,
Партнеры

Фапик
  
sayzanak
  
bastion
  
tovarny_beton
  
  
Мы в соцсетях



Заметили ошибку?

Выделите мышкой часть текста
и нажмите

Система Orphus
Сайт газеты “Плюс Информ” » Общество » «Во сне видел тувинские реки и горы»


«Во сне видел тувинские реки и горы»

 (голосов: 0)
Съемки «Святителя Алексия» идут, рано или поздно мы его увидим. А вот - чего не увидим? Конечно, того, что собственно происходило на съемочной площадке, но не попадало в камеры, то, из чего складывается труд актера. Олег Сат рассказал о своих впечатлениях на съемках.
Один в трех лицах
Наших актеров пригашали почти на главные роли, репетировали, грим примеряли. Сказали, что на съемки надо приехать в мае. Но в мае - фестиваль, в мае поехать не получилось и на их роли взяли других актеров - якутов, бурятов, узбеков.
Поехали только в августе, но роли были уже эпизодические, в основном военачальники, генералы.
А в городах того времени жили не только купцы, бедняки, военные и т.д. Там было много чиновников. Олег Сат стал главным начальником по налогам. А заодно и «держал границу» - был начальник таможенной службы.
Многие актеры не прошли акклиматизацию, болели. На съемках заменяли актеров моментально. Появилась и третья роль - военачальника. Но понимая, что азиаты далеко не для всех на одно лицо, с камерой делали разные фокусы - то снимали издалека, то сверху - чтобы одно и то же лицо не мелькало в кадре постоянно.
Должны были еще сниматься осенью, но - открытие театрального сезона, не получилось.
Пройти огонь, воду и медные трубы
И все это - буквально. Купцы на таможне проходили через огонь - своего рода процедура очищения. Надо было проходить между двумя большими кострами - пройти могут только сильные. Для чего-то это надо было в то время. Работали с огнем в основном каскадеры, в специальных костюмах и асбестовых масках.
А на улице - 42-46 градусов. Олег Сат стоял около двери здания, дальше отодвинуться было невозможно. Хоть лицо и было смазано специальным кремом, начала гореть борода.
Один украинский актер прошел сам, без каскадера. На нем загорелся парик. Но это - не подвиг, а непрофессионализм. Для этого и существуют каскадеры. Актера заменять на середине съемки, если что-то случится, очень сложно.
Были съемки на воде. Сначала, правда, спросили, кто из актеров умеет плавать. Но река практически стоит, течение несильное, хотя глубоко, до 10 метров. Если умеешь хотя бы держаться на воде - уже хорошо.
Лодка тонкая и длинная, когда идет волна, лодка качается и чуть ли не переворачивается. Поэтому в качестве помощников выбирали бывших матросов, тех, кто служил в морфлоте. Уже в лодке Олег Сат беседовал с одним из них. Оказалось, что тот хоть и служил два года на корабле, но практически все время был в машинном отсеке, море видел только несколько раз. И плавать не умел. И что он будет делать, если актер упадет за борт? Оптимизма это не прибавляло.
Олег-джан, Олекей
Коллектив был самый многонациональный. Друг друга называли, как привычнее для слуха, как говорили дома. Олег был для своих товарищей и Олекеем, и много еще кем. Так уж получилось, что в фильме мы увидим монголо-татар, а на съемках были артисты: казахи, узбеки, якуты, татары, буряты, монголы...
По счастливой случайности встретили земляка. Монгуша Орлана - московского каскадера. Работает на Мосфильме 25 лет. В основном делает трюки на машине и на лошади. Такой вот московский тувинец.
Не все актеры умели ездить на лошади. Хоть и предполагается, что они все «степняки», но горожан было все-таки больше. Наши актеры умели ездить, поэтому им давали почти необъезженных лошадей - смирные лошадки доставались неопытным наездникам. Вот этих «наездников» и обучал Орлан Монгуш.
Между собой говорили на русском языке, а для фильма - на старомонгольском. «Что за язык такой - старомонгольский?, - недоумевает Олег. - Много тувинских слов, явно тюркская основа». Но приходилось говорить на вот таком странном языке. Некоторые забывали слова, им давали специальные микрофоны.
А фотографировать на съемочной площадке не разрешали никому. Кроме, конечно, операторов. Грозили штрафом в сто тысяч рублей.
Земля астраханская
Встретила земля актеров не то, чтобы неприветливо, но тоже с причудами. Явно испытывала их на прочность, почище, чем костры.
Во-первых, сильная жара. До 46 градусов. При такой жаре стараешься скрыться от солнца. Но если сидишь на лошади, то спрятаться некуда. Монголо-татары не очень-то под зонтиками гарцевали. Тут главное, чтобы не напекло голову. Некоторые падали в обморок.
Многие болели - отравились арбузами, не прошли акклиматизацию, элементарно - муха укусила, и начались проблемы.
Змеи, большие пауки - каракурты, по ночам выходят поохотиться. Актеры лежат почти раздетые: жарко, душно. И такие гости особенного энтузиазма не вызывали. А что вызывали - так это настоящую панику.
Кое-как привыкли к земле. Посмотрели Астрахань, исторические здания, фонтаны с подсветкой.
Из-за жары все время хотелось пить. Пили по 14 литров воды в день. Но в воде было слишком много хлора. А в десяти километрах от съемочной площадки соленое озеро, вроде Дус-Холя. И по ночам Олегу снились тувинские реки с чистой водой. Тувинские горы.
И. Качан

Интересный материал? Поделитесь им с друзьями!



Похожие новости:

  • Играть самих себя
  • Пусть дорога будет белой как молоко матери…
  • Степные скачки
  • Социальные комментарии Cackle