,
Партнеры

Фапик
  
  
bastion
  
stroimaster
  
  
Мы в соцсетях



Заметили ошибку?

Выделите мышкой часть текста
и нажмите

Система Orphus
Сайт газеты “Плюс Информ” » Общество » Дневничок в кармашке. Цикл статей о путешествии автостопом Сокровенные тайны водителей и толпы китайцев на Байкале


Дневничок в кармашке. Цикл статей о путешествии автостопом Сокровенные тайны водителей и толпы китайцев на Байкале

 (голосов: 0)

Продолжение. Начало в №52 от 26.12.18 г.; в № 2 от 09.01.19 г.

После самого тяжелого отрезка моего путешествия автостопом из Тувы до Байкала, а именно: окраин Канска, где чуть не замерз до смерти, но умудрился все-таки этого не сделать, направился прямиком на Иркутск. И этот кусок дороги был очень легким и теплым. После тех дождей, которые шли за мной от самого Кызыла, здесь мог по-настоящему почувствовать всю прелесть автостопа, о чем хочу рассказать.

Проведя ночь на диване в круглосуточной автомастерской, утром отправился из Канска прочь. Сначала выпил чашечку кофе, собрал рюкзак, попрощался с хозяином и пошел на выход из города. Преодолел железную дорогу, кучу луж и огромную лестницу в гору, на которой стоит памятник Ленину. Первую попутку поймал только через час, но успешно – уехал далеко. Было приятно смотреть в зеркало заднего вида, где потихоньку уменьшался городок, где так мерз.

Зачем мотаться по трассе дикарём?

Те, кто читал предыдущие части этого дневника, где я описывал тяжелые голодные и холодные дни на дороге, конечно же, задаются вопросами: «Чего это ему дома не сидится? И что крутого в том, чтобы жить на улице и таскаться по трассе целыми днями?»

И тут один ответ – побег. Это действительно побег от привычной жизни. Такое вот эгоистичное решение сбежать как можно дальше от дома и родных; это из-за боязни существования без цели в рамках своего города, жажда приключений. Ведь кто из нас не думал: «Брошу все, надоело! Поеду жить на море…» Тут примерно то же самое, но без денег, потому как их у меня нет. А трудности все по пути: ночевки под мостом, долгие выхаживания по трассе и проблемы с деньгами только интересны и ни в коем случае не в тягость.

За Канском впервые увидел на дороге таких же, как и я, ребят с рюкзаками. Идут вдоль трассы в одиночестве и что-то думают себе – каждый из них очень спокоен. Здороваются, всегда улыбаются, даже когда уставшие, даже когда последние дни их преследовали неудачи. Чем дальше продвинулся, тем острее ощущение, что чего-то да делаешь в жизни – это успокаивает, помогает отдохнуть душой от повседневных проблем, изматывая тело. Примерно, думаю, это так и работает.

Палатка у забора

Мое мнение по поводу путешествий разделил и тот парень, который и довез до Иркутска за полдня – сам он тоже ехал к озеру, форсировать его целиком и полностью на байдарке. У него тоже был одиночный поход, он уволился и все лето ездил один по России.

Выехал он из Тамбова. Побывал в Белоруссии, проехал весь Алтай, а потом поедет дальше, на восток, до Камчатки, а после и до Владивостока. В его машине полно всякого полезного. Вот позади сама байдарка, вот всевозможные провода и камеры, фотоаппараты. Полно рюкзаков и спальников для разной погоды, огромная гора одежды. Он использует для ночевок каучсерфинг – приложение для ночевки не в отелях, а у таких же, как и ты, путешественников – в их домах. Создано для знакомств по интересу.

У парня этого есть палатка, у меня только спальник. Он питается на заправках бутербродами и горячим чаем, а я ем что придется.

У него есть карты и запланированный маршрут по всей стране, а я не знаю, что делать, когда прибуду на Байкал. Мы с ним совершенно разные, но это не помешало нам болтать всю дорогу до Иркутска, а потом и всю ночь, спасаясь от дождя в его палатке в самом Иркутске. Он ее поставил на берегу Ангары, прямо у заборов каких-то ветхих домов.

Иркутск – почти сердце Байкала

Если ехать из Тувы, то через Иркутск вы можете попасть в любую точку побережья Байкала. А его сердце - Листвянка. Самая попсовая точка озера. Там полно туристов и много на что можно посмотреть. Там, к слову, совсем рядом начинается Ангара – единственная река, которая вытекает из Байкала. Остальные реки в него впадают.

Чтобы добраться до Листвянки, откуда наконец увижу Байкал, нужно выйти из Иркутска на восточной его стороне. Там начинается трасса длиной в 60 километров, вдоль нее десятки деревень, а в самом конце она упирается в озеро.

С попутчиком мы попрощались. Путь к озеру начинаю утром, часов в восемь. И кандюхаю так до девяти вечера. Никто не останавливался. Нигде. Стоял на остановках, то на одном месте, то на другом, на поворотах, у кафешки, - нигде не везло. Ехали, в основном, туристы, это понятно по дорогим ландкрузерам, опелям и так далее. Позже кто-то с западной России сказал, что, мол, в Сибири денег нет, а машины у всех за несколько «лимонов». Это почему? Я не нашел ответа.

В общем, постепенно свыкаюсь со своей участью топать по гравию все 60 километров, тем более прошел уже 20 и жутко вспотел. Теперь искал только речку, чтобы искупаться, а на попутки махнул рукой. Но неожиданно микроавтобус включает поворотник и останавливается. Это было так неожиданно и радостно одновременно, что машина не проносится мимо, а тормозит, что я невольно засмеялся. За рулем молодой парень, позади прыгает его маленький сынок. «Бросай рюкзак в багажник», - кричит водитель. Я обхожу его длинную тачку и открываю заднюю дверцу. И страшно закрывать было ее, боялся, что он втопит с моими вещами, пока я добираюсь до сидения, но внутри сидел ребенок, и это меня успокаивало.

«Давно идешь?»

«Весь день, я прямо из Иркутска вышел», - говорю.

Разговорившись, мы подружились. Мужчина сначала ребенка своего до дома довез, где захватил мне несколько огурцов, редиса и помидоров. Даже кусок ветчины, все потому, что я ему понравился, ведь я сказал, что из Тувы путь держу уже несколько дней, а это далеко.

Потом мы поехали дальше уже вдвоем. И когда уже отъехали от его дома на километр, он глянул в зеркало заднего вида, будто удостовериться, что уехал на достаточное расстояние, и заговорил «по-настоящему» и открыто. Он рассказал мне о своей жизни. Бывший наркоман – курил травку, кололся. Его родители в свое время, чтобы вылечить парня, отправляли его жить в горы на несколько месяцев. Но не помогало. Потом они ему нашли работу в Москве, чтобы он почувствовал ответственность, которая переборет зависимость. Но и это не помогло. И только когда у него родился сын, сумел бросить колоться. Я удивлен, насколько он легко этим со мной поделился. Как на духу. А ведь я ему чужой человек. Слушал все это и думал, как легко человек делится своими проблемами с автостопщиками.

На протяжении всего путешествия слышал самые разные и сокровенные тайны людей, о которых, возможно, даже их близкие не в курсе. Узнавал об изменах, отсидках и убийствах. И все это даже не между делом, а целенаправленно. В тебе они ищут не столько ответы, сколько опору. И очень часто выходил из машины совершенно опустошенный, будто и правда что-то через себя пропустил. И потом долго молча шел по трассе, обдумывая произошедшее. Людей очень много, оказывается, на земле – и все они разные.

Байкал давит своим могуществом

Тут из-за поворота выплывает голубой дымкой моя муза. Огромный, туманный, как долина алмазов, Байкал.

«Господи, - говорю я. - Какой он большой. Я даже берегов не вижу».

«Нравится?» - спрашивает «мой» водитель.

«Не то слово», - говорю.

«А меня он наоборот подавляет. Слишком большие размеры, раньше даже в депрессию вгонял».

«Подавляет?»

«Да. Ты сам поймешь, а может, и нет, если повезет. Я-то на этом озере все детство провел».

Не может такого быть, но эта призрачная, реликтовая мощь нависает надо мной и передо мной, вокруг меня. Байкал повсюду, его так и чувствуешь. И просто возвышает душу к небу.

Что такое Листвянка?

Улицы деревни переполнены китайцами - они торгуют на рынке рыбой, сдают комнаты. Им принадлежит больше 10% собственности деревни, для их построек сносят горы. Это порт. Узкая деревня с одной улицей – вытянулась змеей по берегу. Дома стоят у подножья гор, огороды тянутся вверх по ним. Вертикальные посевы! Такого я никогда не видел. И на каждом доме табличка «Сдается комната». Сдает и продает здесь почти каждый. Многие дома перестроены под лавки. Продают все ту же копченую рыбу. Здесь же, на пристани, растянулись похожие друг на друга, как две рыбки, девушки. Солнцезащитные очки, короткие синие шорты, майки. И все улыбаются, что-то едят. Их тысячи. Масса людей сжимает деревню. Играет громкая музыка. Гул смеха. Люди и отели. Отели и отели сверху. А деревня все тянется. В дальней ее части огороженные и платные каменистые пляжи, в центральной – купаться запрещено из-за лодок. Ищу место, где потише. И спускаюсь по лестнице на пляж, иду по нему дальше от деревни. Понимаю, что я - единственный здесь трезвый – все красные от загара и кричат-кричат пьяные.

Теперь понял высказывание, что слышал ранее, мол, Листвянка – место попсовое. Настоящего Байкала здесь не почувствуешь, хоть и вот он, разложился в паре метров от тебя. Бесконечная синяя гладь.

И вот дохожу до горы, а на ней тропа. Здесь она и начинается - знаменитая Большая Байкальская тропа. Она живописна и весьма опасна, по ней каждый год проходят только самые смелые туристы. Если хочешь увидеть Байкал, если хочешь посмотреть на прибой и живописные леса, то тут это можно получить.

 На тропу не полез. Присел на самом дальнем краю берега, на камешке, дальше только крутые скалы и стены пены. И выдохнул… Тишина и звук волн. Вот и все.

Я был один. Никто здесь не гулял, не искал ночлег или просто место уединения – все они там, смеются и пьют в отелях, на платных полянках для кемпинга, в арендованных комнатах. А тут, в тишине берега, у подножья гор и леса, не было ни души.

С этого момента началось постижение Байкала. И все самое интересное.

Владислав Константинов

Продолжение следует

 


Интересный материал? Поделитесь им с друзьями!



Похожие новости:

  • Дневничок в кармашке. Цикл статей о путешествии автостопом Трехдневный гол ...
  • Выстрел в тайге
  • К сердцу Азии на Шевроле–Нива
  • Социальные комментарии Cackle