,
Партнеры

Фапик
  
  
bastion
  
stroimaster
  
  
Мы в соцсетях



Заметили ошибку?

Выделите мышкой часть текста
и нажмите

Система Orphus
Сайт газеты “Плюс Информ” » Общество » Как защищали детей от родителей


Как защищали детей от родителей

 (голосов: 0)

Как защищали детей от родителейНа прошлой неделе в четверг исполнилось 77 лет Отделу по делам несовершеннолетних в структуре МВД России. А накануне корреспондент еженедельника вместе с инспекторами побывал в рейде, посетив семьи, которые стоят на учете в Отделе по делам несовершеннолетних. Как рассказали корреспонденту, всего в ОПДН работают 14 инспекторов, а город поделен на три зоны - Восточная, Центральная и Западная. В рейде приняли участие Ася Хертек - и.о заместителя начальника отдела - начальник отделения по делам несовершеннолетних УМВД РФ по г. Кызылу; Алена Алдын-оол - инспектор ПДН этого же отдела и Саяна Рябова - заместитель начальника Управления социального развития мэрии г. Кызыла.

Одного не досчитались

На профилактическом учете в Отделе по делам несовершеннолетних состоит 244 родителя, которые не занимаются воспитанием своих детей. Очень часто оставляют их одних в пустых домах, отправляясь в пьяные путешествия. С каждым из взрослых работает инспектор. Рейды проводятся еженедельно совместно с мэрией, соцдепартаментом, комиссией по делам несовершеннолетних, социальными педагогами школ. Как рассказала Ася Багай-ооловна Хертек, с детьми, состоящими на учете, работать гораздо легче, чем со взрослыми мамами и папами, большинство из которых не признают свои ошибки и не хотят менять образ жизни. Основная проблема таких семей - пьянство взрослых, а отсюда болезни, отсутствие работы, а значит, отсутствие средств к существованию. Сегодня трезвая мама может задуматься о судьбе своих детей и даже попытаться что-то изменить (пойти поискать работу, например), а завтра, бросив дом, уйти в долгий запой. А потом кричать инспектору в лицо: а что вы для меня сделали, чем помогли? «Все пьющие родители, - говорит Ася Багай-ооловна, - обвиняют в своих бедах кого угодно, только не себя».

Как защищали детей от родителейГлавная ежедневная задача каждого инспектора ОПДН - отслеживать ситуацию в семьях, состоящих на учете, а в списках и просто пьющие родители, и малообеспеченные, и многодетные. Есть ли еда в доме? Накормлены ли дети? Многие взрослые, состоящие на учете, рассказывают инспекторы, находятся в своеобразном «пограничном» состоянии. То мирно живут, то вдруг начинают разводиться, драться, пить. Семейный конфликт - и ребенок сразу оказывается в стороне. Брошенный, не нужный. Зажимается в комочек или убегает из дома.

Весною этого года в одной многодетной семье только к вечеру хватились, что в доме нет еще одного малыша. Мальчик, видя, что взрослые заняты своими делами, пошел на Енисей и провалился под лед. Спасти не удалось. И таких смертельных случаев в течение только этой весны было несколько. «У нас на балансе есть специальный консультативный автобус, - говорит Ася Багай-ооловна, - вместе с врачами, представителями власти мы часто выезжаем, чтобы проверить левобережные и правобережные дачи. Там детям живется несладко. Домики-то совсем непригодные для жилья. Часто на месте составляем протокол и забираем малышей у родителей. Достаточно часто заводим дело по ст. 156 - жестокое обращение с детьми».

«Мои родители вообще не пьют!»

Как защищали детей от родителейПервая семья, которую мы посетили в районе кожзавода, - из разряда «запойных». Муж, жена пьют, а ведь у них двоих детей. Когда-то из-за долгов поменяли благоустроенную квартиру на однокомнатный разваливающийся домик. На всей обстановке стоит печать бедности. Кричать с порога на участников рейда стали в три голоса. Мама, папа и старшая дочь Наташа, которая пришла навестить родителей. Мать в отношении ее давно лишена родительских прав. Теперь у Наташи своя семья, но, зная, что в домишке живет еще малолетняя Лена, Наташа приходит часто, чтобы удостовериться, что все в порядке. А в порядке бывает здесь не часто. Мать двоих детей, накричавшись, поковыляла в огород. Зимой она обморозила себе пальцы. А отец, успокоившись, что их никто фотографировать не будет, рассказал, почему у него на ноге аппарат Илизарова. Сложный перелом. Упал неудачно, теперь еле ходит. Он получает мизерную пенсию, жена подрабатывает на рынке. «Младшая Лена прекрасно закончила школу. Мать бросила пить, потому что очень любит нас, детей, - говорила Наташа, - Что вы ходите к нам с разборками?» «А разве вы не помните, - сказала Ася Багай-ооловна, - как еще несколько недель назад все в этом доме все вповалку лежали пьяные? Поэтому и ходим». «Да мои родители вообще не пьют!» Как считает девушка, мы все переворачиваем, особенно газетчики. А что переворачивать с ног на голову, если и так видно, как живет семья. У отца на лице написаны долгие годы пьянства. А мать за неисполнение родительских обязанностей - не следила за младшей Леной, уже привлекалась к уголовной ответственности. Так чего теперь по огороду бегать, изображая из себя жертву?

Мама «в бегах»

В соседнем доме живет Евгения Викторовна. Мать-одиночка, имеющая двоих детей. На учете состоит несколько лет, с тех пор, как бросила дома одних годовалого сына и 4-летнюю дочку. Инспекторов тогда вызвали соседи, услышав детские крики.

Дом Евгении Викторовны добротный, есть огород. Но ни домом, ни огородом, ни детьми молодая женщина и не думает заниматься. Она уже привлекалась к уголовной ответственности за жестокое обращение с детьми. Елена Викторовна официально отказалась от дочки, от сына пока нет. Где малыш? Возможно, у родственников. Только кому нужен чужой ребенок в своей семье? С этим случаем придется разбираться инспекторам. В блокнотах делается пометка.

Где мама - никто не видел

Мерген и Эрес живут на пенсию по потере кормильца. Старшему - 24 года. Младшему - 16 лет. Где мама? Старший сын утверждает, что мама Сырга не пьет, а сейчас пошла к родственникам. Младший брат тоже ушел к родственникам. Сырга когда-то была учителем, но после смерти мужа запила. «Ей нужна помощь нарколога, - говорит инспектор, - однажды мы ее уже уговорили, но когда приехали в наркодиспансер, она наотрез отказалась лечиться. И если больной говорит - «нет» - то по закону в наркодиспансер его не возьмут. А столько работы мы провели тогда. Все зря. Не хочет менять свой образ жизни». В доме чисто, прибрано, но как и везде в таких квартирах очень бедно. Еды - на несколько дней. Очень часто, говорят инспекторы, в этом доме царствует и холод и голод. Как рассказал нам сосед, маму он тут сколько месяцев уже не видел. Зато достаточно часто приходят друзья с пивом. Рядом с домом заваленная пустыми бутылками свалка. Когда-то была у Сырги полублагоустроенная квартира, из-за долгов поменялась на этот однокомнатный домик. Очень частая история в таких семьях.

Пить бросила - печет пироги

Ольга Сат живет одна с двумя детьми на ул. Рабочая. За то, что не следила за малышами, у нее уже изымали детей. Одумалась после этого. Дома сделала ремонт, работу нашла на рынке «Мажалык» - печет пироги. Бабушка по хозяйству помогает. Когда мы с инспекторами зашли в дом, очень вкусно пахло пирогами: целый таз напекла! Но, как говорят инспекторы, бывающие здесь часто, и молодежь с пивом собиралась, и дети голодными бегали. Огород есть хороший, только денег нет на семена. Саяна Рябова из соцдепартамента пообещала помочь картофелем, чтобы посадить успели. А старшего ребенка Эреса устроить в пришкольный лагерь. К сожалению, социально-нестабильные семьи, не знают, куда нужно обращаться за помощью. Сейчас главное, чтоб Ольга пироги печь не бросила, да за жизнь новую уцепилась. Сюда инспекторам придется заезжать не один раз.

Пропьет ли Галина 15 рублей?

Улица Паротурбинная. Здесь живет подопечная инспектора ПДН Алены Алдын-оол. Мать-одиночка, четверо детей. Галина, молодая женщина 25 лет. Сидит пьяная на скамейке с друзьями. Грязные дети бегают рядом. Женщина пьет уже 6 дней. Проблема Галины в том, что после смерти матери ее отец женился, и в квартире прописал всех родственников жены, а Галину не прописал. Отсюда и проблемы: без прописки нет документов, даже в наркологию не возьмут. «Но этот вопрос решаем, - сказала ей заместитель начальника Управления социального развития мэрии г. Кызыла Саяна Рябова, - нужно прийти ко мне завтра в мэрию. И попробуем решить вопрос с документами и устроить тебя в наркологию». Алена Алдын-оол дала деньги на проезд, чтобы приехала в мэрию. «Нет прописки - большая проблема с бумагами, документами, законами. Вот и сидит на лавке да пьет, говорит Алена Алдын-оол, - Лишь бы 15 рублей не пропила. А у нее такое сейчас состояние, что купит стакан шмурдяка, и плакали все наши начинания. Все заново начинать. А у нее ведь четверо детей. Почему отец не прописал дочь? Мачеха, видать, надавила. Значит, будем работать дальше»

 

«Мне бы Галину спасти, - сказала на прощание Алена Алдын-оол, - у меня тогда камень с души упадет. А то ведь ни дома, ни прописки, молодая женщина и четверо детей. Сейчас конкретно займусь именно этой семьей».

По морально-этическим соображениям имена изменены.

В рейде побывала Т Рамазанова


Интересный материал? Поделитесь им с друзьями!



Похожие новости:

  • Выстрел в тайге
  • Путин пообещал журналисту «Нового Века» не бросать «Кызыл–Курагино»
  • Дело о смерти двух девочек
  • Социальные комментарии Cackle
    Demaemiainaprim | 15 мая 2013 10:54 | Сообщений: 0 | Новостей: 0
    TazySteatry xaikalitag Wadeorrulmora iziananatt Noumoutty http://gussannghor.com SteannaEnlarp