бедный и один богатый, или это был один человек, который дешевую драную сеть сделал более заметной, рассчитывая, что, найдя ее, инспекторы прекратят поиски, и его хорошая сеть сохранится?

Тем более, что новая сеть тоже была очень длинной, и к ней тоже была привязана вторая сеть, а потом – новый узел – и пошла третья сеть… Рыбы в нее попалось немало, и её не стали сразу выпускать, решили сначала продолжить поиски. Но не судьба, поднялась буря, хотя откуда бы ей взяться на небольшом озере, начался ветер и пошел снег. Сказали, что надо скорее плыть к берегу, а то потом будет сложно это сделать.

На берегу разрезали сетку, чтобы освободить рыбу. Живую – отпустили обратно. Ну и на этом ловля сетей окончилась. Все пошли в гости к человеку, который имеет право рыбачить на озере. А почти полкилометра сетей остались пока на берегу.

А Стерлигов не смог!

Эксцентричный миллионер Герман Стерлигов одно время пытался жить «на земле», считал, что дети должны получать домашнее воспитание, а мужчины не должны бриться, и все будут жить в мире и согласии с природой. В общем, это была какая-то странная игра, которая длилась больше десяти лет. Согласия с природой он, видать, так и не достиг, несмотря на то, что не брился.

Анатолий Геннадьевич Молчанов, похоже, достиг большего успеха, хотя и не заработал стерлиговских миллионов. (Но тот разбогател на первой в России товарной бирже, а сейчас к тому же поддерживает националистические организации, так что он нам вообще не пример.)

Анатолий Молчанов живет на берегу Чагытая уже 12 лет. Построил дом со всеми удобствами: тут и отопление, горячая и холодная вода, и душевая кабина. У него трое детей, и жена Юлия Георгиевна со всеми занимается дома. Для этого она прошла курсы повышения квалификации учителей. Занятия идут совсем не плохо, и старший сын учится намного лучше большинства ровесников. В город они ездят, чтобы сдавать экзамены. Учителя школы могут удостовериться, что занятия идут, и дети получают полноценное образование.

Может, это несколько сложно, зато дети живут совсем уж на природе. Озеро, лес, свежий воздух. А если возникнут проблемы со здоровьем? Из Бай-Хаака «скорая» приедет примерно за полчаса. Наверное, если бы чабанам не надо было бы кочевать, они могли бы обустраивать такие кыштаги. И не было бы нужды в интернатах, если бы матери могли сами давать детям полноценное, хотя бы начальное, образование.

У озера жизнь прекрасна! Но только со стороны. Проблем на самом деле много. Озеро засоряется лещом. По квоте Анатолий Молчанов должен добывать: 20 тонн леща, две тонны пеляди, одну тонну – щуки. Реализовать пелядь – не проблема, рыба вкусная. А кто будет покупать леща, если есть возможность купить хариуса или ту же пелядь?

Некоторые государственные органы (не будем сейчас говорить какие) обещали помочь с реализацией. Но похоже, забывали о леще, как только уходили с важных заседаний. Сам Молчанов о них не рассказывает, вот и мы не будем, пусть им просто так стыдно будет.

Куда девать сети?

Вот они сейчас лежат на берегу. А дальше? Тут есть юридические и терминологические тонкости. Эти сети, которые сейчас на берегу, – называются изъятыми. То есть, мы вроде бы не выловили их, а провели изъятие у неустановленных лиц. Потом оформляют акт об административном правонарушении. Дело передают в суд. Суд решает вопрос о конфискации, даже если самих браконьеров не поймают. И сети будут уже не просто изъятыми, но и конфискованными. А потом принимается решение либо об уничтожении, либо о передаче их в Росимущество для реализации.

Вряд ли эти браконьерские сети кому-то могут понадобиться, поэтому их, скорее всего, уничтожат. Но только по решению суда.

Ну вот, акция закончилась, да и снежная буря прекратилась, пора ехать домой. Есть чувство хорошо выполненного долга? У активистов ОНФ – есть. А у сотрудников Рыбнадзора? А для них – это даже и не акция. Это – обычная ежедневная работа. В Туве – 15 тысяч водоемов: рек и озер. Сотрудников – шестеро. Конечно, они не одиноки в своей работе, им помогают егеря, сотрудники Охотнадзора и Дирекции ООПТ, сотрудники заповедника «Убсунурская котловина» и другие. Конечно, всегда можно рассчитывать и на помощь полиции. Работы хватит всем.

Сотрудники Рыбнадзора говорят, что они настоящие патриоты своей родины, они хотят сберечь природу Тувы. Это относится ко всем, кто работает в природоохранных органах. А вот браконьеры… У них ведь нет родины. Схватить, поймать, убить, продать животное или рыбу – вот и всё. А что дальше будет в Туве, им безразлично.

Ну да, акция прошла, работа продолжается, а там посмотрим, кто победит – браконьеры или патриоты. Хотелось бы, конечно, чтобы патриоты. Но для этого надо им помогать. А как помогать и что вообще они делают – это уже материал для следующих публикаций.

Помогала вылавливать сети (точнее, сидела в лодке и наблюдала) 


Автор: И. Качан
0
0
Похожие статьи

Комментарии (0)Правила

Чтобы оставить комментарий войдите под своей учетной записью или зарегистрируйтесь