,
Партнеры

  
abakan_build
  
bastion
  
stroimaster
  
  
Мы в соцсетях



Заметили ошибку?

Выделите мышкой часть текста
и нажмите

Система Orphus
Сайт газеты “Плюс Информ” » Общество » Как помочь «трудным детям»?


Как помочь «трудным детям»?

 (голосов: 0)

От того, какими вырастут наши дети, зависит будущее не только отдельно взятой семьи, но и государства. Поэтому в Туве создана целая сеть структур и организаций, работающих с «трудными» подростками. Наверняка школьники даже не подозревают, что делают взрослые для того, чтобы вырастить из них достойных граждан. Существуют целые методики, разработанные специалистами, составляются планы по работе с неуправляемыми чадами. А подростки все равно продолжают совершать те или иные правонарушения. Как работает система и почему она функционирует, а «сложные дети» «лучше» не становятся, либо только на чуть-чуть, — в этом и попытаемся разобраться.

Подростки-преступники

Убедиться в том, что проблема подростков действительно существует, помогут данные Следственного управления Следственного комитета РФ по Республике Тува. Например, в 2010 году в республике совершили преступления различной тяжести 113 четырнадцати- и пятнадцатилетних детей. А шестнадцати- и семнадцатилетних граждан, преступивших закон, было выявлено в два раза больше - 329.

За 6 месяцев этого года из первой категории зарегистрировано 37 криминальных элементов - подростков, а из второй - 150.

За этими цифрами кроются уже реальные преступники, а сколько еще детей с отклоняющимся поведением находятся в школах и на улицах, наверное, сосчитать не смогут даже специалисты.

Что делает школа

Каждый, кто учился в школе, может вспомнить из своего класса как минимум одного-двух человек, которые не могли жить спокойно: то подерутся с кем-то, то украдут что-то, а заодно еще и уроки прогуляют, ради, как им кажется, более важных дел. Специалисты называют таких учеников «группой риска». Эти потенциальные или состоявшиеся воры, а также, возможно, будущие тираны или пьяницы, пока что являются просто детьми, которым нужна помощь. И с ними ведут работу, в первую очередь, классные руководители и социально-психоло­гические службы школ, в состав которых входят психологи и социальные педагоги.

Оксана Потылицына работает социальным педагогом в первой школе Кызыла. Она рассказывает, что в каждом учебном заведении города есть учащиеся, состоящие на различных видах учета: внутришкольном, учете неблагополучных семей, учете отдела участковых уполномоченных полиции и по делам несовершеннолетних (ОУУП и ПДН), и других.

Работники службы ежедневно отслеживают посещаемость и успеваемость школьников, выезжают к «проблемным» ребятам на дом, проводят индивидуальные беседы, как с учащимися, так и с родителями, и даже присутствуют в судах, если родители или опекуны ребенка не могут прийти.

Работа у них есть всегда. А так как охватить всех детей сложно, связующим звеном между ними и социально-психологической службой выступают классные руководители. Они в курсе почти всех «подводных течений», всех событий, которые происходят в коллективе. От них социальные педагоги и психологи получают информацию о «сложных подростках», а потом уже принимают решение: постановить на учет или оставить на контроле классного руководителя. Если же подросток доставлен в школу из ОУУП и ПДН, тогда проходит Совет профилактики, в который входят директор школы, его заместители по учебной и воспитательной работе, классный руководитель, социальный педагог, психолог, родители и инспектор по делам несовершеннолетних. Происшествие внутри школы также могут рассмотреть на Совете профилактики.

Все опекаемые - в «группе риска»

В последнее время, в связи с изменениями в «Кодексе РТ об административных правонарушениях», участились случаи задержания учащихся, которые разгуливают по улицам после 22 часов. В статье 2.5 «Кодекса» написано, что лицам до 18 лет с 22 до 6 часов местного времени находиться в общественных местах не следует. Как отмечают работники социально-психологической службы первой школы, такие «преступления» сейчас фиксируются чаще других.

Проявлений девиантного (то есть отклоняющегося от установленных норм) поведения у подростков достаточно много. Это и распитие спиртного, и наркомания, и отрицательное отношение к учебе, и агрессивность, а также различного рода преступная деятельность.

Специалисты считают, что самая главная причина всего этого - неблагополучные семьи или отсутствие взаимопонимания между родителями и их чадами.

Опытный социальный педагог Мария Агбан занимается исключительно с детьми, взятыми под опеку. Она говорит, что все они входят в «группу риска». Ей приходится постоянно приходить к ним домой для проверки условий жизни, говорить с опекунами, часто с бабушкой, дедушкой или, вообще, с не родными для ребенка людьми. Иногда Мария Васильевна работает с целым классом, если опекаемый в нем является изгоем. «Но все равно каждый год кто-то да выбивается из колеи», — с сожалением отмечает социальный педагог,— «они становятся бродягами или регулярно не посещают уроки».

Социально-психоло­ги­чес­кая служба школы постоянно взаимодействует с различными ведомствами: Министерством образования и науки, Отделом опеки и попечительства, ОУУП и ПДН, учреждениями спорта и культуры Тувы. Социальные педагоги и психологи первой школы Кызыла отмечают, что у них налажена связь с Госнаркоконтролем, а также со Службой занятости населения. С ней взаимодействуют, когда нужно устроить школьника на временную работу. Это один из способов воздействия на проблемных детей и применяется он только с согласия родителей или опекунов, а зарплату выдает Центр занятости.

Вина продавцов

Школьная система по работе с «трудными» детьми отлажена и функционирует уже давно. Но все-таки бывают случаи, когда социально-психологическая служба помочь уже не в силах. Тогда ребенка-девианта берет под свое крыло психолого-медико-педагогическая комиссия (ПМПК).

Ее заведующая — Ольга Чащухина — говорит, что очень часто подростки совершают правонарушения из желания самоутвердиться, то есть это результат заниженной самооценки. Ребенок начинает искать ту компанию, где он может быть лидером и реализоваться. И чаще всего это общество «нехорошее».

Рассказывая об опыте работы с «группой риска», Ольга Юрьевна приводит пример, когда специалистам пришлось вмешиваться в семью и мирить маму с дочкой, чтоб они могли и дальше жить вместе.

Еженедельно работники комиссии получают сводки МВД о том, что происходит в городе. И если на прошлой неделе было зафиксировано большое количество фактов распития спиртных напитков школьниками, то, по словам специалистов ПМПК, они начинают привлекать родителей к рейдовым мероприятиям для выявления мест, где подпольно продают алкоголь лицам до 18-ти. «Если бы еще и продавцы понимали, что нельзя детям продавать спиртное, не отпускали бы его, было бы хорошо», — отмечает Ольга Чащухина.

Родители тоже сложные

Без родителей педагоги на поле борьбы с девиантным поведением - не воины. Поэтому отцов и матерей стараются подключать к профилактическим и воспитательным мероприятиям постоянно. С ними педагоги и психологи проводят беседы, и если по результатам теста школьник показал высокий уровень тревожности, то его родителям объясняют, что ребенку нужна помощь, или необходимо просто сменить тактику общения отца и матери с ним.

Но одно дело разговаривать с родителем, который открыт для диалога и заинтересован в решении проблемы, и другое — с тем, который просто не хочет слушать, считая свое воспитание единственно правильным. Вот тут-то и возникают проблемы. Ведь без разрешения родителей, социальные педагоги и психологи в школах мало что могут сделать. Главное оружие школьных специалистов — беседы и тестирования, то есть в основном устное воздействие на «тяжелых» подростков и их родителей. А что для «реальных пацанов» советы, нарекания и морали каких-то там взрослых — объяснять не нужно. А так как «сложными» могут быть не только дети, но и их родители, задача психологов и социальных педагогов усложняется еще больше, ведь они либо не приходят на собрания или беседы, либо говорить с ними, по признанию работников школ, то же самое, что объяснять что-то стенке.

За город спокойны

При работе с молодыми людьми из «группы риска» может возникнуть потребность помощи специалистов Республиканского Центра психолого-медико-социального сопровождения «Сайзырал».

Его директор — Виктория Полякова — говорит, что чаще детей к ним приводят родители или педагоги, а бывают случаи, когда школьники приходят за помощью самостоятельно. По словам руководителя, одна из главных задач Центра — информи­ро­вать специалистов и население об особенностях детской психологии, детско-роди­тель­­ских отношений и о специфике организации работы с детьми, находящимися в трудной жизненной ситуации.

Виктория Полякова отметила, что проблема суицидального поведения среди населения республики остается острой. В этом году специалисты Центра провели коррекционно-реабилитационные занятия с 26 несовершеннолетними, которые пытались наложить на себя руки после ссоры с родителями, сексуального насилия, конфликтов со сверстниками.

Не защищаться, а защищать

Итак, к чему мы пришли. С детьми из «группы риска» ведут работу специалисты не только школ, но и других учреждений. И говорят они о том, что главная причина отклоняющегося поведения и совершения подростками правонарушений — это проблемы в семье, то есть конфликт отцов и детей.

Еще один вывод — от таких «трудных» подростков нужно не защищаться, а наоборот защищать их и помогать им. Ведь, если не направить их на путь истинный сейчас, то вырасти из них могут воры, убийцы, или просто социально не устроенные люди — без работы и нормальных жизненных целей.

Представители социально-психологической службы и ПМПК высказали свое мнение по решению проблемы — нужно уделять больше внимания семье. В первую очередь, это - задача государства и муниципалитета. Потому что школьные психологи и социальные педагоги, занимающиеся «группой риска», могут только проводить беседы и тестирования, или, в крайнем случае, подать отношение на лишение родительских прав. Однако, большинство из этих методов малоэффективны, о чем говорят и сами специалисты.

А предложения по решению сложившейся ситуации они выдвигают следующие: необходимо ужесточить требования, выдвигаемые государством семье, и усилить ответственность родителей за детей. Ведь некоторые отцы и матери переложили ответственность за воспитание на школы. Образовательные учреждения выполняют свои функции, но требуют, чтобы во внеурочное время и родители, так же как и они, несли полную ответственность за своего ребенка.

Работники системы образования удивляются тому, почему детям продолжают продавать спиртные напитки, несмотря на запрет. Почему общество не относится со всей серьезностью к проблеме распространения среди подростков алкоголя и наркотиков?

Психологи и педагоги продолжают задаваться вопросом: как учить ребенка, у которого в семье одни скандалы?

Поэтому они говорят о том, что нужна помощь социальных служб города, чтобы школа не только проводила консультации и беседы, но и могла посодействовать тому, чтобы безработные родители были устроены на работу. Вот о чем приходится думать социальным педагогам и психологам в школах.

Нужно просто позвонить

Подростки должны быть в курсе, что им всегда готовы оказать помощь. Для этого нужно просто позвонить и получить квалифицированные советы специалистов. С 1 сентября прошлого года начал работу единый всероссийский телефон доверия для детей, подростков и их родителей. Звонок по телефону: 8-800-2000-122, бесплатный и анонимный. Готовы оказать поддержку детям, находящимся в сложной ситуации и в нашей республике. Для этого нужно набрать телефон доверия Министерства образования и науки РТ- 4-88-22, который также работает круглосуточно.

Николай Лебедев


Интересный материал? Поделитесь им с друзьями!



Похожие новости:

  • Защитники детской души
  • Нет повести печальнее на свете, чем повесть о сидящем на диете в мечтаньях ...
  • Во время «горячей линии» специалисты помогли найти ребенка
  • Социальные комментарии Cackle