,
Партнеры

  
abakan_build
  
bastion
  
sbis
  
  
Мы в соцсетях



Заметили ошибку?

Выделите мышкой часть текста
и нажмите

Система Orphus
Сайт газеты “Плюс Информ” » Общество » Три тысячи гектаров образцового хозяйства


Три тысячи гектаров образцового хозяйства

 (голосов: 0)

Три тысячи гектаров образцового хозяйства Сельское хозяйство Тувы – поднимать надо. Да и не только Тувы – России в целом. И в республике об этой проблеме и, главное, задаче, на всех уровнях заговорили лет 7-8 назад. Единожды рухнувшую, десятилетиями выстроенную систему советского хозяйствования, на раз-два-три поднять не получится. Это понимали все.

Поэтому большинство губернаторских проектов республики, стартовавших еще несколько лет назад, были направлены на производство. Со скрипом, но колесо завертелось. А главное, за эти годы многие жители, особенно на селе, поняли – самим себя обеспечить можно и нужно. И даже копейку стабильную иметь. Копейка к копейке – рублик.

Колонистская благодать

Конечно, проезжая бескрайние просторы Тувы, особенно там, где когда-то были поля зерновых, заливные луга, горько вздыхаешь: сколько земли стоит без дела! Но есть, есть участки в Туве, где советские времена хозяйственного планирования как будто и вовсе не уходили. Я говорю о сельскохозяйственных участках исправительных учреждений Тувы. Для каждой колонии Управлением исполнения наказаний по Республике Тыва определены угодья, на которых выращивается и пасется все, что нужно для содержания заключенных. И такие участки в районах республики есть у четырех колоний, кроме следственного изолятора. Кроме того, на территории колоний есть хоздворы, где размещены участки колонии-поселения, там и работают осужденные, обеспечивающие жизнедеятельность колоний, и эти осужденные выезжают оттуда на сельскохозяйственные участки.

И сельхозработа кипит (уж прости, читатель, за журналистский штамп, только по-иному и не скажешь) на полях, и на хоздворах. В учреждениях УФСИНа есть своя мельница, оборудование по производству крупы, строится цех по консервированию. В наличии зернохранилища, мясо- и овощехранилища. Ну а на сельхозучастках - просто благодать. Здесь осужденные живут круглый год. Работы и зимой, и летом хватает.

На прошлой неделе корреспондент «Плюс Информа» побывала на сельхозучастке лечебно-исправительного учреждения № 2, что находится в таежных угодьях Тандинского района в местечке Доргун-Тал, существующем с 1996 года.

Туда же для проверки работы приехал заместитель начальника ЛИУ- 2 Андрей Владимирович Новиков, курирующий тыловое обеспечение учреждения. Вместе с управляющим хозяйства – майором в отставке Ильёй Ынгаар-ооловичем Донгаком, руководители сразу же начали решать вопрос, когда приступать к уборке зерновых и заканчивать заготовку кормов на зиму. Техника к уборке готова. А хозяйство немаленькое. В зиму подготовиться нужно. В целом здесь с учетом пашни, посаженных овощей, пастбища, хозпостроек, загонов для скота насчитывается 3 тысячи гектаров, где ни одна сотка не простаивает. В Туве сельскохозяйственные угодья в хозяйствах всех категорий, по данным Всероссийской сельскохозяйственной переписи на 1 июля 2006 г., составили 1135 тыс. га. И вот из них 3 тысячи гектаров – стабильно работающее хозяйство Доргун-Тал. Уже радует. И у каждой из еще трех колоний примерно столько же земель, где все растет и колосится.

Бежать из этих мест – желающих нетТри тысячи гектаров образцового хозяйства

Работают на сельхозучастке осужденные, всего 11 человек: восемь мужчин и три женщины. И двое вольнонаёмных трактористов. Попасть на работу на вольные хлеба с «тяжелыми» статьями невозможно. Рецидивистам здесь не место. А трудятся те, кто осужден впервые, и по статьям, как говорят в учреждении, «легким», или те, у которых срок подходит к концу, самое важное, что эти люди во время отбывания наложенного судом наказания не должны иметь нарушений. Работающим здесь женщинам в колониях за Саянами был изменен режим на более легкий, опять же за отличное поведение. Так на участке оказались Айгуль, осужденная за убийство, и Амрита, осужденная за сбыт наркотиков. Статьи, казалось бы, не из легких. Но и Айгуль, и Амрита за пределами республики в колониях показали себя с самой лучшей стороны, поэтому им предоставлена возможность отбывать остаток срока на родине. Как говорится, выход есть всегда. Даже из серых стен. Обе женщины живут здесь, на участке, и зимою, и летом. Работают хорошо. Осужденные заинтересованы работать здесь, никто не хочет попасть снова в четыре стены и общий отряд в колонию. Потому за хорошее поведение, образцовую работу, отсутствие нарушений, можно ходатайствовать и об условно-досрочном освобождении.

За осужденными постоянный контроль. Здесь всегда находится дежурная смена сотрудников учреждения и управляющий Илья Донгак, из колонии практически ежедневно приезжают проверяющие. А всё, что здесь происходит, записывается на видеорегистраторы - как несут службу сотрудники, как ведут себя осужденные. Это кажется, что по всем трем тысячам гектаров ходить-бродить можно. Однако, как выяснилось, нет. Объект-то режимный. Есть специально проложенные маршруты: до огорода, до пашни, до пастбища. Шаг вправо, шаг влево…нет, конечно, не расстрел. Но – нарушение режима. Это – серьезно. Поэтому работающие здесь таких шагов не предпринимают.

Три тысячи гектаров образцового хозяйства Чтобы съесть овцу, издается приказ

Каждую неделю происходит смена сотрудников учреждения, обеспечивающих здесь режим. Офицер и инспектор принимают у предыдущей смены хозяйство. Считают овец, коз, коров, лошадей и гусей по головам. Данные в документах подтверждаются видео. Не курорт. Объект отбывания наказания.

Коровы уже привыкли к еженедельному подсчету. Из своего стойла выходят спокойно, а вот барашки и козы долго мнутся у выхода, потом, перескакивая друг через друга, выбегают и сбиваются в кучу. В момент их выхода – инспектор с офицером должны успеть их подсчитать. Всего в хозяйстве Доргун-Тал пасется 8 лошадей для хозяйственных нужд, растут 34 поросенка и 105 гусей (их впервые попробовали разводить в ЛИУ -2 в этом году), есть 110 голов КРС и голов 290 МРС. На 110 гектарах посажены зерновые, на 12 сотках растут картофель, еще на 10 сотках - овощи. Земли поливные. Пока я пробиралась по полям к осужденным, башмаки покрылись черной землей. А все потому, что почву плодородную сюда «КамАЗами» завозили. Буквально чернозем появился. А запах!..... Морковь и капуста нынче уродились. Да и лук не отстал, и огурцы в теплице вымахали. Как рассказал заместитель начальника ЛИУ-2 Андрей Новиков, в хоздворе колонии и здесь, на участке, всю работу на 99% выполняют осужденные. Сами себя кормят. Все выращенное сдают на склад. А если овечку для дополнительного питания забить нужно, то по колонии издается отдельный приказ.

«А у нас тут нет кризиса!»Три тысячи гектаров образцового хозяйства

Именно так сказал корреспонденту управляющий сельхозучастка Илья Ынгаар-оолович Донгак, приглашая к столу. «Ну да, - говорю я, - у вас тут не про кризис говорят, а звучат такие слова, как «план», «заготовки», «урожай», «трактора!». Илья Ынгаар-оолович улыбается: «Посмотрите-ка на стол, все своё».

И верно – на столе – свои помидоры, сметана, зеленый лук, огурцы, картошечка нового урожая с пылу, с жару.

Осужденные здесь, как выяснилось, наряду с полным обеспечением продуктами и всем необходимым, еще и зарплату получают. И имеют возможность её потратить, безусловно, на предметы и продукты, разрешенные в период отбывания наказаний. Более того, все, что выращено на участке, государство, в данном случае УФСИН, покупает у учреждения в установленном порядке, позволяя хозяйству развиваться и иметь собственный доход, который и направляется дополнительно на нужды колонии. На эти цели и выделяет государство специальные деньги.

Таким образом, осужденные, работая на участке, не только отбывают наказание в приемлемых условиях, но и деньги получают, а главное учатся чему-то новому: заниматься сельским трудом. Ухаживать за животными, сажать овощи. И это, считают в УФСИН, самая лучшая реабилитация. «Они, освобождаясь, имеют уже не только знания, но, главное, люди понимают, что есть другая жизнь. Можно работать и зарабатывать честно».

Конечно, чтобы такую реабилитацию прошло как можно больше осужденных в Туве, сельхозучастки расширять нужно. Да, поднять с колен сельское хозяйство непросто. Но с чего-то ведь нужно начинать. У осужденных, работающих на участке, есть стимул – свобода. А у свободных людей должен быть, на мой взгляд, иной стимул – независимость и личная продовольственная безопасность. Имей своё хозяйство – и никакой кризис не страшен!

Т. Рамазанова, фото автора


Интересный материал? Поделитесь им с друзьями!



Похожие новости:

  • Огород по–арестантски
  • Выстрел в тайге
  • Пашем, сеем, шьем
  • Социальные комментарии Cackle