,
Партнеры

  
abakan_build
  
bastion
  
sbis
  
  
Мы в соцсетях



Заметили ошибку?

Выделите мышкой часть текста
и нажмите

Система Orphus
Сайт газеты “Плюс Информ” » Общество » Дело о смерти двух девочек


Дело о смерти двух девочек

 (голосов: 0)

Дело о смерти двух девочек Дискотека на следующий день после смерти девочек, пьяные воспитатели, путаница в показаниях, «пропажа» обвиняемого, несколько других трагических случаев с детьми из интерната… Какие еще шокирующие факты всплывут в ходе судебного разбирательства по делу о погибших в лагере имени Дубинина девочках?

Ненужные девочки

Жили-были две никому ненужные девочки – Лена Леденева и Люба Смородникова. Они были не нужны мамам и папам. Да и вообще родители обеих были лишены родительских прав. Родителей Лены лишили прав, когда ей было семь лет, а Любиных – за двадцать дней до ее двухлетия. И не так-то уж они нужны были своим родственникам, потому что оказались в детском доме.

Сначала они обе жили в Кызыльском детском доме, потом в коррекционной школе в Усть-Элегесте. Хорошо ли плохо они жили, но недолго. Обе родились в 2000 году. И умерли, не успев дожить до одиннадцати лет. Они утонули, когда летом отдыхали в лагере имени Дубинина 15 июня 2011 года.

Нужны ли они были сотрудникам лагеря? Неизвестно. Но на следующий день после смерти девочек лагерь закрыли, провели линейку и, как говорят свидетели, даже обязательную дискотеку. Когда закрывают лагерь, всегда проводят дискотеки… Нет, правда, не лишать же детей удовольствия, если утонули две ненужные девочки?!

Трагедия потрясла всю республику, но не оставила заметного следа в памяти некоторых чиновников. Сотрудник Министерства образования Нина Шишминцева давала показания следователю в декабре 2011 года, к этому времени она уже не помнила ни точную дату трагедии, ни имени и анкетных данных девочек. Другой сотрудник Министерства образования Галина Аяа тоже к декабрю забыла и дату трагедии, и имена девочек. Между тем, именно они проводили проверку по факту пропажи детей.

Дело о смерти двух девочек Но обе хорошо «помнят», что фактов распития спиртного и пьяных сотрудников не было.

Когда пропали девочки

Обстоятельства гибели девочек довольно туманны. Они были освещены в республиканских СМИ в прошлом году. Материалы расследования раскрывают их более подробно. Но из этих же материалов выясняется, что никто не может точно сказать о времени трагедии, и о том, где находились взрослые люди, ответственные за безопасность детей. Итак, хроника событий, восстановленная по материалам следствия.

Мальчики, которые дежурили у ворот, показали на следствии, что девочки вышли примерно без десяти шесть. Дежурная вожатая показала, что поставила эту смену около шести часов. Девочки ушли, получается, практически сразу, как поставили этих дежурных?

Вожатая Чойгана Санчап около 16 часов 30 минут повела детей на медкомиссию. Сначала девочек. А вожатый Артыш Ондар повел мальчиков на спортплощадку.

На осмотр девочек ушло полчаса, и на осмотр мальчиков тоже. Значит, Чойгана Санчап освободилась в 17.30. Между тем, она на следствии утверждала, что слух о пропавших детях застал ее, когда она была в медпункте.

Около пяти часов вечера приехали директор интерната, социальный педагог, дежурная медсестра. Директор привез теплую одежду, прокладки для девочек, игрушки. Спросил у начальника лагеря корешки путевок, но тот сказал, что еще не заполнил корешки.

При этом они видели Чойгану Санчап уже в корпусе.

Дело о смерти двух девочек Девочек, Лену и Любу, они видели, и те даже попытались у них отпроситься на речку. Но это было им категорически запрещено. Потом они уехали, около шести часов.

В семь часов всех позвали на ужин. Вожатые обнаружили, что детей нет. Чойгана Санчап говорила на следствии, что Артыш повел детей на ужин, а она пошла искать девочек по лагерю. Впрочем, Артыш Ондар говорил, что он тоже пошел искать.

После ужина, по словам Чойганы Санчап, она взяла трех старших девочек на помощь. Самую старшую – Людмилу, она отправила к «лягушатнику», с остальными искала на территории лагеря. Сложно сказать, насколько продуктивными могут быть такие поиски, если дети порой и собственный возраст назвать не могут.

Людмила не нашла девочек, а когда Чойгана Санчап сама пошла искать на «лягушатник», то в пяти шагах от него нашла одежду Лены и Любы.

В «лягушатнике» купались мальчики, они сказали, что не видели девочек. Неподалеку отдыхали две семьи, но и они тоже не видели девочек.

Из свидетельских показаний невозможно даже определить, когда действительно ушли девочки.

Около 9 часов приехали сотрудники МЧС. Водолазы обследовали «лягушатник». Примерно в полночь «на расстоянии 72 метров в восточную сторону от одежды, на расстоянии одного метра от берега обнаружено два трупа».

Почему утонули девочки?

Такой вопрос вроде бы и не стоит. Ну, купались, плавали, утонули. На телах нет никаких ран, повреждений. Только вот есть некоторые странности. Водоем округлой формы – 80 метров в длину, 15 – в ширину. Одежда – в четырех шагах от водоема с западной стороны. Тела нашли на расстоянии 72 метров от одежды, то есть на другом краю водоема. В метре от берега. Получается, что девочки разделись на одном краю, а купались на другом?

На всякий случай никто не отходит так далеко от одежды, когда купается. Но, понятно, у девочек были проблемы с мышлением, почему они и оказались в коррекционной школе. Они могли и не думать об одежде.

Хорошо ли они плавали? Могли бы проплыть 70 метров? Вряд ли. Они ведь вообще не умели плавать, их никто этому и не учил. Скорее всего, они пошли пешком на другой край водоема. Тоже странно. Разделись, а потом пошли гулять? Тогда бы их заметили купающиеся в «лягушатнике» мальчики и две отдыхающие семьи. Уж извините, но две русские девочки, наверняка бы были замечены, тем более, что среди отдыхающих преобладают дети тувинской национальности. Это не касается национального вопроса. Это – особенности восприятия. В русской деревне, например, появись два тувинских ребенка, все бы обращали на них внимание.

А утонуть в одном метре от берега? Это возможно?

Впрочем, эти вопросы на суде не рассматривались. Да и о Любе речи практически нет. Все дело в Лене. Именно ей посвящены в основном все свидетельские показания. Потому что она и не должна была ехать в лагерь.

Кто ответственен

Девочки утонули сами по себе. Да, в метре от берега. Да, на другом краю водоема. Но сами по себе. А теперь нужно определить, кто за это ответственен.

Ответственность за жизнь и здоровье детей предусмотрена в разных документах.

Директор школы-интерната по должностной инструкции несет ответственность за жизнь и здоровье воспитанников во время образовательного процесса.

Школа-интернат в лице директора в соответствии с Уставом несет ответственность за жизнь воспитанников.

Коррекционное учреждение в соответствии с п. 3 Типового положения о специальном коррекционном образовательном учреждении для обучающихся воспитанников с ограниченными возможностями здоровья несет ответственность за жизнь воспитанника.

Лагерь по Положению детского загородного спортивно-оздоровительного лагеря им. Володи Дубинина (п. 15) несет ответственность за жизнь и здоровье детей во время нахождения в лагере.

Директор лагеря в соответствии с тем же положением (п. 31) несет ответственность за жизнь и здоровье детей.

Вожатые от школы-интерната, в соответствии с приказом, несут ответственность за жизнь и здоровье воспитанников школы-интерната во время пребывания в лагере.

Ну, каким бывает дитя под присмотром семи нянек, знают все.

Но вот что действительно интересно. В начале следствия (по крайней мере, еще десятого августа), обвиняемым по делу проходил директор лагеря Алексей Бюрбю.

Затем уголовное преследование в отношении его было прекращено. Знаете почему? В его обязанности не входило заключение контрактов на организацию отдыха детей. И за утонувшими девочками присматривали не сотрудники лагеря, а воспитатели школы-интерната. То есть, по сути, директор лагеря ни за что не отвечает. Когда надумаете отправлять детей в лагерь, вспомните об этом!

Постепенно лица, участвующие в процессе, как-то сменились, и теперь остался только один обвиняемый – директор школы-интерната Амур Увангур.

Если хочешь быть невиновным – покажи бумаги

Виновным будет признан тот, кто по закону отвечал за девочек. По здравому смыслу, если дети уже в лагере, то отвечает лагерь. Юридически – тот, на кого оформлены бумаги.

Воспитатели от интерната на следствии говорили, что они не видели приказа об их зачислении на работу в летнюю смену в лагерь. Спрашивается, почему же они поехали, если уверены в том, что приказа не было?

Профсоюзы, в чьем ведении лагерь, вспомнили вдруг, что детям из коррекционной школы вообще нечего делать в лагере для обычных детей. Хотя и соглашаются, что дети из этого интерната уже несколько раз были в лагере им. Дубинина. Да и в других лагерях республики.

Ларчик открывается просто: в республике нет специализированных лагерей для детей из коррекционных школ-интернатов. Это, во-первых. А во-вторых, в другие лагеря детей нельзя было отправить, потому что к началу лета другие лагеря были попросту не готовы, у кого большие непогашенные долги, у кого еще что.

Кстати, судят Амура Увангура сейчас именно за то, что он отправил «коррекционных» детей в обычный лагерь. А если детей весь год держать в школе, то тоже могут судить – за то, что не организовывает должным образом досуг детей. Они обязательно должны куда-нибудь ехать отдыхать. И какой тут выход?

Седип-оол Чойганмаа – председатель Тувинской республиканской организации профсоюза работников госучреждений и общественного обслуживания. Это она предложила Алексею Бюрбю должность начальника лагеря.

Кстати, при проверке следственные органы нашли у директора лагеря трудовой договор, который ею не подписан. Но она говорит, что все подписывала.

Как следует из материалов дела, Седип-оол Чойганмаа сначала говорила, что не знала, с каким диагнозом дети находятся в школе-интернате. Потом, на очной ставке, согласилась, что знает. Но директору лагеря об этом не сказала, потому что подумала, что он и так знает. Как-то все это очень странно.

Потом оказалось, что она знает о диагнозе, поэтому поставила условие, чтобы интернат сам дал воспитателей. Со своей стороны, директор школы-интерната утверждает, что они договорились – лагерь дает вожатых, но и их воспитатели будут тоже. Кстати, позиция директора интерната кажется более прочной: они заплатили деньги, и не маленькие, именно за услуги, которые оказывает лагерь.

Пьяный воспитатель

На первый взгляд могут удивить странные зигзаги поведения Артыша Ондара. С февраля он просил, чтобы его непременно отправили в лагерь воспитателем. Потом говорит – не знал, что его туда отправляют.

Вернемся к материалам расследования. Из показаний Артыша Ондара следует, что приехал он туда заранее, около часа дня, чтобы подготовить корпус. Но другие свидетели говорят, что в корпусе не было даже кроватей и тумбочек. То есть, к вечеру помещение было не приготовлено для приезда детей.

Он говорит, что Люба и Лена принимали участие в обустройстве комнаты. Но мы уже знаем, что девочки к тому времени ушли из лагеря.

Чойгана Санчап говорит, что Артыш повел детей на ужин, а он говорит, что тоже пошел искать девочек.

Вам не кажется это странным? А ведь все станет на свои места, если добавить еще один факт. Он был попросту пьян.

Амур Увангур говорит, что сам отвел его в столовую и дал пожевать гранулы чая, чтобы отбить запах, чтобы тот пришел в себя. Полностью скрыть факт опьянения, конечно, было нельзя. И сотрудники Министерства образования видели, что Артыш Ондар пьяный. Но не сочли нужным об этом сказать. Больше того, уверяли следствие, что все были трезвые.

Амур Увангур цитирует реакцию чиновников: «Ооржак Владимир позвал меня и говорит: «Тут твои воспитатели пьяные, и кажется, что дети тоже пьяные, надо что-то предпринять». Анна Потапова сказала: «Если это выйдет наружу, если станет известно в России, неизвестно, что будет».

Ондар Арыш, кстати, и не отпирался. Но он сказал, что пропустил стопку от волнения, когда узнал о том, что девочки пропали.

По словам Амура Увангура, дети рассказали, что когда он уехал, приехали гости и вожатые начали гулять. Приехал инспектор ПДН Эрес Соян на белой иномарке вместе с бывшим директором Дияной Донгак, они привезли спиртные напитки. Устроили костер, пили. И дети искали своих воспитателей, чтобы сказать о пропавших девочках. Но на детей веселая компания не реагировала, и все разошлись, только когда их отругала старшая воспитательница.

«Порядка только нет»

Амур Увангур стал директором школы-интерната только в феврале 2011 года. О том, что творилось в интернате до его прихода, жители республики достаточно понаслышаны.

Кое-что можно найти и в Интернете. Начальник ОПДН МОБ МВД по РТ Саида Сенгии рассказывала: «12 сентября 2008 года в местечке Боом, недалеко от Сукпака, обнаружен труп подростка в гнилостном состоянии. Дактилоскопическая экспертиза показала, что это Александр Таскин, 1993 года рождения, учащийся 8 класса Усть-Элегестинской школы-интерната. Его не было в интернате с 3 сентября, но, несмотря на это, ни воспитатели, ни директор школы не сообщили в милицию об исчезновении мальчика».

Таскин пролежал у горы Боом до полного разложения, и все это время мальчик числился в интернате, и в конце-концов был записан, как умерший от гриппа. В результате этого инцидента директору был объявлен выговор, а воспитателя интерната уволили. Впрочем, вскоре он вернулся, и стал работать преподавателем ОБЖ.

Из неофициальных источников известно, как воспитанница интерната Виктория Шипуля рассказывала, что на лето их привозили из Элегеста в Кызыл, но, не довезя до города, оставляли в степи. До 1 сентября. Кто-то добирался до родственников, кто-то все лето бомжевал в городе, обживая люки и новостройки.

Шмолин Андрей в июне 2006 года никак не хотел ехать на каникулы к родственникам. Но его отвезли в город. А он где-то достал велосипед и обратно помчался в школу-интернат на велосипеде. И по дороге в интернат рядом со Сукпаком его раздавила автомашина насмерть. Свидетельство о смерти ребенка есть у директора интерната.

В 2003 году в лагере имени Терешковой, на берегу Чагытая, воспитатель изнасиловал девочку. Воспитателя посадили.

Прогноз

Кого-то нужно наказать. Амур Увангур, конечно, поступил очень странно. Как сказал один умный человек, он горой стал за своих воспитателей и сохранил кресла своим начальникам. Можно назвать это корпоративной этикой, или защитой чести мундира. Каждый из нас рассчитывает, что в случае каких-либо проблем, начальник поможет, если это хороший начальник. Но помогать - не значит прикрывать незаконные действия. И здесь директор был категорически неправ. Но судят его не за это, а за то, что он отправил детей в лагерь.

Амур Увангур готов к тому, что его дисквалифицируют, лишат возможности работать с детьми, занимать руководящую должность.

Он не пропадет. У него двое своих детей, трое приемных. Правда сейчас он считает своими и всех воспитанников интерната. А с ними придется расстаться.

Кстати, кто такой Амур Увангур? Педагогический стаж: 19 лет, из них 12 лет – директор. Гордится своими учениками. Георгий Укей учится сейчас в Кемеровской Академии культуры, Начын Болат-оол окончил Новосибирский вуз. Многие стали учителями, как, например, Долаана Ховалыг. Многие сейчас учатся на педагогов. Работал директором в Чыргаландинской школе. За эти годы школа участвовала практически во всех соревнованиях и конкурсах, была в лидерах по компьютеризации, по освоению Интернета. А ведь в этой школе было чуть более двухсот учеников.

Его назначили директором школы-интерната, чтобы он навел там порядок. Прежнего руководителя с его отношением к детям нельзя было оставлять. У школы есть уже и определенные достижения. Но кто их сейчас будет учитывать?

Одним из его достижений надо считать то, которое он сам считает не слишком значительным. Он договорился с отцом Вячеславом, который покрестил детей в церкви.

В интернате из 60 детей - 10 русских. Когда Лена и Люда утонули, он обратился в православный храм, чтобы детей похоронить «как положено». Но оказалось, что дети были некрещеные, отпевать их было нельзя. Тогда директор попросил крестить оставшихся воспитанников. Любу и Лену похоронили по тувинским обычаям.

Казалось бы, что может быть проще, легче и естественнее – дать детям веру. Но ведь до него никому это и в голову не приходило.

Сейчас, чтобы оставлять детей подольше в интернате, не выпускать их неподготовленными в жизнь, он собирается продлить обучение в школе-интернате на год.

У Амура Увангура – живая душа. Если ему суждено уйти с должности директора, путь тот, кто придет на его место, постарается быть таким, как он.

Впрочем, пока он не сдается, продолжает отстаивать свою невиновность. Надеемся, что правосудие восторжествует. Это нелегко, но судьи должны установить истину в деле о двух погибших девочках.

И. Качан


Интересный материал? Поделитесь им с друзьями!



Похожие новости:

  • Выстрел в тайге
  • Нет повести печальнее на свете, чем повесть о сидящем на диете в мечтаньях ...
  • Вопрос–ответ
  • Социальные комментарии Cackle
    Алдын | 25 ноября 2012 13:11 | Сообщений: 0 | Новостей: 0

    Рассуждение глуповата1.!"Получается, что девочки разделись на одном краю, а купались на другом?" ПОЛУЧАЕТСЯ тела должны находиться около прошеннных одежд?.2."Могли бы проплыть 70 метров? Вряд ли".!!! они пошли купаться значит не раз плавали,по моему такие рассуждение очень глупо!я думаю они решили переплыть пруд и не рассчитали силы,или переплыли другой берег а на обратно не хватило сил.не стоит забывать подводные течение не смотря это пруд(перепады теператур,рельеф дна т.д)!Но на это есть эспертиза,суд а не глпое предположение!