,
Партнеры

  
abakan_build
  
bastion
  
sbis
  
  
Мы в соцсетях



Заметили ошибку?

Выделите мышкой часть текста
и нажмите

Система Orphus
Сайт газеты “Плюс Информ” » Общество » Салчак Тока или Петр Первый?


Салчак Тока или Петр Первый?

 (голосов: 0)

Салчак Тока или Петр Первый? Традиционно для большинства народов Восточной и Центральной Азии Новый год - это точка отсчета возраста человека, «всеобщий день рождения» (независимо от возраста младенца с наступлением нового года ему прибавляется год). Салчак Тока по документам родился в декабре. Но это только «по бумагам», на самом деле никто не сможет точно назвать дату его рождения. Да и год, если честно, тоже. Так что – давайте поговорим об этом имениннике. Тем более, что в редакцию пришло интересное письмо от Байыр-оола Монгуша с воспоминаниями разных людей о «самом большом дарге Тувы».

Реинкарнация

«В исторической науке и в общественном мнении присутствуют диаметрально противоположные оценки как личности, так и его роли в истории». Это о Петре Великом или о Токе?

Ладно, такое можно о многих сказать. Но давайте подробнее рассмотрим, так сказать, «основные вехи жизненного пути» обоих реформаторов. Каждый из них буквально перевернул всю жизнь своей страны.

Оба они для начала едут на запад учиться, знакомиться с опытом жизни другой страны.

Оба, восхищенные иноземной культурой, решают, что их народ должен копировать именно эти образцы. Петр заставляет всех носить «немецкую» одежду. Традиционную тувинскую одежду во времена Токи перестали носить, тон стал считаться символом отсталости.

Оба не упускали даже такой детали, как парикмахерские изыски: Петр велел брить бороды, мужчины в Туве перестали носить косички, да и девушки стали коротко стричься.

Оба создавали «под себя» армии.

При Петре Первом в России происходит реформа письменности, стали появляться светские учебные заведения, «цифирные школы», основана первая русская газета, появляются переводы многих книг на русский.

При Салчаке Токе появляется тувинская письменность, строятся школы, возникают газеты, начинают переводить на тувинский язык произведения мировой классики.

Петр дополнительно еще отправляет молодых людей учиться за границу, Салчак Тока отправляет учиться в СССР.

Во время правления Петра произошли изменения в русском языке, в который вошли 4,5 тысячи новых слов, заимствованных из европейских языков.

Во время правления Токи – тувинский язык значительно обогатился словами, заимствованными из русского языка.

Строительство! Оба уделяли очень большое значение строительству. Петр занимается строительством каменного Санкт-Петербурга, в котором принимали участие иностранные архитекторы. Архитектурный облик Кызыла сложился именно при Салчаке Токе. После Белоцарского боя старых построек практически не оставалось, а новое правительство строительством как-то не заинтересовалось. Сам Буян-Бадыргы жил в юрте, и его это вовсе не смущало. Широкомасштабное строительство началось уже при Токе. Причем, здания строятся по проектам советских архитекторов.

«Изменилось внутреннее убранство домов, уклад жизни, состав питания и пр.», - это о Петре. Но это же можно сказать и о Салчаке Токе.

«Реформы, проведённые Петром I, затронули не только политику, экономику, но также искусство». Театр, хореография, живопись и многое другое появились в Туве вместе с реформами «самого большого дарги».

Ну, это все – по мелочам.

А вот репрессии, политические и по религиозным мотивам – это уже не мелочи. Петр провозгласил веротерпимость, но она не распространялась на старообрядцев. В Туве одинаково не приветствовались и шаманы, и ламы, хотя свободу совести никто не отменял.

И таких общих черт биографии и проводимых реформ можно найти множество.

Лет через тысячу, любители «альтернативной истории» всерьез могут рассуждать о том, что это был один человек, только почему-то зафиксированный в документах под разными именами.

А может быть, Штирлиц?

Ни один разведчик не «кодировался» так серьезно, как это делал Салчак Тока. Давайте посмотрим, как же его звали. Конечно, мы его знаем, под именем Салчака Калбакхорековича Токи.

Но в 1901 или в 1896 году родился мальчик Тывыкы Кол. При крещении батюшка Евсей его назвал Титом Прокопьевичем. Так что если кто захочет поставить в церкви свечку, то – за раба Божия Тита.

Ни собственное, ни данное при крещении имена не понравились будущему «большому дарге». Как пишет Байыр-оол Монгуш «Из Москвы он приехал с именем «Тока», до 1933 года носил имя «Маады», потом до 1940 – Кол, Тожу – до 1942. А до 1944 года фигурировал в документах как Салчак Тока Сурасович. Лишь в 1944 году он становится известен как Салчак Калбак хорекович Тока».

С отчеством вроде бы понятно - сурас – внебрачный. А вот – калбак хорек – широкоплечий. Звучит гораздо лучше.

Но с годами и датами явная неувязка получается.

Судя по всему, он крестился и первый раз женился, когда батрачил на Чолдак-Степана. Как следует из воспоминаний Дорофея Зайцева, крестился он в ноябре 1923 года. Как следует из официальной биографии - в 1910-1921 годах работал батраком у Степана Михайлова. В 1922-1924 годах работал курьером Правительства ТНР.

Говорят, что, когда Тока поехал учиться в начале июля 1925 года, он убавил себе возраст – стал моложе на пять лет. Но не мог же он поменять даты?

А вот что люди говорят…

«Полетели перья и …опилки»

Первую историю Монгушу Байыр-оолу рассказал Дозур-оол Тинмей. А тот ее услышал в самолете в 2005 году, когда разговорился с попутчиком.

Григорий Герасимович Соколов родился в Кызыле, тогда еще в Тувинской Народной Республике. Его отец попал в Туву в 1919 году с партизанским отрядом Сергея Кочетова. Здесь он и познакомился с молодым Салчаком Токой. Отец и два его брата были хорошими охотниками, и к ним в Марачевку не раз приезжал поохотиться, как сказал Григорий Соколов, «самый большой дарга Тувы» С. К. Тока. В каждый свой приезд Тока организовывал среди детворы соревнования по читке и разным играм, победителей всегда одаривал конфетами.

Осенью 1937 года Тока приехал в Марачевку поздно и заночевал в доме Соколовых. Рано поутру Евментий Соколов пристроил на сосне рядом с избой посушиться три чучела косачей. Тока же, выйдя после сна из дома, сразу заметил птиц, осторожно вернулся в избу, взял наган своего охранника, подкрался поближе к дереву и выстрелил несколько раз. Полетели перья и опилки. Выскочили из изб перепуганные мужики. Когда выяснили, что к чему, по тайге грянул хохот, больше всех смеялся сам стрелок. Этот случай Тока непременно вспоминал потом при встречах.

Холодный взгляд диктатора

История, рассказанная О. Д. Дарганом.

«Просидев три дня в приемной вождя, Салчак Тока добился аудиенции у грозного диктатора И. Сталина. Войдя в кабинет, Тока поздоровался: «Здравствуйте, Иосиф Виссарионович!». Ответа не последовало. Сталин стоял у окна спиной к нему и курил трубку. Стояла гробовая тишина. Потом он повернулся к Токе, злющим взглядом посмотрел на него и грубо крякнул: «Ты понял?!» «Понял, Иосиф Виссарионович!», – ответил Тока. «Иди, работай!», – сказал Сталин.

Тока вышел из кабинета диктатора, вспылил и выразил свое недовольство секретарю, сказав: «Я три дня ждал, чтобы услышать три слова!» Тот, подав знак «тихо», спросил: «Есть билет на самолет?» Услышав утвердительный ответ, дал понять, что надо немедленно исчезнуть. Так состоялась первая и последняя встреча Салчака Токи с Иосифом Сталиным.

Странные и страшные люди эти диктаторы, уважающие только самих себя. С. Тока долгое время хранил эту горькую пилюлю в душе. Только через полтора десятка лет после смерти диктатора и критики культа личности Сталина в родной Тодже по секрету поделился с председателем райисполкома».

Неврученный подарок Н. Хрущеву

История Алдын-оола Даржаа:

«Предстояла поездка в Москву большой группы деятелей тувинской литературы и искусства по случаю 20-летия вхождения Тувы в состав СССР. Еще вечером в Кызыльском парке Тока дарга произнес самую вдохновенную в своей жизни речь в честь верного ленинца, сопроводив тувинскими словами «адавыс» и «башкывыс», то есть «наш отец» и «наш учитель», а ночью все – и артисты и творческая интеллигенция – несколькими самолетами летели в Москву. Тока дарга вез дорогие подарки вождю, лично вручив на сохранение тувинские шахматы министру культуры Хомушку и агальматолитового быка, обликом так напоминающего Никиту Сергеевича, мне.

Утром рано Салчак Калбакхорекович пошел на Пленум ЦК КПСС. Мы вернулись в номера, выпили по рюмке коньяка и легли спать. Уставшие до изнеможения, проспали почти до четырёх часов дня. Потом поели в ресторане и стали ждать в холле Току даргу. Уже семь, пора, как нам сказали, ехать, а главного все нет и как нет. Восемь, девять… Одиннадцать… Час… И только во втором часу появляется Салчак Калбакхорекович, усталый, измученный, едва ковыляет старческой походкой.

«Тьфу! Выбросьте эти вещи в урну, совсем не могу смотреть на них, – говорит он и деловито добавляет, – потом составите акты, бумага-то стерпит». Опустившись в кресло, он философски замечает: «Человека ни в коем случае нельзя хвалить, пока он не умер». Отдышавшись, он увлекает нас в свой номер, нажимает на кнопку вызова официанта. Потом исчезает в ванной. Мы с Матпой Сумбуевичем прячем подарки с глаз долой и, понимая, что вещи дорогие, договариваемся, что увезем каждый свое к себе домой. Впоследствии он становится многократным чемпионом республики по шахматам, а у меня Монгуш Черзи, автор быка и мой земляк, выпрашивает свою работу с бутылкой коньяка и большим бараньим ужа, и эта работа мастера получает в Америке высокую оценку на выставке.

«Я проголодался, как волк», – признался Тока дарга и заказал богатый ужин с коньяком по триста граммов на брата.

Утром, купив в киоске свежие газеты, мы узнаем, что Н.С. Хрущев освобожден от всех должностей по его просьбе. Все выходило понятно и логично. В душе искренне пожалели Хрущева и пожелали ему скорее поправиться».

«Носатые» передовики

История от Делег-оола Бараата из Бай-Тайгинского района:

«Это происшествие случилось в начале второй половины XX века. Распространился слух, что «приехали Тока, Анчымаа, Туров». Клуб колхоза имени Сталина Бай-Тала наполнился, как говорится, «яблоку негде упасть».

Действительно, из легковушек вышли даргалары (начальство), поздоровались, направились в клуб и заняли места в президиуме. Заведующий сумоном Успун, поприветствовав гостей, пригласил передовиков колхоза занять освобожденные места в первом ряду и дал слово Салчаку Тока.

Салчак Калбакхорекович, не забывая ни одного зимника, оценил работу тружеников сумона, отметив передовых чабанов колхоза, вручив ценные подарки. Тут же сообщил о встрече со старателями Чинге-Каъта. Потом встал завсумоном Авыр-оол Хертек и представил передовиков-чабанов. Раньше тувинцы давали друг другу прозвища как знак уважения, почитания. Не особенно пожилых людей никогда не называли по имени, а только по ласковому прозвищу.

– Говорят, что вы получаете от ста овцематок сто ягнят, как вас зовут? – спросил Тока.

– Меня зовут Дулгу-Хаай (Тупоносом), – ответил Чыргал Иргит.

Следующего спросил, пожав руку и вручив награду:

– Как вас звать? Вы хорошо провели уборку хлеба Туралыгской бригады.

– Ээр-Хааем (Кривоносом) звать, – ответил Биче-оол Очур-оол.

– Самого передового плотника как звать? – спросил дарга.

– Шанчыг-Хааем (Остроносом) звать, - сказал Араптан Иргит.

– Как звать передового механизатора, который активно участвовал на уборке урожая?

– Улуг-Хааем (Большеносом) звать.

– Вы много сил вложили, чтобы улучшить колхозный строй, как вас зовут?

– Кок-Хааем (Сизоносом), - сказав, вытер носовым платком пот со лба Доокур Салчак.

– Как звать этого братца с сумкой?

– Калбак-Хааем (Плосконосом) зовусь, – спокойно ответил Авыр-оол Хертек.

– Передового поливальщика как зовут? – спросил Салчак Калбакхорекович, потерев очки.

– Меня зовут Уш-Думчук (Трехносом).

– Интересные имена, наверное, невестки, чтобы в упор не называть действительных имен, давали прозвища, - сказал Салчак Тока».

«Сигнальные» кепки не помогли

История Хургулека Мижит-Хуурака, опубликованная в газете «Улуг-Хем», №13, 26 апреля 2008 года:

«Знойное лето 1970 г. Позвонили из центра совхоза Арыг-Узю в отделение Арыскан и сообщили, что приедет Тока. Управляющий отделением наспех собрал нас, молодых мужчин-учителей.

Загадка вот в чём: он дал нам поручение заранее сообщить о приезде Токи. И сделать это мы были должны таким образом: он расставил нас с самого дальнего конца села до его середины так, чтобы мы могли видеть друг друга. Столовая находилась в середине села. Когда первый увидит, что едет Тока, он бросает кепку вверх, что означало: «Едет!». И так до самой столовой, где спешно убирали, чистили и свежевали барана. Весть киданием вверх кепок по очереди должна дойти до них.

Мне достался самый ответственный участок стражи - я наблюдал за дорогой, ведущей к Арыг-Узю. Всё зависело от меня. В машине мог ехать и другой человек. Или Тока мог ехать посреди нескольких машин. Дорога пыльная, видимость плохая. Неизвестно, в какой машине он едет к нам. Беда будет со мной, если передам ложный сигнал или, не заметив, пропущу его машину.

Ждем. Время приближается к полудню. Па-а, вдруг человек, стоявший в стороне села, помахал рукой и дал знак «подойти». Получив такой сигнал, мы поспешно направились к нему, ведя довольный разговор: «Мужики, дарга решил не приезжать, так что сейчас вдоволь угостимся кровяной колбасой (изиг хан), жирными бараньими рёбрами и наедимся наваристого супа». Мы действительно проголодались.

Но когда пришли, то с ужасом обнаружили, что Тока уже приехал и «парит» всех чиновников в «горячей бане». Оказалось, что, выехав из Арыг-Узю и не доезжая до Арыскана, он проехал через лесную поляну, в сторону Хууле и Кодургеле, где расположена летняя стоянка дойных коров. Тока хорошо знал всё пути-дороги здешних мест.

Приехав, он не застал доярок на рабочем месте, все доярки и скотники толпились вокруг автолавки, привозившей водку, многие уже были навеселе. Оказывается, дарга ехал за автолавкой, а когда приехал в Арыскан по верхней дороге, то люди, стоявшие около столовой, глядели в другую сторону села и, видать, ждали его. Тока сказал: «Всю приготовленную пищу сдавайте в садик! Заставлю проверить исполнение. Да еще подвергнетесь штрафу! Давайте сюда заведующего отделением, партсекретаря, а если нет машины, то погружайтесь в автолавку. Поедем в Шагонар и там разберемся».

А нам, «вестникам», ничего не досталось - ни горячего хана, ни жирной баранины, ни даже супа. Так мы проглядели приезд начальства. Как говорится, сели в калошу. Есть ли в наше время такой дарга, как Тока, который без устали честно служил порученному делу? Не здесь ли кроется корень зла, причина анархии и вседозволенности?»

Вождь пел частушки о любимой

По информации ветерана труда Ондара Намдаковича Лопсан-Серена, Салчак Калбакхорекович после разлуки с женой в 1941 году пел такие частушки:

 

Сонгу Тайга кырынайга

Согун шанчар болдун-на бе.

Солун чанныг уруг-биле

Соругдажыр болдум-на бе.

 

В северной тайге на самой вершине,

Видно, стрелу мне придется воткнуть.

К девчушке веселой мне, как мужчине,

Видно придется направить свой путь.

 

Башкы Танды бажынайга

Байза шанчар болдум-на бе .

Баштак чанныг уруг-биле

Бадылажыр болдум-на бе.

 

В передней тайге на самой вершине,

Видно, байзу я воткну на виду.

И девушку эту с нравом смешливым,

Видно, женою в свой дом я введу.

 

(Байза 1) пограничный столб; 2) эстафетная палочка - вручается наездникам, занявшим призовые места в конном состязании).

Байыр-оол Монгуш пишет, что Ондар Намдакович, точно подражая популярной в те времена мелодии «Конгургая», очень складно пел частушки дарги.

И Качан


Интересный материал? Поделитесь им с друзьями!



Похожие новости:

  • Выстрел в тайге
  • История 2012–го на страницах газеты
  • Яркие краски на Сером ручье
  • Социальные комментарии Cackle