,
Партнеры

  
abakan_build
  
bastion
  
stroimaster
  
  
Мы в соцсетях



Заметили ошибку?

Выделите мышкой часть текста
и нажмите

Система Orphus
Сайт газеты “Плюс Информ” » Общество » Философ по жизни, бомж по натуре


Философ по жизни, бомж по натуре

 (голосов: 0)
Pol_01.inddБомжи - это привычная для всех часть городской жизни, ее «обратная» сторона. Их стараются не замечать, опасаются и обходят стороной. Бомжам не смотрят в глаза, да и зачем? Ведь этих людей, по сути, нет. Жизнь выбросила их на обочину. Они не имеют документов и постоянного места жительства, ночуют в подъездах, канализационных люках, живут на свалках. Они копаются в контейнерах, стоят с протянутой рукой в людных местах. Сколько их точно, не знает никто, да и вряд ли всех возможно пересчитать. Но, тем не менее, они есть. Бомжи живут в другом, непонятном для нас мире. Мы решили «заглянуть» в один из таких миров...
... Несмотря на то, что уже был конец рабочего дня, на свалке кипела жизнь - уезжали, приезжали мусоровозы, в отходах городской жизни копались люди. От запаха тухлятины и едкого дыма, который исходил от горевших повсюду куч мусора, было трудно дышать. Кругом летали чайки, их здесь десятки. Они-то, кажется, чувствовали себя полными хозяевами. И откуда только взялись эти птицы - воды-то поблизости нет.
<!--more-->Недалеко от самой свалки, на отшибе среди одиноких кучек мусора стоят несколько «домиков», сколоченных из прогнивших досок и старой фанеры. У стены одного из них расстелены старые паласы, стоит рукомойник и зеркало, не иначе - место отдыха местных жителей. Во «дворе», границами которого тоже служат кучи мусора, стоят две машины. Вокруг домика бегает стая собак...
Многокомнатный сарай
Юрию 49 лет, из них последние одиннадцать он живет на свалке, как сам говорит, не выезжая. По его внешнему виду не скажешь, что он копается в мусоре - седоволосый мужчина с хвостом, перехваченным резинкой, и приветливыми голубыми глазами. Одет в серые шорты, на ногах - сланцы.
У «дверей» «дома» Юрия висит табличка: «Стоянка разрешена для а/м жильцов этого дома. Соблюдайте чистоту и порядок!». В окружающем «дом» мусоре она смотрится не совсем уместно. Да и сам «дом» больше похож на сарай. Юрий разрешил посмотреть, как он живет. Разрешил с одним условием - его не фотографировать: «Ни к чему мне это».
Оказалось, что в этом самом «сарае» несколько комнат - небольшая «прихожая», где стоит шкаф, забитый полезными и не очень вещами, найденными на свалке, «зал» с диваном, креслами и выцветшим от времени журнальным столиком. На стенах - несколько часов, мягкие игрушки, картины...
Из «зала» открывается вид на место работы Юрия - на свалку. Дверями в «прихожую» и «зал» служат старые шторы - это, скорее, «летние» комнаты. Смежная с «залом» комната - это уже более-менее основательная постройка - по крайней мере, хозяин говорит, что живет здесь зимой. И правда, за старенькой дверью - небольшая кухня и спальня, их разделяет сложенная из кирпичей и побеленная печь. В этой части «дома» темно и разглядеть обстановку удается только благодаря вспышке фотоаппарата. Здесь очень тесно - слева стоит «кровать», сколоченная из досок, на гвоздях - одежда, а на «кухне» - посуда, стол, табуретки...
Из «дома» можно сразу попасть в гараж - одна из его стен служит задней стеной самого «дома». «У меня даже гараж не замыкается, прикрыл просто и все. Да и я не замыкаюсь, мне нечего бояться», - говорит Юрий.
Вся мебель в «доме» старая, но еще вполне пригодна для использования, принесена со свалки. В комнатах много интересных вещей - разные сувениры, несколько DVD-проигрывателей, которые пылятся в куче других вещей, радио, книги, диски. В «зале» под потолком висит устрашающая маска, какие надевают на Хэллоуин. Везде относительно чисто, если, конечно, это слово можно применить в данном случае. По крайней мере, у каждой вещи здесь свое место, будто так и должно быть.
Мне город не нужен
Влезать в чужую жизнь всегда непросто: вдруг человек не захочет ничего говорить? Но Юрий отчего-то охотно стал рассказывать о себе. Приехал с родителями в Кызыл в 1975 году. Образование - «немножко ПТУ и курсы шоферов». Работал водителем, а в последнее время, до ухода в «другую жизнь», - на платной автостоянке. В 2000 году умер брат Юрия, разбился на машине. С этого все и началось, а точнее, закончилась «нормальная» жизнь и началась, как считает Юрий, свободная. Ушел на свалку тихо, как сам говорит, по-английски, родительскую квартиру оставил младшим братьям и сестрам.
Назвать этого мужчину бомжем язык не поворачивается. Выбивается он как-то из этой касты и всем своим видом показывает - он не бомж. И прописка есть - официально живет у кого-то из родственников. А на самом деле - здесь, на свалке.
«Пришел сюда на место брата..., - рассказывает Юрий. - Когда он умер, нужно было на что-то хоронить. Друзья обещали помочь, а как до дела дошло... Не будешь же их за глотку хватать: «Давай!». Те, кто тыщу дал, уже через неделю готовы были мне за нее открутить кое-что. Влез в долги - надо было как-то отбиваться. Пришел сюда, отработал долги и привык, прилип тут. Как в болото затянуло - халявные деньги, почему нет? Работать и здесь можно».
Раньше, вспоминает Юрий, было проще - принимали и бутылки, и пластмассу, а сейчас он сдает чермет и «цветнину»: «Заработать, в принципе, можно на всем. Люди идут сюда и находят здесь то, что ищут. Кто-то хочет побухать, кто-то покушать - каждый ищет свое, и каждый, как и в жизни, свое находит. Мне нужны были деньги на похороны брата, а там и «пошла масть» - прилип здесь, говорю, как в болото затянуло. Мне город не нужен, здесь можно жить, не напрягаясь вообще».
Халявные деньги
«Касты», как говорит Юрий, на свалке никакой нет, и не было никогда, и смотрящего никакого нет, и бригадира. Тут каждый сам за себя, но соседи помогают друг другу.
«Рабочий» график строится по усмотрению самого Юрия: «День ненормированный: как хочешь, так и работаешь. Я сам себе хозяин, хочу, работаю, хочу - нет. Вот щас жарко, на фиг мне туда идти? - спрашивает Юрий, указывая на свалку. - Жду, как солнышко сядет, пойду собак прогуляю и найду чего-нибудь полезное».
Когда привозят мусор, люди приходят и начинают его разбирать - каждый ищет свое. Некоторые приходят работать на «сезон» - летом в мусоре копаются, а зимой в городе живут. Есть на свалке и молодые пацаны, как говорит Юрий. «Они еще с детства тут работали, привыкли к халявным деньгам - день поковырялся, вот тебе и деньги. Им рубль (тысячу руб. - прим. ред.) сделать, как два пальца... Деньги сами сюда едут. Надо просто включить мозги - че куда спихнуть, и всё. А щас железную дорогу в Туву сделают, так тут вообще золотая жила будет. Свалку еще и огородят, сюда еще и пускать не будут. Вот тогда начнут всё принимать - и бумагу, и стекло битое по цвету, всё уйдет».
Денег, говорит Юрий, хватает. Видно, еще как хватает - во «дворе» стоят две машины. «Ниву» купил в 2005-м году, - рассказывает мужчина. - А «Девятку» - в прошлом году вообще влегкую «сделал». Сдал медь и 1,5 тонны пивных банок. А куда деньги девать? Вот, машину купил. 300-400 кг. металла свободно в день сдаю. Тут ребята были, брали дорогие машины в кредит, работали на свалке и за год с кредитом рассчитывались. Многие так: живут в городе, работают здесь, ездят на иномарках. Кто не хочет бухать, тот машины берет».
Помимо приносящего доход чермета, Юрий, судя по количеству вещей в «доме», несет туда все, что плохо лежит: «Собираю вещи и знаю, что не для себя - кому-нибудь что-нибудь пригодится, хорошая вещь не должна пропасть. Городские приезжают, если им чего-то надо, то я отдаю, мне не жалко».
А на свалке, судя по забитым до верху шкафам и полкам в «доме» мужчины, много хороших вещей - от сотовых телефонов и горы дисков, до нескольких DVD-проигрывателей, хотя электричества в «доме» нет. Бывает, и телефоны, и вещи новые попадаются: «Нам богатых не понять, - удивляется Юрий. - Иногда такое выбрасывают...». Правда, самую интересную вещь, найденную на свалке, припомнить не смог. Говорит, много всего было.
Колбаса, мартини и дрова из одежды
С питанием, рассказывает мужчина, проблем нет - деньги-то всегда есть. Хотя иногда он не прочь порыться в продуктах, которые выбрасывают на свалку: «Не сразу, конечно, стал копаться в отбросах. Сначала думал: «Как это я еду со свалки есть буду? Лучше в город поеду, колбасы себе куплю», - но со временем привык. Стал смотреть просроченные продукты, которые сюда привозят. Копаешься там, собакам чего-нибудь ищешь и себе, бывает, находишь. А почему нет? Смотришь, чтоб не воняло, и нормально. Если, например, нашел кусок колбасы, в пакет завернутый, почему его не взять, если нормальная колбаса? А так, что себе не идет, то собакам отдаю... Летом я почти не ем, жарко же. Так, кофе или чай попью, ну иногда лапшу запарю. А зимой на печке еду готовлю».
Со спиртным тоже проблем не бывает: иногда покупает, иногда находит, и по полбутылки, и по целой, рассказывает Юрий, и опять повторяет: «Нам богатых не понять - все выкидывают, и мартини даже попадается. Вчера целую машину просроченного пива привезли. Только я там не был. Я не пью почти, - говорит мужчина. И правда, по нему не видно, чтобы он прикладывался к рюмке. - Не хочу умереть, как они». «Они», - это те, кто жил на свалке несколько лет назад: «Нас человек 30 было, - вспоминает Юрий, - сейчас пять осталось. Пятеро сидят, а остальные - на кладбище. Они годами пили, я бы уже умер давно, если бы так пил. Столько вообще выпить нереально. А им ничего не надо было, просто спивались».
Воду Юрий берет в Спутнике, когда сам ездит, когда шоферы привозят, никто, в принципе, не отказывает. Мыться мужчина ходит к друзьям в баню, иногда сам душ устраивает: «Щас вот воду в ведре выставил, она нагрелась, все - можно мыться. А зимой в тазике моюсь». По поводу стирки вещей Юрий тоже сильно не заморачивается: «Стирать тут особо не надо, бывает, хорошие шмотки прямо запакованными выкидывают. Если одежда старая замаралась, в печку бросил, чистое надел и все дела. С одеждой проблем нет.
Хотя на той стороне свалки есть люди, которые спят прямо в той одежде, в какой неделями работают, не понимаю я таких. Не хотят за собой следить вообще, - недоумевает мужчина. - Им, по-моему, вообще все пофигу. Сгорела избушка, спрашиваю, че не построишь? А он отвечает: «Холодов жду». Холода наступят, он шалашик какой-нить поставит и перекантуется. И так каждый раз. Не хотят они ничего. Это на выживание игра получается, так же, как и в городе.
А на этой стороне у всех избушки. Кирпич есть, долго что ли печку сложить? Вместо дров башмаки, я в гараже только башмаками топлю. А в избушке - тряпками. Китайские шмотки, знаешь, горят быстрее дров - за пять минут чайник аж взлетает!».
Менты, медики и криминал
Не забывают о живущих на свалке и госструктуры. «Медики в прошлом году были, - рассказывает Юрий. - Кровь брали на СПИД, сифилис. Я к этому отношусь нормально. Лишь бы не фотографировали и по телевизору не показывали. Знакомые же не все знают, что я здесь. Друзья, конечно, знают, а девчонки нет, - Юрий отводит глаза. - На машине езжу по девчонкам иногда. Не буду же я их к себе возить. Где я живу, их не касается. Главное, что деньги им плачу, когда нужда есть...».
Приезжал и участковый, пытался выселить людей со свалки, житья не давал. Тогда избушки трактором сносили, но через неделю люди снова возвращались - жить-то как-то надо. «Я участковому говорю: «Тебе чего, в городе работы мало? Нас туда гонишь, так мы же воровать начнем, работать никто не хочет, а жить надо. Украдешь - тюрьма, а зачем нам это? Надо тебе, приезжай, нас искать не нужно - мы все здесь, в любое время. Он успокоился вроде. Но нас даже как-то возили, отпечатки пальцев снимали и фотографировали. Мало ли, может, кто в розыске... Хотя чужого никто из нас никогда не возьмет. Брось машину, никто не подойдет к ней. Здесь люди такие, - если человек не хочет воровать, он сюда пойдет, заработает».
Бывает, рассказывает Юрий, беспредельщики приезжают. «Раньше вообще спокойно было, у меня даже собак не было, одни кошки. А щас собак целая стая - 10 штук. Если кто-то приезжает, они охраняют. А пацаны, бывает, наезжать начинают, мол, че ты тут живешь? А я им говорю: вот вы сейчас молодые, а через 10 лет, где вы будете, никто не знает. Говорят: «Че у тебя две машины?» А я: «А кто вам не дает? Работайте, и у вас тоже будет. Я же их не украл». А так-то спокойно. Правда, раньше драки были. Перепьют и начинают... И все из-за женщин. Вообще все проблемы из-за женщин», - говорит Юрий и на какое-то время замолкает.
Я свободен!
Каждый приходит на свалку своим путем - кто сам, а кого жизнь загоняет. У Юрия, кажется, эти две причины сошлись в одну: «Ну а я вот так сюда попал... Тут спокойнее, чем в городе. Где упал пьяный, там и проснешься, а в городе с тебя все снимут, еще и испинают всего.
Вечером тут тишина, вообще классно. Вечерами радио слушаю, телевизор, бывает, смотрю, он на аккумуляторе работает. Мне жаловаться не на что, я привык. Одиночество меня не угнетает, чего грустить-то? Уныние - это вообще большой грех.
Я ни к кому не лезу, и ко мне никто не лезет. Никаких тебе проблем, кредитов, налогов... И на пенсию мне все равно, знаю, что вряд ли доживу до этого... Сестра моя недавно приходила, у нее проблемы - она взяла кредит, и ей деньги нужны были. Приезжала и по три тысячи брала, и по пять. Я назад денег с нее не требую, сестра же, - пожимает плечами Юрий. - Мне не жалко. О тех деньгах не надо думать, надо делать новые. Вот и весь принцип.
Некоторые знакомые стремятся к такой же свободе, как у меня. Никаких проблем, ничего, ни за квартиру, ни за что платить не надо. Некоторые даже с завистью смотрят на меня - у них семья, жена, дети, проблемы... А у меня никого, я сам за себя, я свободен!
Человек сам себе проблемы создает, у него ведь в принципе все есть. И ему много не надо - поесть, воды и чтоб тишина была, не доставал никто. У меня все тут есть. Правда, иногда охота в город вернуться, но некуда, да и не к кому...», - вздыхает Юрий и замолкает...

Юрий меня удивил... Несмотря на то, что жизнь выбросила его на свалку, он сумел не озлобиться и сохранить в себе то человеческое отношение к людям, которого сейчас в нашем жестоком мире так не хватает. Удивило его философское отношение к жизни - довольствоваться тем, что есть. Он не ставит себе цель выбраться из той ситуации, которая у него сложилась. Он живет. Живет так, как считает нужным, и чувствует себя абсолютно свободным.
Олеся Бауман

Интересный материал? Поделитесь им с друзьями!



Похожие новости:

  • В гостях у Альберта Кувезина
  • Нет повести печальнее на свете, чем повесть о сидящем на диете в мечтаньях ...
  • Вопрос–ответ
  • Социальные комментарии Cackle