,
Партнеры

  
abakan_build
  
bastion
  
tovarny_beton
  
  
Мы в соцсетях



Заметили ошибку?

Выделите мышкой часть текста
и нажмите

Система Orphus
Сайт газеты “Плюс Информ” » Общество » Секрет долгожителя


Секрет долгожителя

 (голосов: 0)

Секрет долгожителяПавлу Андреевичу Тихонову 98 лет. Совсем скоро, 24 февраля ему будет 99. Он, на удивление, очень бодрый, весёлый и моложавый. На вопрос о секрете долгожительства Павел Андреевич улыбается и отвечает, что никакого секрета нет. Говорит, что главное – это не волшебные напитки и не молодильные яблоки, а спокойствие. Спокойствие во всём: в работе, в любви, в жизни. Но когда он рассказывает о своей жизни, понимаешь, что о спокойствии и речи быть не может. Секрет в чем-то другом. В чем?

«Откуда здесь тувинцы?»

Родился Павел Андреевич в Ачинске, но когда ему было всего пять лет, родители переехали в Успенку, а потом уже в Кызыл.

Некоторое время работал заведующим гаражом в правительстве. Доводилось возить Салчака Току, в Барун-Хемчик с ним ездил.

А потом случилась с ним странная история. Это сейчас она кажется странной, а тогда была страшной. Павел Андреевич возил монгольскую делегацию, с ними был и Николай Чолдак-оолович Товарищтай, комиссар государственной охраны, министр внутренних дел ТНР. Ездили долго, стемнело. И на Красной Горке в машине погас свет. Товарищтай решил, что это было сделано специально, что шофер задумал какую-то диверсию. Несколько раз Павла Андреевича вызывали на допрос, спрашивали, почему свет погас в таком опасном месте. Он обратился к советскому полпреду и тот его защитил.

Потом началась война. После ранения на фронте, Павла Андреевича признали негодным для боевых действий и  отправили на Кавказ. А потом он работал в Москве шофером, в одном из министерств. Министерство находилось в центре Москвы. И там он совершенно случайно встретился с Николаем Товарищтаем. Министр сказал, что полпреда уже нет, «у нас будет разговор другой». «Я, конечно, струсил, мне ясно дали понять, что как только приеду в Туву, меня арестуют», - говорит Павел Андреевич.

И тут он увидел в Москве Салчака Току. Обрадовался, соскочил с машины, закричал по-тувински. Тот удивился, спросил: «Откуда здесь тувинцы?». Павел Андреевич сказал, что он – бывший тувинец. А Тока и говорит: «Мы же тебя на фронт воевать отправляли, а не в Москву». Павел Андреевич рассказал о ранении, о том, что Товарищтай с ним собирается «разобраться».

Тока говорит, что бояться не надо, «приезжай, нам рабочие нужны, зачем тебе тут быть, если вся семья в Туве?». И Павел Андреевич вернулся в Туву.

Как Павел Андреевич читал стихи Товарищтаю

Николаю Товарищтаю больше не было дела до Павла Андреевича, сложные времена настали и для него. За неосторожные слова, сказанные им полпреду СССР на государственном банкете, отправили в своего рода политическую ссылку – директором Бреньского леспромхоза Каа-Хемского района, организовывать лесозаготовки. И это он еще легко отделался, потому что был исключен из ВКП (б) с формулировкой «за националистические проявления с террористическими тенденциями в адрес русских».

Павел Андреевич поехал в Сарыг-сеп отвозить почту, и там встретил Николая Чолдак-ооловича. Тот попросил подвезти до Сизима, видимо, уже и забыл шофера, «нарочно» выключившего свет. Ночевали в одной избушке. Товарищтай на верхних нарах, Павел Тихонов на нижних. Они разговорились, и Павел Андреевич привел строки из старинной народной песни:

«Судьба играет человеком,

Она изменчива всегда:

То вознесет его высоко,

То бросит в бездну без стыда!»

Николай Чолдак-оолович сказал, что чувствует - камень в его огород. Павел Андреевич спросил у него, помнит ли он их разговор в Москве. Товарищтай удивился,  сказал, что вообще впервые его видит. Но когда Павел Андреевич ему все рассказал, тот вспомнил шофера. Товарищтая тогда Берия к себе вызывал, а от него редко кто выходил, Николай Чолдак-оолович тогда был здорово напуган, вот и решил «отыграться» на шофере. Он попросил прощения у Павла Андреевича. Утром они поехали в Сизим, там расстались и больше не виделись.

Второй раз спасти девочку не удалось

Павел Андреевич воевал под Ленинградом. Однажды поехал через Ленинград в посёлок. Видит -  много умерших везут на санках в сторону кладбища. И увидел девочку, которая тоже на санках тащила тело. Ей лет 10 было, тянула санки с трудом.

Он с напарником решил помочь ей. Узнали, что на санках ее мама. Отец у неё тоже погиб, прямо на работе, брат умер, теперь и мать умерла. Погрузили они тело в кузов, а девочка и говорит: «Вы завтра здесь поедете, я ночью умру, пожалуйста, увезите меня на Пискаревское кладбище и положите рядом с мамой».

Шоферам стало жалко малышку, взяли её с собой. Она повару помогала, а Павел Андреевич ей помогал, когда у него появлялось свободное время. Он дрова рубит, она – картошку чистит. Девочка всегда просила после войны её к себе домой взять. Павел Андреевич ей твердо пообещал, сказал: «Обязательно, Таня, я заберу тебя. Будете с сыном моим играть». Но не сбылось. Павла Андреевича ранили, он попал в госпиталь, а девочка осталась. А потом он получил письмо, что Таню ранило шальным снарядом. Она умерла в госпитале.

Немецкий полу­шубок и рубаха Павла Тихонова

Война – это очень страшно. Порой, чтобы выжить, приходилось делать то, о чем сейчас и вспоминать горько. После прорыва блокады Ленинграда, полк, в котором служил Павел Андреевич, продолжал гнать немцев с правого фланга. И вот как-то остановились на ночёвку, был февраль. Спали прямо не земле, под навесом. А неподалеку, буквально в 10 метрах, лежали мёртвые немцы в хороших полушубках. Один наш солдат лежал рядом с Павлом Андреевичем. Земля холодная, замёрзли сильно. И этот солдат решил снять полушубок с мертвого немца. Труп закоченел, застыл. С трудом, но он снял полушубок и принёс нашим солдатам. Павел Андреевич надел его. Конечно, потом скандал был. Вспоминать сейчас об этом тяжело, но из жизни ничего не выкинешь.

Были и другие случаи. Ехал Павел Андреевич собирать наших раненых после боя, взглянул в сторону, танк стоит в укрытии. Возле этого танка капитан раненый и девушка рядом с ним. Павел Андреевич остановился, может, помочь чем? А взять с собой он уже никого не мог - в машине не было места. Девушка умирала, доживала последние минуты. Капитану осколком пробило грудь, на то, что он спасется, надежды почти не было. Павел Андреевич попытался помочь, он снял с себя рубаху, чтобы как-то закрыть рану, остановить кровь. А мылись ведь редко, и он боялся, что рана будет инфицирована. Но ничего другого в этих условиях сделать было нельзя. Он пообещал капитану, что заберет  на обратном пути. А как поехал обратно, не было уже того капитана. И долгое время Павел Тихонов не знал, что с ним случилось.

В семидесятом году Павел Андреевич поехал в Ленинград на два дня и прочитал в газете, что организуется встреча 46 полка. Того самого, которому они в боях помогали, а капитан был командиром батальона этого полка. Он пошел на встречу, зарегистрировался, сказал, что не из их полка, но ему интересно, что с их капитаном произошло,  и вообще с полком. Тут подходит к нему мужчина, кланяется в ноги и говорит, что это он – капитан. Что Павел Андреевич его спас. Еще сказал, что его много лет искал. Сказал, что рубаха эта в  музее хранится и что он может её отдать. «А зачем она мне? Я не взял её», - говорит Павел Андреевич.

 

Неужели действительно спокойствие – секрет долголетия такого человека? В это невозможно поверить. Скорее – любовь к Жизни, стремление помочь людям, желание прожить жизнь не зря. А спокойствие? Ну, разве только в том смысле, что это – душевное спокойствие, спокойствие человека, исполнившего свой долг.

М Новикова, И  Качан


Интересный материал? Поделитесь им с друзьями!



Похожие новости:

  • Салчак Тока или Петр Первый?
  • Выстрел в тайге
  • Честно прожитый 101 год ветерана
  • Социальные комментарии Cackle