,
Партнеры

Фапик
  
  
bastion
  
stroimaster
  
  
Мы в соцсетях



Заметили ошибку?

Выделите мышкой часть текста
и нажмите

Система Orphus
Сайт газеты “Плюс Информ” » Республика Тыва » И вновь об оленях. И о народах


И вновь об оленях. И о народах

 (голосов: 0)

В Туве олени остаются камнем преткновения и социальной, и национальной политики. Если ситуация в корне не изменится, то скоро их не будет. Не будет оленей, не будет и самобытного народа – тувинцы-тоджинцы, в чьих жилах течет кровь в основном не тюрков, а самодийцев.

Только похвастаться?

И вновь об оленях. И о народахОднажды я услышала очень странную угрозу: «Если ты будешь делать то-то (или не будешь делать того-то?), то не называй меня больше своим одноклассником». В общем, смысл был таким, что если один человек не хочет помогать другому человеку, то нечего и демонстрировать их некоторую общность.

Если бы олени могли говорить, они бы сказали то же самое: если вы не хотите помочь нам существовать, то перестаньте хвастаться, что мы у вас вообще есть. Это же расхожие фразы о Туве, мол, у нас тут рядом могут ходить северные олени, южные верблюды и высокогорные яки. Да, могут рядом ходить. Но без новых и вполне конкретных мер вскоре перестанут.

Причем, сарлыков и верблюдов содержать проще. Они живут в степи, верблюдов вообще можно в загонах держать. Да и яки особенно не разбегаются. Иное дело – олени. Существа гордые и самовольные. Бродят по тайге (в отличие от своих тундровых сородичей) и по зову не прибегают. Корова может вечером прийти с пастбища домой и лечь около дома. А за оленями надо еще побегать.

Конечно, оленеводам сейчас взялись помогать. Вот, этой весной даже выделили десять снегоходов. А как их делить, чтобы без обид? Предположим, что некто выделит чабанам-овцеводам десять тракторов. Или десять вездеходов – неважно. Представили реакцию всех чабанов Тувы? Драться за них, что ли?

И вновь об оленях. И о народахОленеводы драться, конечно, не стали. Снегоходы взяли, сказали спасибо и постарались их как-то распределить. Но как ни дели – обиды остаются.

Интересно и насчет выплат. Сказали: мы вам даем выплаты на каждого оленя, а вы их пока не забивайте, пусть они размножаются. И конкретные суммы субсидий: из регионального бюджета 1200 рублей, из федерального - 300 рублей на одну голову.

Предположим, что у одной семьи 50 оленей. Это в среднем так, хотя бывает и меньше, и немного больше. Значит, в год эта семья получит 75 тысяч рублей. По 6250 в месяц. Только выделяют их раз в год. На эти деньги надо многое закупить, ведь условия жизни в тайге совсем не такие, как в городе. И еще учтите, что это – на семью, а не на одного человека. Конечно, если надо собрать ребенка в школу, хочешь-не хочешь, но придется продать несколько оленей на мясо.

В Якутии все дело решили гораздо проще: оленеводы получают зарплату – в среднем 22 тыс. рублей, ежемесячное пособие детям оленеводов в размере 12 тыс. рублей до достижения ими четырнадцати лет. Есть и субсидии - 5000 рублей за одну голову прироста маточного поголовья. К тому же там проще работать – олень в тундре и олень в тайге требуют разного внимания.

Пересчитали оленей и - на форум

И вновь об оленях. И о народахВ ноябре решили посчитать оленей. Дело это трудное, затратное и почти невыполнимое. Олени не сидят на месте, на свист не прибегают, если гуляют по тайге, то им как-то абсолютно фиолетово, что их считают.

Но вот – надо считать, чтобы определить количество субсидий.

Добираться до стойбищ оленеводов трудно. Даже «Уралы» идут парами, чтобы подстраховывать друг друга. Конечно, без происшествий не обошлось – одна машина застряла, расколов лед, стала буксовать в речке. Другая начала ее вытягивать. Потом другая застряла.  На всё-про все уйдет день, а то и два.  На одной из стоянок нашли 20 оленей, хотя хозяин уверен, что их больше сорока. Предложил пожить здесь, подождать. Но так всю зиму придется считать и пересчитывать.

А когда всех сосчитали, Светлана Демкина – председатель ассоциации общин тувинцев-тоджинцев «Тос Чадыр» («Берестяной чум»), отправилась на Международный арктический форум «Дни Арктики в Москве». Мероприятие многоплановое – тут и парламентские слушания, и последовавший за ними вводный курс Арктического Совета.

Не только в Туве обеспокоены жизнью коренного народа и развитием оленеводства. Потому что в основе и той и другой проблемы лежит третья – земля. Та самая земля, на которой живут коренные малочисленные народы севера, та самая земля, на которой пасутся их олени. И та самая земля, в недрах которой лежат разные полезные ископаемые.

На парламентских слушаниях «О законодательном обеспечении защиты исконной среды обитания и традиционного образа жизни коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ» Григорий Ледков, зампред Комитета по делам на­циональностей, сказал, что в Госдуму в ближайшее время будут вносить законопроект о земле, на которой проживают коренные народы. Права коренных малочисленных народов закреплены в Конституции РФ и трех профильных законах, при этом нормативная база постоянно совершенствуется. Но вот с землей пока немного тормозят.

Со слов Ледкова: «Сейчас мы работаем над методикой исчисления убытков и компенсационных мер в случае изъятия земель под какие-то виды промышленных, государственных или муниципальных нужд, сегодня мы хотим, чтобы были единообразные меры компенсационных мер и методики исчисления ущерба при изъятии данных земель».

В парламентских слушаниях помимо депутатов Госдумы приняли участие зампред Комитета Совфеда по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера Александр Акимов, Председатель Комиссии Общественной палаты РФ по развитию социальной инфраструктуры, местного самоуправления и ЖКХ Игорь Шпектор, представители коренных малочисленных народов, региональных законодательных собраний и Арктического совета.

Арктический совет

И вновь об оленях. И о народахТува далека от Арктики, но проблемы у нее те же. Арктический совет создали в 1996 году по инициативе Финляндии, изначально видевшей главной его целью сохранение уникальной природы северной полярной зоны.

Согласно официальному сайту Конференции парламентариев арктического региона, сейчас основными направлениями ее работы считаются вопросы арктических перевозок, образовательной и исследовательской политики, улучшения условий жизни коренного населения и проблемы климатических изменений.

Постоянные члены Совета – «восьмерка» арктических стран: Россия, Канада, Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия, Швеция и США. Но есть и другие постоянные члены Совета, без которых вообще нельзя принимать серьезные решения, это - организации, представляющие интересы коренных народов Арктики: Международная ассоциация алеутов, Арктический совет атабасков, Международный совет гвичинов, Циркумполярный совет инуитов, Ассоциация коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации и Совет саамов.

Ассоциация общин тувинцев-тоджинцев «Тос Чадыр», председателем которой является Светлана Демкина, входит в Ассоциацию коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока.

Проблемы нерешенные. И нерешаемые?

Говорят, что такого количества представителей коренных малочисленных народов Севера одновременно в Госдуме еще не было никогда. Приехали лидеры эвенков, эскимосов, алеутов, ханты, ненцев – всего представители 40 народностей.

Впечатлений, конечно, море. Один только Эрасмус - вождь племен атабасков чего стоит. Но это – экзотика. А решать надо жизненные проблемы. Проблемы земли.

Григорий Ледков подчеркнул, что работа над поправками в соответствующее законодательство продолжается, «чтобы все наши оленеводы, охотники на своих родовых местах имели возможность не только там быть, но и вести традиционные виды деятельности, которые сегодня являются жизнеобеспечением».

Но насколько это реально? Если в недрах находят нечто, неважно что, но очень нужное, про права коренных жителей мгновенно забывают.

Хотя, не все, конечно. Светлана Демкина говорит, что она и ее два брата кочуют поблизости с месторождением, на котором работает Голевская горнорудная компания, они знают, что там всегда найдут в случае чего помощь. Им они доверяют. Оленеводы, которые кочуют неподалеку от компании «Лунсин», такой помощью похвастаться не могут.

Но все хотели, чтобы экологические выплаты всех компаний за землю поступали бы именно в оленеводческие общины, а не исчезали бы в никуда. Только этого сейчас не может быть – земля не оформлена на оленеводов. То есть, эта земля не является их собственностью. Провести кадастровые работы – очень дорого. Теоретически правительство могло бы помочь с кадастром. Практически пока не помогает.

В общем, проблем пока у оленеводов много. Но вот насколько они решаемы…

И. Качан

 


Интересный материал? Поделитесь им с друзьями!



Похожие новости:

  • Выстрел в тайге
  • Проблемы общин тувинцев–тоджинцев
  • Чтобы в чумах оленеводов всегда было тепло
  • Социальные комментарии Cackle