,
Партнеры

Фапик
  
  
bastion
  
sbis
  
  
Мы в соцсетях



Заметили ошибку?

Выделите мышкой часть текста
и нажмите

Система Orphus
Сайт газеты “Плюс Информ” » Проблема » Четыре из тридцати шести: непредсказуемость левобережных дач


Четыре из тридцати шести: непредсказуемость левобережных дач

 (голосов: 0)

Четыре из тридцати шести: непредсказуемость левобережных дачНет сомнения в том, что рано или поздно такое сообщество жителей Тувы, как «левобережные дачи», заинтересует социологов. Сотрудников полиции, и не только их, оно уже давно интересует.

Забудьте о стереотипах

Когда-то здесь действительно были дачи. Небольшой участок земли, для выращивания овощей хозяйственными людьми, плюс небольшой домик, может быть, – сарайчик. Но с урбанизацией не поспоришь, и все больше людей переселяются в города. Благоустроенных квартир на всех, понятно, не хватает, и новые жители заселяют территорию дачных обществ.

Вот только не надо с эдаким «столичным» прононсом – мол, «понаехали тут». На левобережных дачах живут вполне уважаемые люди. Среди них – артисты и музыканты, сотрудники министерств и учителя. Они, в общем-то, не виновны в том, что их местом жительства стала территория с не вполне определенным статусом.

И проблемных семей (в процентном отношении) здесь не намного больше, чем в любом другом районе города. И детей, стоящих на учете в Подразделениях по делам несовершеннолетних МВД по Республике Тыва, тоже не больше. Просто работа с ними здесь сложнее. Если в многоквартирном доме жизнь проблемных семей более заметна и соседи могут вызвать полицию, если кто-то будет шумно себя вести, то в частных домах жизнь более «закрыта» от соседей.

Кыргыс Чимит, инспектор ОПДН, который несет ответственность за этот район, говорит, что на учете у него здесь 36 семей. Всего в подразделениях по делам несовершеннолетних МВД по РТ несут службу более 30 сотрудников. Сколько семей на их учете? На это трудно ответить абсолютно точно – цифры меняются день ото дня. Например, в прошлом году в Кызыле выявили и поставили на профилактический учет более 80 родителей, отрицательно влияющих на своих детей. Сейчас в Кызыле таких семей около ста пятидесяти, и в них около трехсот пятидесяти детей.

Совсем недавно в подразделениях ОПДН служили в основном женщины. Их - и сейчас большинство, но все чаще приходят работать с детьми мужчины. Что и понятно: с проблемными подростками-мальчиками мужчинам легче найти общий язык.

Четыре из тридцати шести: непредсказуемость левобережных дачДом с лиловыми ирисами

В канун профессионального праздника (31 мая ОПДН отмечает день своего образования) инспектор ОПДН Кыргыс Чимит отправился в рейд вместе с представителями Общественного совета при МВД и сотрудниками СМИ. Обычный рейд по неблагополучным семьям, состоящим на учете в ПДН и имеющим малолетних детей.

Чтобы не называть фамилий и адресов (не травмировать детей), давайте будем просто обозначать эти дома по характерным приметам. Первым в рейде посетили Дом с лиловыми ирисами.

Это – не очень проблемная семья. Да, не слишком состоятельная. Четверо детей, мать сидит в декретном отпуске с последним. Получили социальный картофель, но пока не посадили – сначала хотят сделать систему для полива. В чем проблема? Старший мальчик пропускает занятия, его сначала поставили на учет в школе, потом передали в ОПДН. Ну, пропускает занятия – вроде бы ерунда. Но как он будет учиться дальше? Раньше мальчик занимался борьбой – вольной и хурешем. Сейчас и борьбу забросил. И это уже серьезный звонок – что-то действительно не в порядке. Конечно, инспектор поговорил с матерью, заполнил протокол… Может быть, после летних каникул мальчик серьезно возьмется за спорт и за учебу. А может быть, и нет. Хорошо бы, если бы тренеры серьезнее относились к своим воспитанникам, не теряли с ними связь, выясняли бы, почему те перестали заниматься.

Но в целом уютный, хоть и тесный дом, лиловые ирисы, спокойная кошка намекают, что в семье все не так плохо, проблемы решаемы, жизнь наладится.

Четыре из тридцати шести: непредсказуемость левобережных дачДом с цветущей черемухой

Следующий дом, скрытый среди цветущей черемухи, вызвал недоумение. А здесь что не так? Идеально вымытый пол, отмытая до блеска плита, большой холодильник. Дети смотрят телевизор. Уроки сделаны. Родители на работе. Улыбающаяся девочка похвасталась своими успехами в школе. Чистенькие милые малыши.

Оказывается, проблемы есть. И это проблемы со старшими мальчиками. Одного сейчас не было, другой – быстро ушел, когда увидел посторонних людей.

Ситуация не такая уж и редкая, старший мальчик не против присвоить чужое имущество, если оно плохо лежит. Или, если оно «хорошо лежит», - отобрать его у хозяина. Например, сотовый телефон. Завладеть чужим велосипедом может и его брат.

Все начинается с сущих мелочей. Одна мама, смеясь, рассказывала, как во время городского праздника, пробегающие мальчишки сняли с палочки у ее дочери сахарную вату. Она говорила: «Я их даже не осуждаю, наверное, они из бедных семей, у них нет денег и они не могут сами купить сахарную вату, а им тоже хочется». Вот так как-то по мелочи все и начинается. Сначала они не могут купить сахарную вату и отберут ее у других детей. Потом они не смогут себе купить телефон или велосипед.

В общем, несмотря на то, что родители работают, а младшие дети отличаются успехами в учебе, ситуация в Доме с цветущей черемухой действительно серьезная.

Дом с большой бабочкой в окне

В этом доме, казалось бы, вообще нет проблем. Дом и огород очень ухожены. Сама хозяйка сейчас в роддоме. За детьми присматривает соседка. Дети (младшие) в полном порядке. Что здесь не так?

Инспектор ОПДН говорит, что в прошлом году самого младшего ребенка мать «заспала». Ситуация страшная по нынешним временам. Такое порой бывало раньше в деревнях, когда мать укладывала ребенка с собой и во время сна нечаянно придавливала его – ребенок погибал от асфиксии.

Случайность? Все может быть. Но инспектора по делам несовершеннолетних сейчас больше волнует старший сын. У мальчика есть склонность к бродяжничеству, он часто не ночует дома. На чужое добро не зарится, но в своих «путешествиях» занимается попрошайничеством.

Вот и сейчас его не было. Соседка говорит, что он придет потом. Просто любит бродить… Хотя есть мнение, что он уходит из дома, когда к маме приходят гости. Может быть, новый ребенок поможет семье стать более сплоченной? Тогда и бродяжничество прекратится. Хотя на это надежды мало.

Четыре из тридцати шести: непредсказуемость левобережных дачРазбитые качели и майор-прапорщик

Проезжаем мимо яркой детской площадки – ее недавно установили. Останавливаемся сделать несколько снимков качелей, которые уже и не качели – оторваны сиденья. Теперь бывшие качели можно использовать разве что в качестве турника.

И тут, как из-под земли, оказывается рядом пьяный мужчина, который ужасно недоволен всем, в том числе и нами. Он заявляет, что его нельзя фотографировать, потому что он на секретной службе, потом говорит, что он – майор милиции, потом – что прапорщик и был в Чечне десять раз. В общем, много чего говорит. Но его дальнейшими фантастическими историями будут уже «наслаждаться» сотрудники вытрезвителя.

И такой «майор-прапорщик» прогуливался как раз у детской площадки. Хорошо, что там в это время не было детей.

Дом с двумя собаками

Семья, проживающая в этом доме, оставила самое гнетущее впечатление. Маленький дом. Восемь детей, на некоторых нет никакой одежды вообще. Хозяйка говорит, что весь день стирала. Но стираной одежды тоже нет. Потому что свет отключили. В общем, непонятно, как стирала.

Она сидит дома с детьми. Муж работает и получает десять тысяч в месяц. Кто-то из присутствующих задал вопрос, может быть, не вполне уместный: зачем они завели так много детей, если нет средств на существование. Хозяйка ответила с вызовом: «Что, мне их убивать надо?» Ну, конечно, словно других форм планирования семьи человечество не знает…

Старшие мальчики уже замечены в правонарушениях, пока еще небольшой тяжести. Что дальше с ними будет, абсолютно неизвестно. И неизвестно, как помочь этой семье, если они сами не хотят ничего делать и не собираются ничего менять.

Огородом семья не занимается и явно не собирается заниматься. Из еды в доме только макароны. Во дворе две собаки. Голодные собаки. Что и не удивительно – еды едва хватает людям. Одно утешение – летом старших детей возьмут на чайлаг родственники.

Мы обошли четыре семьи из 36 «подопечных». У хозяев всех этих домов есть нечто общее. Родители не захотели или не смогли заниматься со своими детьми. Нет должного семейного воспитания, и у детей возникают проблемы, решать которые должен уже инспектор ОПДН.

Обычно, когда проводят рейды по неблагополучным семьям, обращают внимание на то, есть ли огород, чисто ли в доме, есть ли еда. Но никогда не смотрят, есть ли в доме книги, читают ли родители детям сказки, играют ли с ними. Мелочи? Конечно. Именно те мелочи, из которых складывается нормальное детство.

И. Качан


Интересный материал? Поделитесь им с друзьями!



Похожие новости:

  • Выстрел в тайге
  • Год, как год – 2017
  • Вопрос–ответ
  • Социальные комментарии Cackle