,
Партнеры

  
abakan_build
  
bastion
  
stroimaster
  
  
Мы в соцсетях



Заметили ошибку?

Выделите мышкой часть текста
и нажмите

Система Orphus
Сайт газеты “Плюс Информ” » Республика Тыва » Сержант артиллерии Вера Рахтина


Сержант артиллерии Вера Рахтина

 (голосов: 0)

Сержант артиллерии Вера РахтинаСегодня во многих организациях Тувы трудятся дети, внуки, правнуки участников Великой Отечественной. Ежегодно в строю «Бессмертного полка» потомки с гордостью проносят портреты своих отцов, дедов и прадедов. Сотрудники Отдела Росгвардии по Республике Тыва 9 мая присоединились к шествию потомков героев страны.

Среди них Александр Зорькин, начальник Отдела вневедомственной охраны по г. Кызылу войск национальной гвардии России по Республике Тыва – внук Рахтиной Веры, сержанта 84 отдельного зенитного артиллеристского дивизиона. 

Рахтина Вера Харламовна, родилась в августе 1921 годе в деревне Зиново недалеко от Петразаводска в крестьянской семье. Начала работать с 14 лет, трудилась везде, где было по силам, по возможности нужно было помогать семье. И вдруг в один прекрасный день все рухнуло. Сообщили по радио, что Германия напала на Советский Союз, объявила войну.

Из воспоминаний В. Рахитиной, май, 2006 год: «В этот же день парней мобилизовали на фронт, нас, девушек, через неделю отправили на финскую границу рыть окопы, где мы пробыли весь июль. И вот тогда я поняла, что такое война, узнала холод, голод, страх перед бомбежкой и потерями друзей. Мне было 19 лет. Я работала в магазине продавцом. В те годы нас не учили в техникумах: три месяца - и продавец. В августе мы работали на своей станции, строили бомбоубежища и около мостов делали противотанковые рвы для сохранения мостов. В начале сентября стали прилетать самолёты и бомбить, и началась эвакуация детей и стариков. Петрозаводск уже горел. Людей грузили на баржи и везли по озеру. А немцы их топили. Увозили на лошадях. Наши сами уничтожали, что могли, чтоб не досталось немцу. Тогда строения были из дерева. Мы с отцом уходили вместе с отступающей армией с котомочкой за плечами. Шли 120 км до Медвежьегорска, там нас погрузили в эшелон и через Беломорск привезли в Архангельскую область. И там мы встретились со своими родными. В 1942 году младший брат со школьной скамьи ушел на фронт в марте, а погиб в сентябре - пришла похоронка. В то время все четыре брата были уже погибшими. И вот 3 января 1943 года принесли мне повестку идти на фронт. В 1943 году мужчины шли на войну из училища и студенты служить Отечеству. Можно сказать дети…»

Вера Рахтина прибыла в Архангельск, на сборный пункт. Со станции Плесецкой, начальник штаба 84-ого отдельного зенитного артиллерийского дивизиона вместе с Верой собрал 16 человек, и привез в военную часть на станцию Исакогорка. Для новобранцев подготовлены были 37-миллиметровые автоматические орудия. На следующий день приехали парни. Пять дней продержали на карантине, дали отдохнуть, сводили в баню, помыли, обмундировали в мужскую военную форму, подстригли под мужчин, и началась их военная, беспокойная жизнь.

Из воспоминаний В. Рахтиной, май, 2006 год: «Стояли мы на аэродроме, должны его охранять от бомбежек, потому что Архангельск тоже был точкой войны. Все караваны из Америки шли через Архангельск и английские бомбардировщики садились на наш аэродром для заправки. Учились стрелять, ползать по-пластунски, винтовку изучали: надо было уметь разобрать и собрать ее, научиться пушку ставить в боевое положение за 25 секунд. Нас тогда хорошо погоняли, не давали покоя. Землянки копали для жилья, склады, баню, столовую. Земли перекопали множество, и в то же время надо было за небом следить, чтоб не прилетел враг и не разбомбил».

В 1944 году дивизион тронулся с места, поехал ближе к фронту, на Третий Белорусский, где командовал 76-ой армией маршал Черняховский. Когда юных солдат везли по стране, они с болью смотрели на разрушенные города. На пути были бои, в Смоленске стреляли прямо с эшелона. Доехали до Каунаса, путь прервался из-за взорванного моста через Неман. Все вооружение, боеприпасы везли по понтонному мосту и Веру Рахтину с его однополчанами поставили охранять мост. При бомбежке однажды Веру контузило, она попала в госпиталь, но врачи быстро поставили е на ноги. Когда поставили настоящий мост, артиллеристов повезли на машинах вместе с пушками в Восточную Пруссию. Город, где проходила граница с Каунасом, был сметен с лица земли, стояли только печные трубы. Приехали и снова надо копать себе жилье - землянки. Но только одна земля, без дерева как медвежья берлога. Батарея охраняла узловую станцию, тут приходилось стрелять по наземным целям, и винтовки шли в ход часто. И тут Веру ранило, досталось по ногам, снова госпиталь, скоростная реабилитация.  Когда дивизион подошел близко к Кёнигсбергу, бои шли и днем, и ночью.  После падения города советские артиллеристы снова получили приказ грузиться в эшелон. Куда повезут, неизвестно. 7 мая шла погрузка орудия. Вера Рахтина и ее подруги остались на позиции ждать сигнала.

Из воспоминаний В. Рахтиной, май, 2006 год: «В четыре часа утра поднялась кругом стрельба и крики «ура!». Весть пришла, что кончилась война. Долгожданную Победу встречали в слезах радости и счастья, обнимались. Я по сей день плачу о своих дорогих братьях, погибших на поле битвы. В этот день не поехали, разгрузились на свою позицию. Встретили день Победы, командир раздобыл по 100 грамм. Потом, когда справили Победу, как будто и не война, а ослабевать нельзя свою бдительность, враги еще не уснули. Разделили наш дивизион по батареям, и поселили в один большой дом.  В такой обстановке прожили май, июнь и половину июля. Охраняли позицию и работали в поле. В июле девушек демобилизовали домой. Нас собрали со всей Восточной Пруссии на сборный пункт, разобрали по вагонам, снабдили продуктами на месяц, и мы поехали по домам. В больших городах нас встречали с оркестром и горячим обедом. Домой я ехала с мыслью, что буду куда-нибудь поступать учиться, но я забыла про учебу, когда увидела своих родных. Накормила их досыта, заплатила их долги, дома не было даже кружки для чая. Я сразу пошла работать, отдыхать было некогда. Мне пришлось два года ходить в своей форме и кирзовых сапогах. Тогда было трудно что-то купить, надо большие деньги. В солдатах я тоже не заработала орденов, не украсила свою грудь медалями. Но отслужила я честно и благородно все четыре года войны - моя совесть чиста...»

Вера Рахтина устроилась в Архангельской области работать в овощехранилище, принимала от колхозников госпоставки. Чрез месяц она заведовала зерновым складом. Машин тогда не было, работали на лошадях и быках. Мужчин вернулось с войны мало. За дровами в лес, за сеном, и лошадь запрячь, и быка захомутать - все делали сами женщины.

В 1950 году Вера Харламовна вышла замуж за уроженца Тувы, который привез ее в через три года на родину. С тех пор Вера Зорькина (Рахтина) и жила в географическом Центре Азии. Вера Харламовна всю свою жизнь работала в общепите, в сельском хозяйстве. Последние годы трудовой деятельности ее прошли в геологической службе, где она работала швеей. Умелые руки Веры Харламовны шили палатки и другие тканевые принадлежности геологов. Ушла из жизни Вера Зорькина в 2010 году, оставив после себя сына, внуков и правнуков.

У Веры Харламовны осталась не полученной медаль «За Победу над Германией». По приезду в Туву обращалась в военкомат, но, оказалось, что поздно. Фотографий военных тоже нет, потому как своего фотографа в батарее не было. Однако остались бесценные воспоминания о жизни артиллеристов в годы войны, которые Вера Харламовна, бережно хранила и передала своим потомкам.

В День Победы сержант 84-го отдельного зенитного артиллеристского дивизиона Вера Рахтина пройдет в рядах Бессмертного полка героев России…

 

Пресс-служба Отдела вневедомственной охраны Росгвардии по Республике Тыва 

 


Интересный материал? Поделитесь им с друзьями!



Похожие новости:

  • Тувинский Георгий Победоносец
  • Криминал за неделю
  • Дембельский альбом Тувы
  • Социальные комментарии Cackle