,
Партнеры

  
abakan_build
  
bastion
  
tovarny_beton
  
  
Мы в соцсетях



Заметили ошибку?

Выделите мышкой часть текста
и нажмите

Система Orphus
Сайт газеты “Плюс Информ” » Общество » «Мы – бывшие в употреблении»


«Мы – бывшие в употреблении»

 (голосов: 0)
БомжБездомные давно превратились в неотъемлемую часть столичного интерьера. Кызылчан уже не удивляют копающиеся в контейнерах люди без возраста и пола. Рядом с мусорками они разводят костры и готовят еду. Проходя мимо, мы чаще всего испытываем к ним чувство брезгливости, с примесью жалости, и даже непонятное чувство неловкости. Эти люди из другого мира, который параллельно нашей обычной жизни существует на своих правах возле контейнеров, в подвалах, канализационных люках. Столкнуться с этим миром боязно, посмотреть в люк страшно. И все же, давайте рискнем и вместе заглянем в «параллельный» городской мир.
Крышка люка отодвигается, и кто-то снизу выдвигает лестницу. Этот кто-то – Коля – местный вышибала. Чужих не пустит. Но так как я в сопровождении «своих», в «дом» меня впускают. Вместе с «гидом» Долумой спускаемся вниз. Мерцает свеча. Осматриваюсь и вижу длинное узкое помещение теплотрассы. Трубы с горячей и холодной водой тянутся куда-то далеко. Пять или шесть человек сидят вокруг настланных досок. На досках еда. Хлеб, колбаса, чай. Долума снимает с головы шелковый платок и показывает на сидящих рядом мужчину и женщину. «Это Тушен, вот Саша, с остальными сами знакомьтесь, если хотите». Неопределенного возраста мужчины галантно поклонились, встав из-за «стола». Саша тихо стонет у трубы, она на 9 месяце беременности, вот-вот родит. Ее муж Тушен только что принес мандарины. Выжал руками в стакан, сделанный из пластиковой бутылки. «Ей витамины нужны». Чуть дальше беременной Саши лежит нечто, завернутое в тряпье. «А это наша бабушка. Спьяну - сдуру посадили ее обмороженную на трубу, теперь болеет она сильно, ноги не ходят. Еще живая». Пока разговариваю с Долумой, сидящие за «столом» заканчивают с ужином, в том смысле, что водка у них заканчивается и «гонцу» надо идти за другой. Горячительное здесь не переводится. Пьют только «магазинку», или крепкое пиво в пластиковых бутылках. На «шмурдяк» переходят, когда уж совсем ничего нет. «У меня два высших образования, - говорит Долума, - но отсюда в мир людей идти не хочу. И дети есть у меня, только мне здесь свободно. Тепло, и еда есть всегда». Долума полна оптимизма и философски смотрит на все происходящее. У нее обморожены руки и ноги. «Сама, дура, виновата, не надо пьяной на улице валяться!»
Не секрет, что чаще всего бродягами становятся алкоголики. Но есть и исключения. Например, существуют люди, наделенные так называемой «психологией одиночества». Таким людям необходимо ни от кого не зависеть, ощущать себя совершенно свободными. Им надо каждый день бороться за жизнь, познавать мир самостоятельно, не основываясь ни на чьем опыте. (Кстати, сегодня таких людей становится все больше). Другим поводом для начала бродяжьего существования может стать крупная жизненная неудача. В этом случае человек пытается убежать от всего, как бы заново родиться. Вернуться в нормальное общество, однажды став бродягой, практически невозможно. Человек привыкает думать только о себе, ни от кого не зависеть, не нести никакой ответственности. На «дне» свои законы, особая, субъективная реальность — это мгновенно затягивает.
Вдруг из узкого коридора теплотрассы кто-то выскакивает. Страшно пугаясь, я вижу, как «оно» в мгновение ока сметает остатки еды и буквально прыжками снова исчезает. «Это наш Маугли, ему 12 лет. Мы сами его боимся. Он не разговаривает и свет не любит». В люк спускается Тушен, уже куда-то успел сходить, принес еще хлеба, упаковку чая и лимоны. «Откуда продукты?» - интересуюсь у Долумы. «Тушен грузчикам помогает в соседнем магазине, кое-что подбрасывают».
У жителей люка одна забота: как заработать на бутылку и еду. И, как ни парадоксально, в люке не сидят голодом, еда всегда есть. Нет, они не нападают на улицах на прохожих и не грабят их. Побираются, сдают бутылки, перетаскивают вещи, разгружают машины, находят в мусорных контейнерах вещи и обменивают на еду у «своих» же из соседнего люка. Разовая работа за копейки всегда находится. И вот с каждого по копейке, и к ужину на грязных досках появляется хлеб с маслом, колбасой и чай с лимоном! Можно и пельмени сварить, договорившись с продавщицами из соседнего киоска. А подогреть потом на батарее горячего отопления.
В углу тихо постанывала Саша. «Скоро родит, если ребенок выживет в первые сутки, в Дом ребенка отнесем. У ней это шестой или восьмой будет» (!). Саше всего 27 лет, в люке с Тушеном оказались потому, что продали свой дом, а деньги – часть у них украли, часть - сами пропили.
Бомжи подразделяют себя на две категории. «Оседлые» – это те, кто не отходит далеко от своих мусорников, подвалов и люков и стережет свое место обитания, и «интеллигенты» – они кочуют по городу.
«Вот от таких, шатающихся по городу туда-сюда, – говорит Долума, – всего ждать можно. А вообще, все мы – люди, бывшие в употреблении. А теперь, давай-ка- пора наверх. А то сейчас напьются, неизвестно, что будет».
С моей провожатой вылезаем наружу, лестницу убирают. Параллельный мир, вход в который сразу закрывается, находится в двух шагах от моего дома в одном из микрорайонов Кызыла.
Д. Оюнова

Интересный материал? Поделитесь им с друзьями!



Похожие новости:

  • Куда ведет дорога из подвала?
  • Философ по жизни, бомж по натуре
  • Параллельный город: Кызыл временно недоступен
  • Социальные комментарии Cackle