,
Партнеры

  
abakan_build
  
bastion
  
sbis
  
  
Мы в соцсетях



Заметили ошибку?

Выделите мышкой часть текста
и нажмите

Система Orphus
Сайт газеты “Плюс Информ” » Общество » Куда ведет дорога из подвала?


Куда ведет дорога из подвала?

бомжЕго зовут Тушен, ее - Саша. Семья. У Саши много детей, но сколько точно, она и сама не помнит. Потому что живут дети кто в Детском Доме, кто в районе у родственников. И 27-летняя Саша снова беременна. Всю зиму Саша и ее муж Тушен прожили в люке теплотрассы вместе с другими бомжами. Попали туда после того, как, продав свою квартиру, растратили и пропили деньги. Об их семье и других обитателях подземного мира, было рассказано в №9 от 4 марта 2009 г. Сейчас Саши и Тушена в люке уже нет. Куда семья отправилась жить, обитатели люка не знают. «Может, родила она, а может, в район поехали», - ответили безразлично корреспонденту из глубины люка.
После статьи «Мы - бывшие в употреблении», к нам в редакцию пришел Андрей Савченко, который представился руководителем организации «Путь к свободе» и предложил помочь тем, кто живет в люке, то есть тем бомжам, о которых мы рассказали. «Не все бомжи называют себя так - бывшие в употреблении, - сказал нам сразу же Андрей. - Многие хотят вернуться к обычной жизни, но не могут». Чем может помочь эта организация людям из люков и зачем им это нужно, корреспондент выяснял в беседе с гостем редакции.
- Наша организация называется «Путь к свободе». Это общественная некоммерческая структура, сектой мы ее не считаем, так как насильно ничего не навязываем. Просто делаем то, что должен делать один человек, когда другой в беде. Основная ее идея - духовное возрождение - зарегистрирована в г. Владивостоке, здесь, в Кызыле, ее филиал. Я - директор филиала.
- Чем можно помочь человеку из люка?
- Мы давно работаем с такими людьми, как говорят - дезадаптированными. Есть два вида таких людей. Которые по стечению обстоятельств попали в такую ситуацию и хотят вернуться к нормальной жизни, и которым нравится жить в люках и подвалах. Мы стараемся помочь тем, кто хочет вернуться.
- А кто конкретно помогает, кто это - мы?
- Ребята, которые верят в любовь, верят в добрые поступки и которыми движет любовь. Большинство волонтеров верующие, мы этого и не скрываем.
- Здесь, в Кызыле, у вас есть свой приют?
- Да, один из наших волонтеров снимает здесь дом, сейчас там живут 7 человек бомжей. Он вместе с ними живет, ходит с ними на работу, за продуктами, вместе помогают таким же бомжам. Он полностью посвятил себя этому, по крайней мере, на определенное время. Все мы стараемся привить этим людям иные моральные устои, отличные от тех, к которым они привыкли.
- Что вы имеете в виду?
- В первую очередь, люди, живущие у нас в приюте (бомжи из люков и подвалов), в то время, когда не ходят на работу, если мы их куда-то устроим, не праздно лежат на кроватях, а помогают таким же, как они сами. Больных водят по больницам, помогают собирать разные справки (ведь у большинства нет документов). Возрождаться самому через помощь другим - вот суть.
- Сколько человек живет сегодня в приюте?
- Семь человек. Несколько - из районов. Живут две мамы с детьми.
- А ваша организация помогает своим филиалам финансами?
- Нет, в приюте живут только на то, что сами заработают.
- Андрей, но бомжу, прежде чем пойти работать и начать себя обеспечивать, нужно помыться, одеться, вылечиться. Главное, покушать.
- Вы правы, но есть люди, которые нам помогают вещами, продуктами, даже из официальных структур. Вот из мэрии Людмила Волгина нам помогает, у этой женщины доброе сердце. В начале организации нашего приюта мэрия помогла матрасами, постельным бельем. Еще мы написали письмо в Минздрав и всем, поступающим к нам, разрешено проходить медицинское освидетельствование в поликлиниках, даже без очереди. Помог нам продуктами предприниматель Владимир Морозов, мы очень благодарны. Так же откликнулось ИП Олега Другоченко с базы «Обувь».
- Андрей, а зачем вам это нужно, ведь у вас семья, своя работа?
- Человек не должен заниматься только собой. Каждый день мы проходим мимо тех, кто нуждается в помощи. Это не те попрошайки, что просят на бутылку, а нуждающиеся на самом деле. Я верю, что если я помогу, то и этот человек тоже кому-то поможет, он сделает добро. Потому что этот мир можно сделать лучше, если будешь делать добро. Но помогать надо с мудростью. Я не даю денег в руки, а иду с человеком в магазин, и вместе покупаем продукты.
- Большинство волонтеров вашей организации - люди верующие. Вы говорите с бомжами об их духовном спасении?
- О духовности нужно говорить только тогда, когда человек будет хотя бы сытым и у него будет ночлег. О каком духовном спасении может идти речь, если мысли у людей заняты совсем другим. Как день, как час прожить! Мы решаем социальные проблемы бомжей, но потом, если у них тоже возникнет желание помогать другим, самим стать другим, можем помочь. А если нет - двери для всех открыты. Каждый сам вправе уйти, никто не держит. У нас за два с половиной года, что мы существуем, прошло через приют человек 100. Все они прошли адаптацию, мы всем помогли на начальном этапе. 10% из всех начинают жить по-другому. Живут в приюте 9 месяцев, а дальше - сами.
- Есть положительные примеры из жизни тех людей, кто уже не вернулся в люк?
- Одна женщина из Бай-Тала приехала к нам вся в синяках, с ребенком, похожим на волчонка. Теперь она работает в школе посудомойкой, сына туда же устроила, дом снимает. Еще одна женщина смогла устроиться работать поваром, у нее было образование.
- Вы говорите, что стараетесь устроить своих постояльцев на работу, чтобы сами себя обеспечивали?
- С работой очень сложно, но мы ищем любую. Зимой получилось так, что в приюте нечего было есть, работы не было. Мы обошли все ЖЭУ, предлагали свои услуги. Мыть подъезды, подметать. Но у многих нет документов, я говорю, свои документы оставим, оформите только людей. Нет. Хотя вакансии есть. Ни в одном ЖЭУ не дали работы. Мы документы бомжам восстанавливаем, в мэрии обещали помочь. Но ведь это время, а людям нужно кушать. Зимой было очень тяжело, многие из приюта ушли опять по подвалам искать пропитание.
- В России много организаций духовной направленности, они, подобно вашей, открывают приюты, тогда как официальные структуры не идут на это. Нужны деньги казенные. Но у многих людей есть негативное отношение к структурам религиозной направленности. Как вы на эту сторону смотрите?
- Человек всегда может сделать выбор. Мы никого в приюте насильно не держим и молиться не заставляем. У нас обычные правила. Не пить, не курить, не заводить в приюте интимных отношений. И многим это не нравится. Эти правила для тех, кто хочет их нарушать, а кто их не нарушает, это не правила, а норма. Некоторые уходят сразу, им не нравится каша на завтрак и ужин. «Что это за еда? - говорят они, - в помойке и колбасу найти можно, и икру. Мы в помойке лучше питались». Что ж, вольному - воля. Приют наш для тех, кто больше не хочет уподобляться животным. Кстати говоря, мы работаем не только с асоциальными людьми, но ходим в школы, проводим лекции о вреде курения, страшной опасности наркотиков. Никто не рождается алкоголиком, наркоманом или бомжем.
- Андрей, а что такое, по-вашему, нормальная жизнь? Что в себя включает это понятие?
- Всегда оставаться человеком. Есть заповеди, а есть совесть. Эти два понятия очень схожи. Совесть человека подсказывает ему: нельзя воровать, нельзя убивать. Эти понятия заложены в каждом человеке с рождения. Вот когда мы перестаем слушать свою совесть, переступаем грань, мы перестаем быть людьми.
В конце нашего разговора мы договорились с Андреем, что, если удастся отыскать Тушена и Сашу, попробовать уговорить их пожить в приюте. А вдруг эти люди начнут жизнь с чистого листа?
В Иркутске в 2006 году общественной организацией духовного возрождения «Путь к свободе» был открыт приют
• Власти Иркутска обещали построить такой приют в течение нескольких лет. Решение вопроса затянулось, а тем временем два волонтера из Приморья создали Дом милосердия. Там они кормят и одевают людей. Волонтеры приехали из Владивостока. Чтобы на своем примере показать, что возвращение к нормальной жизни возможно. Первые их постояльцы - муж с женой. Они когда-то были наркозависимыми. Сейчас работают, завели детей. «Здесь очень много таких людей, которые живут под мостами, в подвалах, в колодцах. И все от них отвернулись. Они никому не нужны. Но они люди. И их надо вытягивать. И вот мы стараемся возвращать их к нормальной жизни», - говорит Михаил Сорокин, волонтер общественной организации «Путь к свободе». Ищут постояльцев дома волонтеры сами. «Из каждого болота есть выход. Если есть дверь и ты вошел, то ты всегда можешь из нее выйти». Общественная организация зарегистрировалась только месяц назад. Боролись с бюрократией. Чиновники не верили, что без финансирования можно жить. Сейчас в приюте 14 бомжей. Все инвалиды без пенсий, прописки, документов.
С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПСИХОЛОГИИ
• Этих людей изменить очень трудно, но можно. Другое дело, хотят ли они этого? Наверняка, каждый из тех, кто живет сегодня в люке, мечтает иметь свой угол, свою постель, свой мир. Они живут общественным миром, серой массой. И только с бравадой прикрываются своей свободой. Но это все обман. Человек не может не чувствовать, не знать, что ужинать за столом - это хорошо, а на трубах горячего отопления в люке - плохо. Во всех нас сидит человеческий образ жизни, развитый не одним поколением. Каждый из нас стремится к нормальной жизни. Но в люке жизнь не может быть нормальной.
С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ МЕДИЦИНЫ
• Бомжи в холодное время года перебираются не только в люки, поближе к трубам. Они хотят попасть в любую больницу. И стараются любыми правдами-неправдами лечь на больничную койку. Ведь бомжи нуждаются не столько в лечении, сколько в питании и социальной помощи. Содержание койки в больнице обходится гораздо дороже, чем в приюте, если бы он был у нас в городе. Может быть, пора ввести социальные койки в больницах, чтобы под них выделялись деньги? Потому что бомжи поступают больные с головы до ног и представляют опасность для других, более здоровых людей. Но лечить-то их тоже нужно!
НА ГРАНИ
• Немалое число людей находится сегодня в социально-критическом состоянии. В любой момент они могут стать людьми без определенного места жительства. Ведь эта грань очень тонка. Распадается семья, человек начинает пить, квартира превращается в проходной двор, блат-хату, где пьют и дерутся с утра до вечера. Хозяева таких квартир уже входят в так называемую группу риска. Они рискуют стать бомжами. Потому что в пьяном угаре в один «прекрасный» момент придет черный риэлтор, и хозяин окажется на улице. Откуда одна дорога - в подвал или люк.
Как помочь бомжам и нужно ли им помогать?
Почему чаще всего только религиозные организации оказывают помощь тем, кто опустился на дно? Мы оставляем эти вопросы для наших читателей. Как считаете вы, какой путь спасения есть для этих людей? Мы будем рады вашим суждениям и предложениям. Подключайтесь к обсуждению этого больного для всей России вопроса.
С использованием сети Интернет полосу подготовила Д. Оюнова

Интересный материал? Поделитесь им с друзьями!



Похожие новости:

  • Бедные люди
  • В гостях у Альберта Кувезина
  • Когда Тува отрезвеет?
  • Социальные комментарии Cackle