,
Партнеры

  
abakan_build
  
bastion
  
sbis
  
  
Мы в соцсетях



Заметили ошибку?

Выделите мышкой часть текста
и нажмите

Система Orphus


Дело в рыбе

 (голосов: 0)
В лесу, в 80 км от поселка Ырбан, в местечке Оругтуг, на реке Чаваш, стоит монастырь. Он относится к кызылскому приходу, храму Великомученика Георгия Русской православной старообрядческой церкви. По благословению митрополита Московского и Всея Руси Корнилия и с разрешения властей живут там вот уже седьмой год старообрядцы, родом они с Малого Енисея.
Больше шести лет в этот монастырь (или скит - место уединения монашествующих) уходили от мирской суеты верующие. Жили они, да и сейчас живут, помощью благодетелей и натуральным хозяйством: коров держат, орехи собирают да ягоды, рыбу ловят и пчел разводят. Мяса не едят, потому рыба - один из главных белковых продуктов на их столе. Вот в ней-то, в этой самой рыбе, и заключается проблема, с которой столкнулись старообрядцы.
Все по закону
Рыба для староверов не только основной продукт - ее можно обменять на сахар, масло или муку, одной ведь рыбой сыт не будешь. По закону эти люди имеют право на ловлю рыбы для собственного пропитания. А если ловить ее для обмена или на продажу, тут уже разрешение властей нужно, так называемые квоты. Но с этим-то как раз все в порядке - квоты на вылов и обмен 1 тонны рыбы (дважды по 500 кг.) у монахов есть - в конце октября получены были, все по закону.
Беда пришла, откуда не ждали
Заготовили старообрядцы рыбу на зиму - всего около 50 кг, выпотрошили, посолили да и сложили в бочки. И все бы было хорошо, если бы не понадобилась эта рыба товарищам, власть имеющим...
1 ноября, в скит, где находились 5 человек - дьякон Феодосий и четыре монахини, в том числе матушка Евстолия, которой идет восьмой десяток лет, приехали люди с оружием. Один из них - участковый уполномоченный милиции, два инспектора водно-биологических ресурсов и два понятых из Ырбана. Пьяные они были или нет, не нам судить, но вели они себя, как говорят староверы, смело. Как выяснилось позже, все эти люди состоят в родственных отношениях.
Со слов монахов, вторгшись на территорию монастыря без каких-либо документов, дающих на это право, - без санкции прокурора, без постановления суда, а инспекторы - без специальной путевки, которую должны были бы иметь на случай подобной проверки, они устроили обыск. Причем в обыске участвовали все посетившие монастырь, в том числе и понятые. Найдя в монастыре рыбу, они потребовали у монахов отдать ее.
«Я бы понял, если бы меня с этой рыбой задержали на реке с сетями, а здесь она уже в бочке, готовая к употреблению, - говорит дьякон Феодосий. - Она вообще не подлежит изъятию, ведь не доказано, кем и когда она поймана. Может, мы ее вообще купили или обменяли на другие продукты».
Но «гости», как говорят старообрядцы, ничего не хотели слушать. Они, рассказывает дьякон Феодосий, составили на него протокол, в котором написали, что он сетями на Чаваше выловил эту злополучную рыбу. А рыбу-то дьякон ловить не может, у него повторный осколочный перелом руки, а одной рукой, знаете ли, ловить рыбу сетями сложно, а попросить помощи не у кого - рядом ведь только монахини.
Но и на этом «гости» не остановились. В протокол, как рассказывают староверы, они также записали и то, что нашли на территории монастыря сети, хотя их там и в помине не было...
«Белку съели»
А потом в ход пошла «тяжелая артиллерия» - как говорят старообрядцы, «гости» стали их запугивать. Угрожая, заставили дьякона Феодосия подписать протокол, а потом и вовсе распоясались: сказали, что не будут терпеть монахов на своей территории и пообещали в 24 часа вывезти их из скита, как самарских отшельников. «Это ведь не «лихие девяностые», и не продразверстка, когда приходят и говорят: «Давайте сюда рыбу, вы в моем «огороде»!, - говорит дьякон Феодосий. - Участковый запугивал нас и говорил, что это его охотничий участок, и что мы его белку съели... Сказали, что нам грозит штраф - около 40 тысяч рублей. На вопрос матушки, где же взять такие деньги, ответил: «Будешь ягоду собирать, продавать, а деньги мне приносить». Матушка после их визита неделю пластом лежала...».
Пропала рыба
Чтобы опротестовать протокол, дьякон и матушка шли несколько десятков километров пешком. Опротестовать протокол успели, но, скорее всего, разбираться и доказывать свою невиновность им теперь придется в суде, потому как участковый и «рыбинспекторы», по словам старообрядцев, вину свою не признают.
А рыба... А что рыба? Она должна быть представлена на суде как вещественное доказательство, из-за нее ведь разгорелся весь сыр-бор. Вот только, говорят монахи, рыбы той уже нет... Пропала рыба. Куда пропала? Да кто ее знает... Может быть, съедена уже она «гостями» и не осталось от нее ни хвоста, ни чешуи?

Интересы старообрядцев представляет правозащитник Августа Переляева, она обратилась в Тоджинский районный суд, прокуратуру Республики Тыва и Министерство внутренних дел. По ее заявлению проводится проверка.
О. Бауман

Интересный материал? Поделитесь им с друзьями!



Похожие новости:

  • Долгожданное событие для старообрядцев Тувы
  • Под защитой святого Георгия Победоносца
  • Выстрел в тайге
  • Социальные комментарии Cackle