,
Партнеры

  
abakan_build
  
bastion
  
sbis
  
  
Мы в соцсетях



Заметили ошибку?

Выделите мышкой часть текста
и нажмите

Система Orphus


История в историях

 (голосов: 0)
Все, что попадает в музей, почти автоматически становится историей. А у каждого предмета, уж простите за нелепый каламбур, но по-другому и не скажешь, есть своя история. У любого экспоната, у любой выставки. Только за последние месяцы в музее были оформлены выставки детских рисунков, жуков и бабочек мира, выставки посвященные охотничьему хозяйству Тувы, судебной системе да и много еще чему. А сейчас только две истории - духовная и криминальная.
История духовная
Нет сейчас Ганса Христиана Андерсена, у которого разные вещи рассказывали удивительные истории. А ведь те предметы, которые экспонируются на выставке «Русский ковчег в Туве» могли бы порассказать немало интересного. Но только после того, как пришли бы в себя, оправившись от удивления при виде своих соседей.
Удивлялись бы, думаю, долго. Вот, например, предметы из туранского православного храма. Построен он был в 1911 году. А закрыт не в сложные 20-30 годы, когда закрывали все церкви подряд, а в относительно благополучном 61 году. Имущество храма конфисковано и передано в музей. Впрочем, проходит чуть больше тридцати лет и он вновь открывается: восстанавливается и освящается в 1993 году.
А рядом с этими конфискованными, якобы за ненужностью, предметами, целая коллекция пасхальных яиц - подарки Шериг-оолу Ооржаку от сенатора Пугачева, от Лужкова, от других людей, которые гостили в Туве, вероятно, на Пасху.
Ну что на это можно сказать? Антирелигиозные и религиозные кампании идут на пользу разве что музеям, пополняя их фонды. А вернуть священные предметы в храмы, как православные, так и буддийские, можно только добившись на то особого разрешения из Минкульта России. Нужно писать обращение, доказывая, что тот или иной предмет из музея - суть священная реликвия, которую необходимо вернуть. Иначе - никак.
Вот и сверкают глянцевые пасхальные яйца с ангелочками и куполами рядом с венчальными коронами, которые знают и помнят мечты и чаяния многих молодых людей, решивших соединить свои судьбы.
Экспонируются бумажные иконы, которые до сих пор не выставлялись, а старинные, на дереве - лежат в запасниках. Ну нет в республике хороших реставраторов икон. Впрочем, все, что связано с историей христианства в Туве, вообще пока исследовано мало. Да и выставка такая происходит впервые. Потом, может быть, через год, будет постоянно действующая экспозиция по духовной культуре и быту русских переселенцев.
Это пока - временная. Тут уж как бы не перепутать священные предметы староверов и православных. Сами сотрудники музея признают, что оформлять такую выставку было сложно - сами они другой веры. Приглашали для консультации и отца Вячеслава, и староверов, и директора центра русской культуры.
Да и тесновато в зале. Вот и стоит рядом с предметами для алтаря кружка для пожертвований. Вроде ей здесь и не место - но другой витрины для нее не нашлось.
Здесь же несколько небольших, но очень симпатичных экспозиций по материальной культуре: амбар, жатва, охота. Хотя слово «ковчег» в названии выставки: «Русский ковчег в Туве», вроде бы говорит больше о духовной составляющей. А с другой стороны - где проходит грань между духовной и материальной культурой?
И где между политикой и религией? На фотографии Владимира Ермолаева - 1 Мая в Туве. В одном ряду стоят священнослужители разных конфессий, кто-то с флагом, кто-то в чалме, рядом - шаман с бубном. Это - нормально. Это - Тува. Это - религия и политика одновременно.
История криминальная
Или - почти криминальная. Выставка посвящена 80-летию судебной системы в Туве. Где решения суда, там и наказания. А орудий пыток и наказаний на выставке немало. А если были наказания, значит, предполагался и криминал.
Суд был, скорый, может быть праведный, а может и не очень. Для получения доказательств использовались пытки. И пыточные орудия налицо: кожаная плеть, деревяшки для сдавливания пальцев. Но если на кого уже и надевали тяжелые железные кандалы, то шансов выжить у осужденного практически не было. А рядом с этими инструментами - маленькая чернильница с тоненьким пером - все честь по чести. Может быть, даже записывали судебное решение.
Из Верховного суда в музей переданы низенький столик и большой окованный сундук. Пояснительная записка изобилует «может быть», «вероятно», «не исключено». Надо надеяться, что судья, составлявший эту записку, не судит людей по тем же принципам - слишком слаба доказательственная база. Это - интересный подход для описания исторических предметов, но вряд ли подходит для того, чтобы решать судьбы людей.
Но что же это за таинственные столик и сундук? Очень давно суд размещался в здании по Комсомольской, там, где позже была редакция «Тувинской правды». Конечно, с годами все меняется, но еще долгое время оставались некоторые предметы, например, шпингалеты, ручки для оконных рам.
На втором этаже - достаточно просторный зал, и там на всех окнах шпингалеты очень тонкой работы, возможно, они были привезены из Китая или России. Ручки имеют маленькие размеры, предположительно для людей с маленькой кистью руки. А по свидетельству очевидцев, живших в то время и знавших Буяна Бадыргы, у этого основателя государства в Туве были маленькие холеные ручки в которых он постоянно держал буддийские четки. И возможно этот кабинет был его постоянным рабочим местом. И оконные ручки были изготовлены специально для него. Все остальные оконные ручки в здании - стандартных размеров
Под лестницей на втором этаже долгое время хранился окованный сундук в восточном стиле и маленький стол со следами чернил черного цвета на досках с обратной стороны. По всему видно, что этот столик принадлежал человеку, обладающему властными полномочиями, может быть, именно на нем писалась и первая тувинская Конституция, и первые законы ТНР, а в сундуке, вероятно, хранилась печать Буяна Бадыргы.
Эти предметы бережно хранились сотрудниками редакции, а потом были переданы Верховному суду, а те уже передали их в музей. Были ли это действительно вещи Буяна Бадыргы? Впрочем, поскольку это предметы того времени, то «возможно, вероятно, не исключено», что великий государственный деятель Тувы ими действительно пользовался.
А еще на выставке есть подборка самых невероятных предметов: куртка и очки для альпинизма, щедро украшенная стразами полумаска, первые издания Гражданского кодекса ТНР и, что совсем почти невероятно, - макет здания монгун-тайгинского народного суда. Особенно примечательно, что этот макет, с оградой, «удобствами во дворе», фонарями и флагом на крыше, изготовили сами сотрудники суда. Наверное, все-таки в нерабочее время.
Секрет такой коллекции прост: судьи тоже люди, и у каждого свои интересы. Кто-то поднимается на все высочайшие вершины разных континентов, кто-то поддерживает ТЮЗ.
А вот много почти одинаковых экспонатов - печатные машинки. Конечно, печатная машинка сама по себе уже музейный экспонат. Выросли дети, которые и не представляют, как это можно на них работать - если есть клавиатура, почему нет монитора?
Но это - печатные машинки из районных судов, из кызылского городского суда. Трудно себе представить, сколько судеб за много лет было изменено бумагами, которые печатали на них.
Это - печальная выставка. Никто ведь не обращается в суд от хорошей жизни. Даже если решаются гражданские дела, то и в этом случае, надо полагать, у людей возникла серьезная проблема.
Это хорошая и информативная выставка. Это можно понять из возгласов детей на экскурсии, которые тайком от экскурсовода пытаются потрогать железные кандалы или судебный молоток.
Это - будни музея. В котором всегда что-то происходит. Разные истории рассказывают его экспонаты.
И. Качан

Интересный материал? Поделитесь им с друзьями!



Похожие новости:

  • В гостях у Альберта Кувезина
  • Выстрел в тайге
  • К сердцу Азии на Шевроле–Нива
  • Социальные комментарии Cackle