,
Партнеры

Фапик
  
  
bastion
  
tovarny_beton
  
  
Мы в соцсетях



Заметили ошибку?

Выделите мышкой часть текста
и нажмите

Система Orphus


Бойня

 (голосов: 1)

БойняХутинский заказник, как ни крути, имеет очень правильное название. Это - именно заказник. Там «заказали» косулю. «Заказали» - понятие в его нынешнем детективном значении. Итак, пишем детектив.

Косуля

В нашем детективе косуля - это жертва.

Косули бывают разные. Та косуля, которая водится в Туве, отличается от так называемой амыльской косули. Амыльская - покрупнее, не такая шустрая, может быть, не такая умная. Она любопытна, менее пуглива и более «пластична», то есть не слишком заморачивается насчет опасности и будет спокойно приходить кормиться туда же, где накануне уже гремели выстрелы и были убиты ее сородичи.

Жизнь косули сказкой не покажется. Живет она в основном в бассейне Амыла, в Красноярском крае, но на зиму идет в Туву, в окрестности с. Хута. Идет своими, давно нахоженными тропами в конце осени. Сначала - самки, детеныши, подростки, потом самцы. Самые крупные и сильные самцы идут последними. И не всегда доходят. Если попадут под снегопад, будут идти, сколько есть сил. Остановятся отдохнуть - завалит снегом. Не будут останавливаться, все равно, если выдастся снежная зима, завалит. Бедолаги устроятся под деревьями, будут объедать ветки, кору, но, в конце концов, погибнут от голода. Пару лет назад погибло стадо в 80 голов - все самые крупные сильные особи.

Погибая, они вероятно думают, что их смерть не напрасна - они исполнили свой долг, и самки с детенышами дойдут до места зимовки.

Конечно, можно сказать, что животные не думают. Но все же у них хватает понятия, как у людей на тонущем корабле, что в первую очередь спасают женщин и детей. Кстати, и на кораблях такое не всегда бывает. К позору команды, бывают случаи, когда моряки первыми стараются занять места на шлюпках. У косуль такого не случается.

Так вот, амыльские косули пасутся в Туве в холодный период, а потом уходят рожать и воспитывать детёнышей обратно в Красноярский край.

Заказник - место преступления

Окрестности Хута - уникальны. Здесь почему-то выпадает очень мало снега, а летом хорошие дожди. И вырастает прекрасная трава. Огромная кормовая база для всех травоядных.

Говорят, когда-то здесь было большое хозяйство, паслись стада коров, масло вывозили на вертолете. Масла было так много, что перевозка вертолетом вполне окупалась.

Потом все это куда-то пропало, как это часто бывает. И может, хорошо, что пропало, потому что амыльской косуле надо где-то пастись. Специально для нее был организован заказник. Потом эта территория была признана «особо охраняемой природной территорией республиканского значения».

Об уважении жителей и гостей Тувы к заказнику, можно судить по информационному знаку. Прибитый на дереве анонс - капот машины, выкрашенный в ярко желтый цвет с красной надписью «Государственный заказник Хут», давно стал мишенью для всех, кому не жаль на него патронов. Консервная банка, прикрепленная в центре, - для прицела оптики. Охотники, надо сказать, никудышные, особая меткость не прослеживается.

Именно сюда приходит косуля на зиму прокормиться, и именно здесь ее истребляют самыми варварскими методами.

О времени преступления тоже надо сказать - сейчас запрещена охота на косуль в любом месте - самки в это время беременные. У них внутри уже даже не зародыши, а маленькие косулята, с вполне сформировавшимися глазками, ушками, ножками.

Истребление косульБойня

Итак, на небольшой территории заказника скапливается довольно много косуль. Весной почти все самки беременны. У каждой должно родиться по два детеныша. Они пришли сюда, спасаясь от снежной зимы.

И убивать их очень легко. Ночью косуля чувствует себя в безопасности. Она хорошо видит в темноте. Надо ослепить ее ярким светом. Когда она потеряет ориентир, не будет знать, куда бежать, и остановится, то ее легко застрелить, для этого не надо даже выходить из машины.

Правда, выйти из машины придётся, чтобы содрать с нее шкуру, расчленить и положить в мешок.

Все очень просто.

Зимой, именно тогда, когда сюда приходят косули, дорога в Хут хорошая. Можно приехать на любой машине и настрелять косуль сколько душе угодно.

Эта хорошая дорога идет через весь заказник, и от нее во множестве разветвляются так называемые «браконьерские дороги». Эти браконьерские дороги тоже хорошо укатаны, они покрывают территорию заказника сплошной паутиной. И в этой паутине гибнут косули. Если поехать по любой из браконьерских дорог наугад, то рядом с дорогой увидишь шкуры, ноги, головы косуль.

Долго они не лежат - их быстро растаскивают, съедают волки и вороны. Волки и вороны живут здесь припеваючи: можно не охотиться, не добывать пищу - пища в изобилии лежит вокруг. Охотники увозят только мясо, бросая внутренности.

Браконьеры не прячутся, чувствуя свою безнаказанность. Они разделывают туши прямо у дороги. В любом месте, где есть наклоненное дерево, можно найти останки косуль, или, если шкуры и потроха уже растащили хищники, окровавленные стволы деревьев, застывшее на морозе содержимое желудка.

Портрет преступника

Кто добывает здесь мясо? Не охотники. Да, охотник может быть и браконьером, но те, кто охотятся с лучом на косуль, - не охотники. Они не понимают азарта - выследить дичь, думать, как дичь, перехитрить дичь. Косуля быстро бегает, она лучше видит, лучше слышит, чем человек. Можно понять азарт охотника, его гордость, когда он сможет добыть косулю.

Но не в этом случае.

У тех, кто охотится в Хутинском заказнике, явно не было отца-деда охотника, которые бы передавали им свое умение, учили охотиться, рассказывали о правилах охоты.

Мода или зависть к настоящим охотникам заставили купить ружье людей, далеких от охоты. Есть хорошее ружье, хорошая машина. Но умений нет. А вот для охоты с лучом особой подготовки не надо.

Эти люди не охотятся. Они просто берут мясо. Право же, в любом магазине можно сделать то же самое. Но им хочется прослыть охотниками. Зависть, что поделать. И вот они едут на добычу.

А кого легче добыть, сильного самца или беременную самку? Под выстрелы браконьеров попадают и те и другие, но тяжелые самки все же чаще.

БойняЗаказник - жертва преступления

Территория заказника относится к разряду особо охраняемых. Что это значит?

Это значит, что в задачи заказника входит:

- поддержание оптимальных условий размножения и миграции видов животного мира, нуждающихся в особом внимании к их состоянию в природной среде;

- охрана воспроизводственных стаций марала, косули, кабана, кабарги, манула;

- охрана зимних стоянок марала, косули;

- охрана путей миграции копытных животных.

Конечно, ничего этого нет. Заказник стал концлагерем для косуль в его прямом значении. Здесь концентрируются большие стада косуль, где их и истребляют, именно во время миграции, именно беременных самок.

На территории заказника запрещается любая деятельность, угрожающая сохранению природного ландшафта и его компонентов, в том числе:

- охота на охраняемые виды животных и птиц;

- рубки главного пользования;

- разработка общераспространенных полезных ископаемых;

- проезд механических транспортных средств вне дорог.

Паутина браконьерских дорог - разве это не «проезд механических транспортных средств вне дорог»?

Рубки главного пользования, это, например, рубка деревьев для строительства дома. Прямо рядом с основной дорогой люди вырубают лес. Они говорят, что именно этот участок им выделили для вырубки. Они, как и все граждане, имеют право на строительство дома. Где разрешили, там и рубят. Кто разрешил вырубку не территории заказника?

Вдоль дороги - много достаточно глубоких ям, рытвин. Здесь добывали грунт, чтобы отсыпать дорогу. Говорят - старатели, это они делали дорогу.

В ямы попадают животные. В темноте туда может упасть и машина, если будет разворачиваться. Но, главное, это и есть «разработка общераспространенных полезных ископаемых».

По идее ямы должны рекультивировать. То есть, заравнивать, делать стенки пологими. Тогда, теоретически, все будет нормально. Если ямы не заравнивать, то - таяние снега, вода, ветер сделают свое нормальное и законное дело - рытвины станут более глубокими, начнется эрозия. Появятся овраги. А поскольку ямы прямо рядом с дорогами, то повредится дорога, которую надо будет опять подсыпать, опять появятся новые ямы. Ну и так далее.

Долгое время и вполне успешно боролись со старателями - не давали им тут держать подсобное хозяйство. Сейчас - подсобное хозяйство официально разрешено. И все это на особо охраняемых землях.

Жителям села Хут не выделены участки для хозяйственной деятельности. Они могут это делать где угодно. То есть, диким животным остается все меньше места.

Путешествие по Хуту с охотоведами

Два дня - субботу и воскресенье мы с охотоведами колесили по браконьерским дорогам заказника, ночью сидели в засаде, но не на зверей, а на браконьеров. Мы - это оператор «Нового Века» Иван Макаров и я.

Началась поездка с тушения пожара - горела трава в степи. Пожар был довольно большой, прямо рядом с кордоном. Но оттуда никто не вышел, может быть, там никого не было. А степной пожар тушат очень странно: его «забивают» прутьями.

Браконьеров, правда, не увидели, но зато во множестве видели следы их работы. Охотоведы и местные жители сходятся в одном - никогда еще на их памяти вся почва запасника не была так изъезжена, никогда не валялось столько шкур под деревьями и прямо на дорогах.

Некоторые шкуры совсем свежие. Вот останки косули. Лежат пару дней, не дольше. То есть, ее убили 8 марта. Это чей-то муж 8 марта притащил жене к праздничному столу косулю. И женщина должна знать - на праздник убита беременная самка. У нее весной появилось бы два детеныша.

Если кто-то думает, что работа охотоведа - сплошная романтика, он очень ошибается. Кружить по запутанным лесным дорогам, постоянно натыкаясь на кровь и останки косуль, это романтика? Пресекать замерзшие речки, где лед покрыт наледевыми водами - может быть, это романтика? Ужин - никаких костров, чтобы не спугнуть нарушителей. Два машины ставятся «лицом» друг к другу, на капоте одной раскладывается еда. Горячий чай из термосов.

Ночью до рези в глазах рассматривать далекие поляны, называемые почему-то «солнцепеками». Под утро - недолгий сон прямо в машине. С утра - продолжение объезда. Романтика...Бойня

По дороге встретили местных жителей. Подошли с осмотром. Нарвались на кучу оскорблений, типа: «Знаем, зачем вы сюда приезжаете, - косуль стрелять». Впрочем, кричала только женщина. С мужчиной получился более конструктивный разговор. Все согласились, что общественный контроль на дорогах еще как не помешает.

Местные жители тоже охотятся. Но на это смотрят более лояльно - а как еще прожить в селе, где нет никакого производства? Нормальные сельские охотники косулю загоняют. Это - допустимый способ охоты. Но сейчас стали появляться и такие, которые тоже охотятся с лучом. Бывает, что местные выступают в роли проводников для браконьеров. Это уже гораздо хуже.

Говорят, в прежние времена на подъезде к хутинским угодьям стояло три кордона. И то браконьеры ухитрялись просачиваться. Сейчас только один и гораздо дальше вглубь территории. Браконьеры приезжают сюда, как к себе домой.

Как заработать на Хуте миллионы

Сначала можно попробовать просто разбогатеть. Делать все, как полагается: лицензия на отстрел животных (в разрешенное время!), лицензия на добычу общераспространенных ископаемых и т.д. Животных не будут истреблять в запрещенное время, истреблять хищнически - их будет больше. Будет больше косуль, они станут больше распространяться на простых охотничьих угодьях, где охотиться разрешено.

Это сложно. А вот заработать миллионы проще - надо просто брать штрафы за все, как полагается.

Яма - штраф. И серьезный, смотря какая яма и где - штраф может достигать миллиона. Вырубка леса - штраф. Убитая косуля - штраф. А штрафы сейчас очень выросли. За косулю на особо охраняемых территориях штраф сейчас - сто тысяч рублей. Добыл две косули - двести тысяч, четыре - четыреста тысяч.

Кстати, сейчас заведено два уголовных дела. Один браконьер убил двух косуль, другой - четырех.

Тут любой призадумается, хочется ли ему дикого мяса, или лучше пойти в магазин. И кстати, можно ли получить в банке кредит на штраф? Четыреста тысяч мало кто сможет выложить вот так, сразу.

А еще можно призадуматься, зачем нужно было создавать заказник, чтобы потом так варварски уничтожать природу.

Два дня ездила по Хутинскому заказнику с охотоведами Владимиром Поповым, Борисом Медведевым, Андреем Чертовым и Василием Хертеком Ирина Качан


Интересный материал? Поделитесь им с друзьями!



Похожие новости:

  • Охота в законе
  • Выстрел в тайге
  • И снова волки
  • Социальные комментарии Cackle
    Виктор Бастриков | 20 марта 2012 16:08 | Сообщений: 0 | Новостей: 0

    Много слов, и никакой конкретики. Вопрос: кто охраняет данную территорию? Охотинспектор Пий-Хемского района? Так это тот охотовед в компании которого Вы в засаде сидели? Такое варварство возможно в ситуации полной безнаказанности. Едут, потому как знают, что "можно". А местные знают правду, кто там браконьерит, а кто охотится. Приезжайте теперь на Тоджу. Только в рейд - не получится. Не с кем. С тех самых пор как коллеги "почетно" проводили на заслуженный отдых охотинспектора  района Юрия Никитина, охрана закончилась. Как в известном рекламном ролике: "бил, бью и буду бить". Такова участь косуль и прочих животных. Кстати, беременные сейчас все - волки, лоси, маралы.