,
Партнеры

Фапик
  
  
bastion
  
sbis
  
  
Мы в соцсетях



Заметили ошибку?

Выделите мышкой часть текста
и нажмите

Система Orphus


Не пойман - не вор?

 (голосов: 0)

Не пойман - не вор?Двойные и даже тройные стандарты не редкость, когда речь идет о выгоде. Административный или даже Уголовный кодекс жалко отступают, если общество негласно решит, что они сейчас не нужны. И все это отлично работает в Туве против тайги.

Несуны

К кражам и прочим хищениям мы все относимся крайне негативно, если крадут что-то у нас лично. Но вот в советское время появилось такое слово «несуны» - это когда человек уносил с работы то, что ему было нужно. Выходя из мясокомбината, например, можно было без зазрения совести прихватить с собой палку колбасы или кусочек вырезки – государство большое, не обеднеет. Если человек работал в каком-нибудь офисе, он мог взять пачку бумаги, дырокол. В общем, то, что ему надо, но тратить деньги на покупку не хочется. Еще «веселее» было что-то продать. Например, рабочий на стройке мог продать нуждающимся немного кирпичей или доски.

Знакомая картина? Конечно. Если вы помните те времена, наверняка сможете вспомнить и как вы продавали то, что вам не принадлежит, или покупали то, что продавцу не принадлежит. Да хоть ведро цемента на стройке! Если вы, по возрасту, не помните тех времен, спросите у родителей, не покупали ли они то самое ведро цемента. Сейчас это кажется абсурдом, но так оно и было.

Сейчас это явление вроде бы ушло. И владельцы чего бы то ни было будут серьезно возражать против того, чтобы  их работники тащили какие-нибудь вещи с работы.

Да, явление ушло из многих сфер, но оно остается и даже процветает в отношении леса. Тайга – закон, медведь – прокурор? Не всегда. Ту же тайгу можно понемногу расхищать, растаскивать и уничтожать.

Когда воруют золотую цепочку, все говорят – безобразие. Когда кто-то покупает заведомо ворованное, Уголовный кодекс может призвать к ответу, да и общество это тоже не поощряет. А вот когда покупают ворованный лес?  Это ведь почти нормально!

Часто можно слышать, что, мол, китайцы вырубают наши леса. Как кажется, тут претензии только к национальности, потому что мы сами вырубаем их, не задумываясь: тайга большая, на всех хватит.

Ну вот Народный фронт и решил разобраться, что у нас происходит с лесами. Только сделать это проще в городе. За несанкционированной вырубкой следят инспекторы разных служб, но ведь именно в городе потом продают то, за чем «не уследили».

Ключевое слово

Не пойман - не вор?«Легенда» для проверки была простая: вот девушка, она хочет купить лес, чтобы строить себе дом.  Это даже и не совсем легенда – одна из активных сторонниц Народного фронта действительно собиралась строить дом, но хотела, чтобы все было по закону. Несколько активистов и сотрудники регионального штаба включились в эту «операцию». И проехались по разным точкам в Кызыле, где торгуют лесом. 

И вот тут надо бы сказать сначала о фирме, торгующей древесиной, куда все приехали в последнюю очередь. Леса здесь почти не было, как пояснил владелец фирмы, год был неудачный. Сначала запрет на посещение лесов из-за пожароопасного периода, потом начались дожди, по бездорожью не слишком-то проедешь. Да и делянки им выделяют обычно далеко от дорог, туда трудно добираться. В общем – нет древесины и все.

Ну, это был честный человек. Хотя и достаточно успешный бизнесмен, но в этом году с древесиной (законной!) действительно были проблемы.

Мы об этом еще не знали, когда объезжали другие точки продаж. Ну а читателю надо бы знать об этом заранее. Ключевое слово – это именно неудачный год.

И, еще, чтобы не подумали, что это только проблема тувинской тайги. По всей России сейчас проходят рейды по организациям, которые осуществляют торговлю пиломатериалами. «Воровство» леса – это беда не только нашего региона.

Такие разные

Не пойман - не вор?Торговцы лесом – очень разные. Есть, пожалуй, только одна схожая черта у всех. Если торговля осуществляется законно и на древесину у них есть все документы, то они встречали активистов спокойно. Если документы были не в порядке, или их вообще не было, то тут приходилось сталкиваться с откровенной агрессией.

На первом пункте торговли все было очень спокойно. Да, вот документы, разрешающие заниматься лесоперерабатывающей деятельностью. Вот лесопилка – можем сами делать доски. Вот и сам лес. И есть на него документы. Но мы его вам не продадим: леса заготовили в этом году немного и сейчас строим в Кызыле дом для дочери.

Все в порядке, вопросов нет. Можно только пожелать успешного бизнеса и отправляться дальше.

А дальше было сложнее. Там, где торговали древесиной, причем можно было заказать почти все ее виды, хозяева нам не слишком обрадовались. И пообещали спустить собак. К счастью, сторож был вполне адекватным человеком, собак спускать не стал. Но документы все-таки показали. Хотя по явной агрессии можно было понять, что здесь что-то нечисто, но активисты ОНФ – не сотрудники полиции или каких-то иных служб и не имеют права проверять документы, если владельцы будут категорически против.

Только вот если не дают возможности узнать, насколько законным путем добыта древесина, ее покупать мы не стали, а поехали дальше.

Приехали еще в одну солидную фирму. Там проблем не было, никто собаками нас не пугал. Во дворе (позаботилась супруга хозяина) было много кустов разных роз. Очень хотелось украсть отросточек, но мы же как раз ездили выявлять воровство! В общем, только полюбовались.

Владельцам не чужд дизайн, и это можно было видеть не только на примере кустов роз, но и на примере оригинальной скамейки, сделанной из обычных отходов – горбыля и прочего. У рачительного хозяина все идет впрок. Кажется, именно здесь инициатор поездки и решила купить себе древесину.

На окраине Кызыла

Очень странную точку торговли древесиной обнаружили на окраине Кызыла. Можно было бы сказать, что и на окраине закона, вот только тут закон и рядом не стоял.

Схема незаконного промысла очень проста. Вот есть платная стоянка. Да, тут все закону, и есть документы на то, что это – стоянка. Но хозяева ведь не несут ответственности за то, что владельцы машин делают на стоянке.

Вот есть машины. Никто никому не запрещает стоять на платной стоянке и быть нагруженным чем угодно.

Вот на машинах – древесина. И ее продают. Только когда на стоянку пришли  сторонники Народного фронта, никого из шоферов или владельцев машин не оказалось на месте. И вообще – машины, наверное, здесь собрались сами по себе, просто так, потусоваться.

Владелица автостоянки негодует, почему мы вообще сюда пришли. При этом она не возражает против потенциальных покупателей, но не видит своей ответственности в том, что здесь продают лес. Больше всего она возражала против фото- и телекамер.  Что, конечно, выглядело несколько нелогично и даже забавно. Стоянка ведь огорожена не сплошным забором, а легкой оградой, которая просматривается насквозь. Мы с таким же успехом могли фотографировать, стоя с наружной стороны: все и так хорошо видно.

Несколько человек быстро покинули стоянку. Как оказалось, это и были те, кто продает лес без документов. А вот где они этот лес взяли, уже невозможно установить. Вряд ли на легитимно выделенных делянках. Скорее всего, просто украли кусок тувинской тайги. Не задумываясь, насколько это законно.

А вы покупали лес?

В целом и общем, участники рейда зафиксировали два факта нарушения в оформлении документации при реализации заготовленной древесины (древесина вообще была неизвестного происхождения. Информации о предпринимателях в единой информационной системе нет, хотя каждая сделка с древесиной перед продажей должна быть указана на сайте ЛесЕГАИС), и выявили нелегальных продавцов. При контрольной закупке, которую провела активист ОНФ в Туве Айрана Адыгбай, они отказались выдать товарный чек и накладную. Конечно, покупка не состоялась.

Эксперт ОНФ Ольга Кальная сказала, что нелегальные продавцы не оплачивают налоги, нарушают закон и хищнически вырубают лес на запрещенных участках, например, на территории заповедников.

Но это пусть будет на совести нелегалов. Рано или поздно (надеемся, что рано) туда придут с рейдом не активисты, а сотрудники полиции. А есть и другой аспект. Вы сами покупали там лес? Законодательство РФ предусматривает возможность привлечения виновного лица как к административному, так и к уголовному наказанию. А виновными признаются и те, кто незаконно вырубает лес, и те, кто его продает, и те, кто его покупает.

По ст. 260 Уголовного кодекса, незаконная рубка в крупном размере наказывается штрафом в размере от пятисот тысяч до одного миллиона пятисот тысяч рублей. Либо принудительными работами на срок до четырех лет. Или даже лишением свободы на срок до четырех лет. А, по части третьей статьи 8.28 КоАП РФ, приобретение, хранение, перевозка или сбыт заведомо незаконно заготовленной древесины, если эти действия не содержат признаков уголовно наказуемого деяния, влекут наложение административного штрафа. На граждан – в размере пяти тысяч рублей, на должностных лиц – пятидесяти тысяч рублей, на юридических лиц – от четырехсот тысяч до семисот тысяч рублей.

Так что поосторожнее. И когда покупаете древесину, спрашивайте документы. Остается только удивляться, что в Кызыле у всех на глазах нарушают закон, и никто этого не замечает. А двойные стандарты подсказывают, что надо возмущаться вслух, когда слышишь о том, как где-то вырубают леса, и, тем не менее, спокойно покупать древесину у нелегальных продавцов.

И. Вечорко

 


Интересный материал? Поделитесь им с друзьями!



Похожие новости:

  • Выстрел в тайге
  • Год, как год – 2017
  • К сердцу Азии на Шевроле–Нива
  • Социальные комментарии Cackle