,
Партнеры

Фапик
  
  
sbis
  
stroimaster
  
  
Мы в соцсетях



Заметили ошибку?

Выделите мышкой часть текста
и нажмите

Система Orphus
Сайт газеты “Плюс Информ” » Проблема » Скотокрадство – история и наши дни


Скотокрадство – история и наши дни

 (голосов: 0)

Скотокрадство – история и наши дниНевозможно развивать сельское хозяйство, если владельцы скота постоянно опасаются краж. Когда постоянно пропадают животные, их никто и не захочет держать. В период ТНР скотокрадство было очень редким явлением. Но потом явно пошло что-то не так.

Важнейшая тема

На своей страничке «ВКонтакте» глава Тувы Шолбан Кара-оол пишет: «Скотокрадство – еще одна наша важнейшая тема. Надо предпринять усиленные профилактические меры против этой проблемы. В этом году произошло уже более 480 случаев кражи скота. И хотя эта цифра в три раза меньше, чем было зафиксировано в прошлом году, тема продолжает оставаться актуальной. Тем более, что государство просто обязано принять все меры для того, чтобы животноводство развивалось в республике.

Правильно отметил министр внутренних дел республики Александр Щур, что у нас все проблемы в этой области происходят из-за неорганизованного выпаса скота. Четыре месяца назад мы специально инициировали ужесточение законодательства в этой сфере, но оно так и не работает. Ни одного протокола не было оформлено за этот год, административные комиссии этим просто не занимаются.

Скотокрадство – история и наши дниСкот гуляет по дорогам, а никаких чабанов даже рядом не наблюдается. С начала года совершено 10 наездов автомобилей на животных, в результате которых пострадали люди, в том числе, несовершеннолетние. Главы администраций и районов должны активнее применять меры административного принуждения. Нужно все-таки заставить собственников присматривать за животными».

Конечно, нужно. Тем более и генерал Александр Щур на прошедшей недавно конференции говорил, что проблема скотокрадства продолжает оставаться одной из самых острых. И что в этом году 50% краж (246 фактов) совершено со свободного выпаса. Сотрудники полиции нашли и возвратили владельцам 897 голов скота, пропавших в ходе неорганизованного выпаса.

Чтобы было понятнее – вот два факта: 13 октября поступило сообщение от 55-летнего жителя Шагонара о том, что с пастбища в м. «Алдыы-Шынаа» не вернулись 44 головы КРС. В ходе поисковых мероприятий 14 октября сотрудники полиции разыскали пропавших коров недалеко от пастбища в м. «Алдыы-Шынаа» и вернули владельцу.

26 ноября в полицию села Тээли Бай-Тайгинского района обратился 55-летний житель села Хемчик и сообщил о пропаже скота. Пропавшие овцы были обнаружены в лесном массиве, севернее с. Хемчик, и переданы законному владельцу в полной сохранности.

То есть сотрудники полиции в данном случае занимались тем, что должен был сделать сам хозяин, – искали заблудившийся скот. Впрочем, у них немало проблем и со скотокрадами.

А в ТНР скотокрадства почти не было

Скотокрадство – история и наши дниДавид Дабиев, кандидат экономических наук, сотрудник ТИКОПРа (Тувинский институт комплексного освоения природных ресурсов СО РАН), в этом году опубликовал статью «Экономико-правовая характеристика уровня преступности в Туве: история и современные реалии», в которой есть немало интересных фактов об истории скотокрадства.

Он выяснил, что в период ТНР (1921-1944 гг.) в Туве скотокрадство было очень редким явлением.

Почему так произошло, автор не пишет. Но можно предположить, что тут задействованы многие факторы. Например, что большинство скота было в колхозах и совхозах и где-то реализовать скот было проблемно.

А может быть, из-за строгого законодательства. Автор пишет: «на протяжении 20-х годов развивалась политика ужесточения наказания за хищение скота».

В ст. 35 «Закона о привлечении к судебной ответственности» 1924 года сказано, что похищение верблюдов, лошадей или коров влечет за собой лишение свободы сроком на 1 год с возмещением угнанного скота, а при хищении мелкого рогатого скота – на 3 месяца.

Впрочем, в том же 1924 году приняли первый Уголовный закон ТНР. Тут меры еще более строгие. Статья 131 гласит, что за похищение лошадей или другого крупного скота предусматривается лишение свободы от 2 до 7 лет, за хищение МРС – от 6 месяцев до 2 лет. При рецидиве или похищении скота в сговоре - лишение свободы от 3-х до 10 лет. Шесть месяцев за овцу – тут желающих украсть скот, конечно, будет очень мало.

Скотокрадство – история и наши дниУголовное уложение ТНР 1930 года смягчило наказание за похищение скота, но не намного: при похищении лошадей или коров верхняя планка была снижена до 5 лет, а при более тяжких обстоятельствах данного преступления – до 8 лет.

Кстати, за другие кражи наказывали не так строго. Кража имущества по Уголовному закону 1924 года наказывалась лишением свободы от 6 месяцев до 2-х лет, а по Уголовному Уложению 1930 года – от 3-х месяцев до 3-х лет, в зависимости от обстоятельств.

Давид Дабиев изучил не только сами законы, но и их проекты. И выяснил, что «законодатели ТНР в 1930 г. пытались провести более жесткие меры при краже скота, на что указывает проект Уголовного кодекса, где сказано, что в отношении организаторов похищения скота наказание может быть повышено вплоть до расстрела».

Ну вот, может быть, поэтому скотокрадство во времена ТНР было редким явлением: в 1938 году было всего 28 краж, в 1939 – 17.

Война и после­военные годы

Во время войны количество краж скота увеличилось. Причем, резко: 1941 год – 228, 1942 год – 419, 1943 год – 318.

Как это можно объяснить? Давид Дабиев полагает, что это связано с социально-экономическими причинами военного периода: «Значительное сокращение скота в годы войны привело к обеднению многих аратских хозяйств, что отразилось на резком увеличении преступлений, связанных с кражей скота».

Может быть, так. А может быть, тут сыграли свою роль и другие факторы: не все готовы были расстаться со скотом. Помощь братскому народу – это хорошо, но для кочевого хозяйства основным богатством был домашний скот, и вот так запросто отдать его было трудно. Есть предположения, что порой скот уводили в тайгу или еще куда-либо и объявляли его похищенным.

Ну а потом Тува вошла в состав СССР. А в Союзе не было уже тех строгостей по отношению к скотокрадам.

За буренку – как за велосипед…

Ветеран прокуратуры Республики Тыва, первый из тувинцев юрист с высшим образованием Шагдыр Седий-оолович Куулар в одном из своих интервью говорил:

«Да, скотокрадство – это наше, тувинское, преступление. Скот, особенно лошадей, в Туве угоняли и при ТНР, и при СССР, воруют и сейчас. Раньше скотокрадство сдерживали жестокие карательные меры. В уголовном кодексе ТНР была статья 117, которая предусматривала за кражу скота наказание в виде восьми лет лишения свободы, за повторную кражу скота - высшую меру – расстрел, за присвоение бесхозного скота – три года лишения свободы. В Уголовном кодексе РФ за кражу скота сейчас и статьи нет. Угнал вор из стайки у бабушки последнюю буренку, которая кормила ее и внучат, а судят его, как за кражу велосипеда, по статье 158 УК РФ – тайное хищение чужого имущества. Выходит, что вор крадет не кормилицу-корову или коня, без которого в степи чабану не обойтись, а невоодушевленный предмет. Из-за мягкости наказания многие молодые люди ударились в скотокрадство, работать их уже не заставишь. Так, строитель ежедневно, невзирая на жару и холод, дождь и слякоть, работает с 8 утра до 17 часов вечера и за свой труд получает 5 – 8 тысяч рублей. Вор за одну ночь угнал корову, зарезал ее на мясо и получил 15 тысяч рублей. А если угнал стадо коров или табун лошадей? Многие молодые люди нигде не работают, а ездят на иномарках. Я считаю, нужно ужесточить наказание за скотокрадство. Для этого Конституционный суд РТ в порядке законодательной инициативы должен вынести решение и направить в Госдуму РФ представление о включении в УК РФ отдельной статьи о скотокрадстве, которое сейчас, кроме Тувы, процветает на Алтае, в Бурятии, в Хакасии…

Хочется поделиться еще одной мыслью. В последние время в Монголии, да и в Туве много говорится о Чингисхане, который более 700 лет назад покорил полмира. Одним из военачальников у Чингисхана был урянх Субудей. Молодежи, не желающей дружить с законом, я бы посоветовал прочитать ясу (или джасак) Чингисхана. Она, основанная на традиционных обычаях кочевых племен, была сводом законов великого завоевателя. Яса преследовала тройную цель: сплачивала кочевые племена; обеспечивала неотвратимость наказания и повиновение людей Чингисхану. По ней, вор, укравший коня или уздечку, карался смертной казнью».

Тува предлагала такую законодательную инициативу, но Госдума, наверное, не поняла, насколько важен скот для сельскохозяйственного региона. Никто ничего ужесточать не стал. Вероятно, действительно не поняли. В России есть регионы, где животноводство развито еще больше. Где во множестве есть молочные фермы. Но там скот не пасется свободно, сам по себе. И воруют его, понятно, намного меньше.

Не только в Туве

В селах, где животноводство является основным видом хозяйственной деятельности населения, скотокрадство - наиболее распространенный вид преступления, который лишает граждан основного источника дохода. Скотокрадство действительно бич тех регионов, где традиционно скот считался основой жизни. Бурятия и Хакасия, Алтай и Калмыкия. С этим надо что-то делать.

В Кыргызстане уже нашли что делать - среди государств СНГ скотокрадство выделено в отдельную статью только в Уголовном кодексе Республики Кыргызстан. И наказания, предусмотренные кодексом, гораздо строже, чем наказания за обычную кражу.

«Статья 165. Скотокрадство.

Скотокрадство, то есть тайное похищение чужого скота, - наказывается тройным айыпом (взыскание, налагаемое судом в трехкратном размере причиненного ущерба в денежном или натуральном выражении), либо штрафом в размере до ста расчетных показателей, либо лишением свободы на срок до трех лет.

2. То же действие, совершенное:

- 1) группой лиц;

- 2) в значительном размере,

- наказывается лишением свободы на срок от трех до пяти лет.

3. То же действие, совершенное:

- 1) с проникновением во двор жилого помещения, предприятия, организации, учреждения или скотного двора, загона;

- 2) в крупном размере,

- наказывается лишением свободы на срок от пяти до восьми лет с конфискацией имущества или без таковой.

4. То же действие, совершенное:

- 1) организованной преступной группой;

- 2) в особо крупном размере;

- 3) лицом, ранее судимым два или более раза за хищение либо вымогательство,

 - наказывается лишением свободы на срок от восьми до одиннадцати лет с конфискацией имущества».

Это – из Уголовного кодекса Кыргызстана. Попытка Министерства юстиции в 2013 году удалить из Уголовного кодекса эту статью встретила активное сопротивление со стороны правоохранительных органов.

Еще одна особенность Тувы

То, что Тува – пограничный район – это не особенность. Особенность в том, что скотокрадство порой трансформируется в другое преступление, не менее, а может быть, и более тяжкое – незаконный переход границы.

Вот один пример: в начале 2000 годов один парень из Мугур-Аксы решил разжиться краденым скотом в Монголии. Немного «не повезло», монгольские пограничники его поймали. Надели наручники, приковали к кровати, а сами пошли праздновать какой-то праздник. Ну, пограничники тоже люди. Наш парень сумел как-то снять наручники и убежал от монгольских пограничников. И ведь не глупый парень, побежал не к границе Монголии и РФ, а вглубь Монголии. Монголы, когда обнаружили побег, стали искать его ближе к границе, но не нашли. И парень возвратился домой после того как монголы успокоились и перестали его искать. Но наши пограничники не успокоились. Его обнаружили, поймали и привлекли к уголовной ответственности за незаконный переход границы.

И это был не единичный случай. В августе 2015 года двое жителей Тере-Хольского кожууна верхом на лошадях незаконно пересекли Государственную границу РФ на территории Тере-Хольского района. Они украли шестьдесят четыре лошади, принадлежащих гражданину Монголии, а потом вернулись, перейдя Государственную границу в том же месте, перегнав похищенных лошадей. Конечно, их обнаружили. И судьи вынесли приговор: один парень получил три года и шесть месяцев в колонии строгого режима, другой – просто три года, но тоже в колонии строгого режима.

В сентябре 2016 года трое граждан РФ, жители Эрзинского кожууна, верхом на лошадях, без каких бы то ни было документов незаконно пересекли Государственную границу из России в Монголию. Украли 12 голов крупного рогатого скота и на следующий день вернулись в Туву. В январе 2018 года уголовное дело рассмотрено Эрзинским районным судом. Сроки они получили разные – суд учел степень вины: 5 лет, 2 года 6 месяцев и два года условно.

И еще одна особенность – скотокрадство тоже «молодеет». Уже известны случаи, когда скот воруют подростки. Дети в селах взрослеют раньше своих городских сверстников. В этом году раскрыли серию краж скота. Подозреваемые - трое местных жителей 17-ти, 18-ти и 38-ми лет. Схема краж скота всегда была единой. Выслеживали скот на пастбищах, который был фактически без присмотра, подгоняли автомашины, отбивали от стада или табуна нескольких лошадей или коров и забивали их. Туши похищенных животных перевозили, мясо разделывали и сбывали перекупщикам.

В общем, скотокрадство – действительно, как пишет Глава Тувы Шолбан Кара-оол, «еще одна наша важнейшая тема». Самый надежный способ профилактики (по рекомендации сотрудников полиции) – не оставлять скот без присмотра. Теоретически должно помочь. Ведь речь идет о личном имуществе. Если показатели преступности снижаться не будут, сотрудники полиции рискуют получить выговор или что-нибудь в этом роде. Неприятно, но пережить можно. А вот лишиться своего, пусть даже небольшого стада – действительно очень печально. Удивительно, но факт, может быть, это тоже особенность Тувы, – многие животноводы абсолютно не боятся потерять свой скот и отправляют его на свободный выпас.

 

+++

Краткая хроника скотокрадства за осень 2018 г.

Это – неполная хроника, на самом деле и похищено, и найдено было больше скота. Но вот, для примера, чтобы создалось некоторое общее представление.

1 сентября с пастбища в местечке Хурээ с. Ильинка, ранее судимый за совершение тяжкого преступления местный житель тайно похитил две коровы, принадлежащие жителю села Владимировка.

11 сентября недалеко от села Ак-Тал Чеди-Хольского района украли лошадь белой масти в возрасте 6 лет. Подозреваемый – неоднократно судимый житель Шагонара. Лошадь возвращена. 

14 сентября – житель местечка Теректиг с. Суг-Бажы Каа-Хемского района обнаружил недостачу 5 голов мелко-рогатого скота. Нашли подозреваемого - жителя села Тоора-Хем Тоджинского района. Похищенный скот был в гараже у его родственников. Овцы возвращены законному владельцу.

24 сентября задержали подозреваемого в краже лошади у жителя с. Арыг-Бажы (Улуг-Хем). Подозреваемый - ранее неоднократно судимый житель с. Ак-Тал Чеди-Хольского района. По его словам, лошадь оставил пастись в лесном массиве вблизи с. Ак-Тал, после чего не нашел ее. В настоящее время подозреваемый содержится в изоляторе временного содержания по подозрению в совершении другой кражи.

24 сентября в местечке Сарыг-оол (Пий-Хем) у местного жителя украли лошадь. Подозреваемый - неоднократно судимый, в том числе за совершение имущественных преступлений, житель с. Сесерлиг. Похищенную лошадь он забил, мясо продал на ярмарке в Кызыле. В настоящее время подозреваемый содержится в изоляторе временного содержания по подозрению в совершении другой кражи.

25 сентября житель с. Булун-Бажы (Эрзин) заявил, что с пастбища в местечке Нарын-Сайыр пропали 3 лошади. Лошадей похитил житель с. Нарын. Их он забил на мясо и сбыл женщине в районе сельскохозяйственного рынка в Кызыле за 42 тысячи рублей.

5 октября установили подозреваемого в краже 3 КРС, которая произошла в поселке Арыг-Бажы (Улуг-Хем) прошлом году. Подозреваемый – житель села Ак-Тал, неоднократно привлекался к уголовной ответственности за аналогичные преступления. Похищенный скот он забил, а мясо продал.

5 октября житель села Бай-Хаак (Танды) заявил о пропаже двух лошадей. Подозреваемые, два жителя села Успенка, ранее неоднократно привлекавшиеся к уголовной ответственности. Похищенных лошадей забили на мясо и сдали в магазин в Кызыле за 12 тысяч рублей.

8 октября жительница с. Шеми (Дзун-Хемчик) сообщила, что неизвестные из кошары, на чабанской стоянке в местечке Чолдак-Кара-Суг с. Шеми, украли девять лошадей. Подозреваемвй - житель с. Аянгаты Барун-Хемчикского района. Все лошади изъяты сотрудниками полиции по месту его жительства и возвращены владелице.

10 октября на автодороге «Туран – Хут» сотрудники ДПС остановили автомобиль, в багажнике которого обнаружили две разделанные туши коров. Животных украли в поселке Уюк Пий-Хемского района и забили на пастбище неподалеку от города Турана.

10 октября жительница села Уюк сообщила, что ночью из загона украли 14 овец. Подозреваемые задержаны: ранее судимые 26-летний кызыльчанин и 29-летний житель села с. Аржаан. В ходе обыска сотрудники полиции обнаружили и изъяли туши похищенных животных и передали их заявительнице.

18 октября жительница Чадана обнаружила пропажу трех овец, находившихся в летней стайке. Подозреваемый - житель Чадана. Кражу животных совершил с тремя приятелями, среди которых был молодой человек, ранее работавший пастухом у заявительницы. Все похищенные животные были возвращены владелице.

19 октября по «горячим следам» раскрыта кража трех голов МРС, похищенных с м. Хая-Бажы с. Баян-Тала. Сотрудники полиции похищенный скот изъяли и возвратили владельцу.

26 октября с чабанской стоянки, расположенной в местечке Кызыл-Шанчы с. Каргы (Монгун-Тайга), украли десять голов мелкого рогатого скота. Подозреваемых задержали. Похищенный скот сотрудники полиции нашли в кошаре заброшенной фермы в местечке Чеди-Тей села Каргы и возвратили владельцу.

27 октября – две кражи скота в Баруме. Украли 21 лошадь в местечке Каткылыг с. Шекпээр. И пять лошадей в местечке Тар-Узук с. Аксы-Барлык. Полицейские установили, что к краже причастны одни и те же лица: житель Ак-Довурака и житель Кызыл-Мажалыка, оба ранее неоднократно судимые. 26 лошадей найдены сотрудниками полиции в тайге, недалеко от села Шуй (Бай-Тайга), и возвращены законным владельцам.

13 ноября на автодороге «Р-257 – с. Аржаан» инспекторы ДПС подали сигнал об остановке водителю автомашины «Хонда Аккорд». Водитель не становился, увеличил скорость. В ходе преследования применили табельное оружие. В результате повреждения заднего колеса водитель иномарки не смог продолжать движение. В багажнике обнаружили разделанную тушу коровы и шкуру. По подозрению в краже крупного рогатого скота задержан 42-летний уроженец Бай-Тайгинского кожууна.

15 ноября выявлен факт кражи двух лошадей на пастбище в местечке Чангыс-Терек с. Чаа-Суур, принадлежащие жителю с. Дус-Даг Овюрского района. Подозреваемый - 45-летний житель с. Чаа-Суур. Сотрудник полиции изъял похищенных лошадей с чабанской стоянки возле с. Ак-Чыраа и вернул владельцу.

24 ноября поступило заявление от жительницы села Тээли - с пастбища в м. Чангыс-Терек не вернулась 1 корова. Задержан подозреваемый в краже - ранее судимый житель Тээли. Похищенный скот он забил, тушу отдал своему знакомому.

И. Качан

 

 


Интересный материал? Поделитесь им с друзьями!



Похожие новости:

  • Выстрел в тайге
  • Яркие краски на Сером ручье
  • История 2012–го на страницах газеты
  • Социальные комментарии Cackle