,
Поиск по сайту

Архив по номерам

Наш опрос
Полезные ссылки
https://linkyou.ru/ linkyou.ru.
Партнеры

Фапик
  
  
bastion
  
stroimaster
  
  
Мы в соцсетях



Заметили ошибку?

Выделите мышкой часть текста
и нажмите

Система Orphus
Сайт газеты “Плюс Информ” » Общество » Археологическое лето обещает быть горячим


Археологическое лето обещает быть горячим

 (голосов: 0)

Археологическое лето обещает быть горячимТаинственный курган, обнаруженный с помощью спутника, воспоминания о скифских золотых украшениях, неизведанные страницы истории – все это мощно всколыхнуло интерес к археологии в Туве. И к самой Туве в целом. Интернет может подогревать этот интерес сколько угодно, но поскольку мы живем внутри Тувы, то нам проще ориентироваться во всех этих слухах.

Тысячи и сотни тысяч курганов

Курганов в Туве много. Точнее – очень много. Только в официальном реестре учтено около восьми сотен могильников. В каждом – разное количество курганов. Например, в Бай-Тайге есть могильники, в которые входят 200 и больше курганов. Так что обнаружение какого-либо кургана для Тувы самое обычное дело. Есть курганы большие и маленькие. Некоторые – безынвентарные, то есть в них похоронен человек, но нет никаких предметов. Бывает и наоборот – курган есть, но в нем нет человеческих останков.

Курганы, подобные Аржаану-1 или Аржаану-2, в которых обнаружили большое количество вещей, в том числе и очень ценных – достаточно редки.

Чтобы узнать содержимое всех курганов, пришлось бы, пожалуй, перекопать всю Туву. Но этого никто не будет делать. Обычно исследуют те захоронения, которые могут пострадать от разных причин, в том числе и от хозяйственной деятельности человека. Например, перед строительством железной дороги или перед созданием водохранилища. Даже если кто-то решил просто построить дом, то участок будущего строительства тоже сначала должны исследовать специалисты.

С просьбой прокомментировать, насколько целесообразно сейчас говорить о сенсационных открытиях обнаруженного кургана мы обратились к Ларисе Чадамба кандидату исторических наук, зав. сектором археологии ТИГПИ.

Археологическое лето обещает быть горячимО Михаиле Грязно­ве, который был прав, и о Тимуре Садыкове, который несколь­ко озадачен

Лариса Дадар-ооловна начала с того, что этот курган вовсе не какая-то новая находка, ученые о нем знали. Еще в семидесятые годы прошлого века Михаил Грязнов обнаружил несколько действительно интересных курганов. Причем, он понимал, какой из них может оказаться более интересным, но тем не менее взялся за исследование того, который находился в большей опасности. Рядом с курганом уже появилось село, да и было заметно, что в древности его уже «исследовали» - следы разграбления налицо. Мы все знаем этот курган – это Аржаан-1.

Михаил Грязнов – почти ровесник века, родился в 1902 году. Он исследовал Аржаан-1, оставив остальные археологам будущих лет. При этом он знал, что эти другие курганы могут содержать очень интересные предметы. Что и обнаружили, когда раскопали Аржаан-2. Курган, который собирается исследовать Тимур Садыков, тоже упоминался в трудах Михаила Грязнова.

Но насколько правомерно говорить о сенсациях этого года? Лариса Чадамба уже созванивалась с Тимуром Садыковым и говорит, что он не слишком рад такой «рекламе». То есть, в этом году могут ведь и не начать работу. Сначала надо сдать отчеты за работу прошлого года, потом получить открытый лист на разработку именно этого кургана. Надо найти финансирование. Надо провести разного рода исследования. То есть, Тимур Рашитович, конечно, хотел бы заняться раскопками в этом году, но насколько это получится, он еще не знает.

Но даже если все получится, как запланировано, то каждому понятно, в этом году мы никаких находок не увидим. Слой почвы, камни – все снимают очень осторожно – и это занимает много времени. Для примера вспомним, как работал Константин Чугунов – это имя у нас хорошо известно, именно он исследовал с немецкими археологами Аржаан-2. Этот курган со скифским золотом был исследован в 1997 году. Раскопан в 2001 - 2003 годах. И так относительно быстро дело шло только благодаря стабильному и хорошему финансированию. Сейчас Константин Чугунов уже несколько лет исследует курган Чинге-Тей 1. Это – огромное сооружение, в окружности около 105 метров. Несколько захоронений уже обнаружили, но до самого главного еще не дошли. Зато можно говорить об интересной архитектуре этого погребально-поминального комплекса.

Каким будет курган, которым займется Тимур Садыков, и когда появятся первые находки, пока сказать невозможно.

Археологическое лето обещает быть горячим«Промзона» древнего народа

Тимур Рашитович Садыков в Туве – гость постоянный, мы его видели несколько лет подряд. Причем, именно лет. «Питерские археологи» собственно питерскими бывают только зимой. Ну еще ранней весной и поздней осенью. А все теплое время года они – абсолютно тувинские.

Археологов много, но Тимур Садыков, младший научный сотрудник Отдела охранной археологии ИИМК РАН, запомнился тем, что он открыл городище Катылыг 5. Городище датируется 3-4 вв. н. э. и относится к кокэльской археологической культуре. Эта культурная традиция характерна только для территории Тувы, за ее границами подобные памятники неизвестны. Катылыг 5 – первое исследуемое поселение этой культуры, до этого изучались только погребальные памятники.

На это надо обратить особое внимание – именно поселение, а не курганы. В курганах – обязательный набор предметов для существования в ином мире, как это представляли себе далекие предки. А в поселении можно увидеть следы собственно их жизни.

Причем, Катылыг 5 – это не просто поселение, а своего рода «промзона». На его примере можно рассмотреть, каким было металлургическое производство почти две тысячи лет назад. Городище расположено на реке Ээрбек в таежном массиве. Здесь нашли плавильные печи, остатки переплавленной руды. Расположение, вероятно, связано с тем, что здесь и руда недалеко, и деревья – как топливо для плавильных печей есть.

Конечно, среди находок были и предметы, которые позволили лучше представить себе быт древних металлургов. Заодно можно было изучить состав стада, которое было нужно для обеспечения жизни рабочих, нашли много костяных предметов. Даже два захоронения нашли – вероятно, рабочие погибли или умерли по каким-либо причинам, и их не стали далеко увозить – похоронили тут же. Ничего похожего на жилые помещения не было. Вероятно, древние металлурги жили в шатрах, чумах, юртах.

Археологическое лето обещает быть горячимТрагедия кокэльцев

В истории редко остаются названия древних народов. Некоторые общие признаки, например рисунки на керамике, предметы быта дают возможность говорить об определенной общности. То, что называют «культурной традицией», часто подразумевает именно какой-то народ. О кокэльцах известно, благодаря археологическим раскопкам, довольно многое.

Но по поводу этнической принадлежности существует несколько точек зрения. Л.Р. Кызласов считает, что это местные племена. В.П. Дьяконова относит погребения кокэльского типа к смешанному населению, образовавшемуся в результате ассимиляции местных и пришлых групп населения хуннского происхождения. С.И. Вайнштейн указал на близость кокэльских погребений и известного могильника Наймаа-Толгой в Западной Монголии.

Перемещение народа по территории Тувы тоже можно отследить по времени и местам захоронения.

Судя по всему, носители кокэльской культуры освоили территорию Тувы, в первую очередь, Центрально-Тувинскую котловину около середины II в. н.э., что совпадает с разгромом северных хуннов войсками сяньбийцев при Таньшихуае. В Центральной Туве наступает новый, относительно благополучный период её существования. Об этом свидетельствуют многочисленные ритуальные комплексы, для сооружения и использования которых в общественной практике требуются условия мирного времени.

С появлением сяньбийцев в Туве это состояние было нарушено. Одни группы кокэльцев были изгнаны со своих мест и были вынуждены устраивать свои захоронения в насыпях курганов еще ранее поверженных северных хуннов, другие пытались укрыться в Саянском каньоне Енисея, в Тодже. Основная же часть кокэльцев переселилась на Хемчик, к самому подножию Западных Саян (могильник Кокэль).

Более половины всех погребённых в могильнике Кокэль - мужчины. На многих черепах и скелетах заметны следы смертельных травм, полученных в военных столкновениях. Среди погибших были женщины и дети. Зафиксированы случаи повешения (сдвинутые верхние позвонки, остатки тонких кожаных ремешков на шее). Во многих случаях у погребённых перебиты ноги. Возможно, это было сделано перед тем, как их убили. Можно предполагать, что на места расселения кокэльцев, в отдалённую долину р. Хемчик, предпринимались карательные экспедиции, когда гибли женщины и дети. Все это вместе хорошо соотносится с сообщениями письменных источников об исключительной жестокости сяньбийцев по отношению к завоёванным ими племенам. В результате такого геноцида население кокэльской культуры могло быть почти полностью уничтожено.

Трагическую историю этого большого, но безымянного народа мы сейчас знаем исключительно по материалам археологических раскопок.

Нынешнее археологическое лето обещает быть жарким и принесет много интересных находок. Но это не потому, что начнут изучение нового кургана. А потому, что каждое лето несет много новых открытий и много находок.

И. Качан

 


Интересный материал? Поделитесь им с друзьями!



Похожие новости:

  • Выстрел в тайге
  • Год, как год – 2017
  • Музей должен быть построен!
  • Социальные комментарии Cackle