,
Партнеры

Фапик
  
  
sbis
  
tovarny_beton
  
  
Мы в соцсетях



Заметили ошибку?

Выделите мышкой часть текста
и нажмите

Система Orphus
Сайт газеты “Плюс Информ” » Общество » Летописец из деревни Грязнушка


Летописец из деревни Грязнушка

 (голосов: 0)

Летописец из деревни ГрязнушкаВ 2014 году пришла в редакцию Анастасия Кузьминична Санникова. Через год, в 2015 году, во всем мире планировали отмечать 70-ую годовщину окончания Второй мировой войны и победы над нацизмом.

И к этой дате хотела кызыльчанка Санникова, которой тогда уже было 80 лет, собрать данные по воинам, которые ушли на фронт из Каа-Хемского района. Отдельно подготовить альбомы с данными о тех, кто вернулся в Туву живыми, и о тех, кто погиб.

Нужна была помощь СМИ, чтобы публиковать фотографии, на которых были запечатлены неизвестные люди. Так родилась рубрика «У памяти должны быть имена». И Санниковой начали звонить люди, узнавая своих близких на фотографиях.

- Анастасия Кузьминична, как вообще у Вас возникла эта идея – сделать альбомы?

- Знаете, после выхода на пенсию я еще очень долгие годы работала, а в 80 лет решила, что пора на отдых! Только сидеть без дела не привыкла. В нашей семье было очень много довоенных фотографий. Я сначала решила сделать летопись только своей семьи. Но когда начала рассматривать снимки, то обратила внимание, как много неизвестных людей сфотографировано рядом с моими братьями. Кто-то уже в военной форме. И я решила, что нужно как можно больше найти данных об этих людях. И сделать альбомы для Сарыг-Сепской школы. Никто не должен быть забыт!

- Вы говорили, что искали данные только на тех, кто ушел на фронт из Каа-Хемского района?

- Совершенно верно. Ведь моя семья оттуда. И я своё детство провела в местечке Грязнушка, где родилась, это даже не деревня. Там мельница стояла. Все там мололи зерно, был пруд. Вот я и решила сделать альбомы о воинах, которые ушли на фронт из Бояровки, Сарыг-Сепа, Усть-Буреня, Медведевки и Даниловки. Как только в вашей газете опубликовали первые фотографии, мне начали звонить из Кызыла, Брень-Бай-Хаака.

- Впервые встретившись с Вами четыре года назад, я была крайне удивлена, что человек столь почтенного возраста не просто ищет информацию, но все это распечатывает, собирает фото на флешках...

- Научилась!

Летописец из деревни Грязнушка- Анастасия Кузьминична, а с чего Вы начали? Посмотрели семейные альбомы, какие-то фотографии напечатали в «Плюс Информе», но вот я вижу перед собою два полностью заполненных альбома – с информацией, фотографиями...

- Начала с книги памяти Николая Моллерова, выписала фамилии тех, кто ушел на фронт из Каа-Хемского района. Пошла в Госархив, очень долго искала именные карточки на всех, кто был призван из Тувы. Карточки были не на всех, чьи имена у меня были. Военкоматов в ТНР тогда не было. Уходили на войну из военкоматов других городов, что за Саянами.

Много раз ездила в Сарыг-Сеп, по деревням, по фамилиям искала, снимки показывала.

Хочу поблагодарить всех, кто откликнулся, кто помогал. Анастасию Георгиевну Орлову, бывшего директора Сарыг-Сепской школы № 1, Виктора Петровича Шарыпова. Виктор Петрович подсказывал мне, по какому адресу идти, в каком доме могут знать, кто сфотографирован. Вот так шла по ниточке. И получилось у меня два альбома. Кто ушел на фронт из Каа-Хемского района и погиб, и альбом с именами тех, кто вернулся. А потом стала собирать данные по тувинским добровольцам.

- Анастасия Кузьминична, семья у Вас большая была?

- Отец, мать и 9 детей. Кузьма Вавилович и Евдокия Семеновна Санникова. Пять мальчиков и четыре девочки. Из всей семьи нашей одна я осталась. Родители в Туву приехали еще до революции – в 1916 году. После столыпинской реформы многие из центра России в Сибирь ехали. Мать из Вятки, вроде из семьи староверов. Отец казаком был. Слышала, что воевал он где-то. А потом им сказали, что за Саянами, в Туве, земли хорошие есть и людей радушно принимают. Много семей тогда в Туву приехало. Русские селились вдоль рек. Мы в Грязнушке обосновались.

- Пять братьев у Вас было, трое погибли. А еще двое?

Летописец из деревни Грязнушка- Брат Лева слух в детстве еще потерял, сразу не заметили. Вот глухой стал. Отправил отец его в Красноярск лечиться. Помню, года три мне было, что подкинул он меня на руках и уехал. Больше я его и не видела. А самый младший на начало войны еще мальчишкой был, призыву не подлежал. Я все время жила в Грязнушке с родителями, их мельница кормила. А вообще постепенно начали с тех мест уезжать. Сначала Лева уехал в Красноярск, Кондратий в Усть-Бурень, это селение тогда Грязнухой называли. Избачом был в клубе, играл на баяне. Потом в Тоора-Хем поехал. В армию оттуда его забрали.

- У всех было двойное гражданство?

- Да, они были граждане СССР и граждане Тувы. Но когда Великая Отечественная война началась, их, как граждан СССР, отправили на фронт. Кондратий, Петр и Алексей.... Они все погибли в разное время. Брат Кондратий воевал под Сталинградом, вместе с нашим, знаменским, в одном полку был. Знаменкой тогда Сарыг-Сеп называли. Так вот этот парень вернулся с войны живым. Страшные бои были, рассказывал. Случился прямой налет в то место, где находился Кондратий. После боя сослуживец ходил возле воронки, ничего не нашел. Ни пуговички. Родителям пришло сообщение, что Кондратий пропал без вести.

Брат Пётр воевал на Украине. Единственный, о котором мы знаем, где он похоронен. Хотя, что там сейчас на Украине делается.... Так вот, был ранен Пётр в Волынской области, и извещение пришло, что умер в госпитале от ран. И была указана деревня: местечко Горки Каменец-Подольского района. А брат Алексей в Прибалтике воевал, пропал без вести.

- Вы рассказывали, что ездили на могилу к Петру на Украину?

- Да, где-то в 89 году мы с сестрой старшей Полиной туда ездили. Нашли пионервожатую. Она показала нам братскую могилу. Потом братскую могилу перенесли в город Любешов. Это Западная Украина, недалеко от Ровно. Там были уже надгробные камни, имена на них. А когда все были в братской могиле захоронены, местные женщины, что войну пережили, рассказывали, что после захоронения и земля шевелилась, и прямо кровь выступала на ней. Страшные бои были, много людей полегло, и не всех тогда похоронили.

А в 1989 году нам в военкомате машину дали, и мы съездили на место боев. В 1944 году в Припятских болотах воевал Петр. Когда болота подсыхали, люди местные нам рассказывали, кости выступали. Тогда, в советское время, всех хоронили.

- Анастасия Кузьминична, Вы проделали огромную работу...

- Еще много белых пятен, есть фотографии с неизвестными людьми. У памяти должны быть имена. И очень бы хотелось, чтобы школьники продолжили начатое мною дело. Мне уже 84 года.

- Вот это и будет, я думаю, реальная поисковая работа. Таким должно быть патриотическое воспитание....

- Да, наверное. Часть альбомов о погибших отдала в районную библиотеку села Сарыг-Сеп. У меня несколько дубликатов. Отдала свои материалы в Сарыг-Сепскую школу №1 и №2.

Есть и в библиотеке Бояровки.

Я хотела бы передать в национальный музей. Но альбомы не должны лежать под стеклом без движения. Тут еще есть работа. Из музея приходили, все сфотографировали, но потом этот сотрудник уволился. Больше никто не интересовался. Эти альбомы нужно изучать. Я нашла данные далеко не на всех земляков. Кто продолжит моё дело?

А история о тувинских добровольцах только начата. Поле непаханое. Цифры российские меняются. А Тува была ведь отдельным государством, если копнуть глубже, и новые имена можно найти.

- Вы встречались со школьниками в Сарыг-Сепе. Кто-то заинтересовался?

- Нет, никто не перезвонил. Я думаю, неужели в семье об этом не говорят? Один мальчишечка лишь подошел и сказал, что у него бабушка в Ленинграде была, можно о ней написать? Можно.

Не пришел... Жаль, что никто из школьников не заинтересовался, не перезвонил.

Мой телефон прежний: 2-89-85. У памяти должны быть имена! И известны не все.

 

Во время работы над двумя альбомами к Анастасии Кузьминичне стали попадать данные по тувинским добровольцам, так появился третий альбом – «Орлы Саянских хребтов», который еще нуждается в фактическом материале.

 

P.S. Все три альбома и их копии Анастасия Кузьминична делала на собственные средства. Много раз ездила по селам и деревням Каа-Хемского района. Низкий ей поклон за её работу. Вот такой вот 84-летний летописец из деревни Грязнушка.

Т. Рамазанова, фото автора и Анастасии Санниковой


Интересный материал? Поделитесь им с друзьями!



Похожие новости:

  • «Моё яркое лето». Итоги конкурса
  • У памяти должны быть имена
  • Дембельский альбом Тувы
  • Социальные комментарии Cackle