,
Партнеры

  
abakan_build
  
bastion
  
tovarny_beton
  
  
Мы в соцсетях



Заметили ошибку?

Выделите мышкой часть текста
и нажмите

Система Orphus


Шойгу в чуме

 (голосов: 0)

Шойгу в чумеСергей Шойгу, войдя в выставочный зал Центрального дома художника, едва ли не бегом направился к чуму, установленному тувинской делегацией.

«Это было так неожиданно, я думала, что он все на своем пути сметет. Я даже потеряла дар речи. Впрочем, он сам не дал мне рта раскрыть, приобнял меня, тепло поздоровался. Запомнилось его крепкое рукопожатие. И сразу стал интересоваться, как идут дела у наших оленеводов, удается ли повышать поголовье животных. Меня поразила его информированность. Он не хуже меня знает о наших проблемах», - поделилась своими впечатлениями председатель ассоциации общин тувинцев-тоджинцев «Тос-Чадыр» (Берестяной чум) Светлана Демкина.

Посетители были в восторге

Эта незабываемая встреча произошла в начале ноября в Москве, в Центральном доме художника, на третьем Фестивале Русского географического общества, президентом которого является наш знаменитый земляк. Более 30 регионов страны на общей площади 6000 квадратных метров представили экспозиции: «Жилища народов России», «Народные костюмы», «Промыслы и ремёсла России», «Праздники, обряды и игры народов России» и другие. Гости праздника смогли заглянуть в русскую избу, кавказский дом и хату казака, побывать в юрте из Башкирии, в чукотской яранге и в тувинском чуме.

«В нашем чуме мы представили все предметы быта, которыми издревле пользовались тувинцы-тоджинцы. Посетители были в восторге», - рассказала Светлана Демкина.

«А Шойгу?»

«А Шойгу - тем более. Меня поразило, что он знает, что и как из предметов быта называется на тувинском языке. Он первым ознакомился с нашей экспозицией. И только потом пошел осматривать остальные. Это было так трогательно».

«А что, интересно, вы ему подарили?»

«Документальный фильм «Разделенные границы» об оленеводах Тувы и Монголии, который был снят в прошлом году. Он пообещал, что обязательно посмотрит его. На мой взгляд, это один из самых интересных, насыщенных и, главное, правдивых фильмов наших кинодокументалистов».

«Какие еще впечатления остались от фестиваля?»

«Мне понравились костюмы народов России. Я многое узнала о назначении, об особенностях орнамента, кроя и силуэта каждого костюма. О том, например, что такое корякская кухлянка».

«А что это такое?»

«Это такая рубашка из оленьей шкуры мехом наружу. Считается традиционной одеждой у коряков. Интересно было узнать, как празднуют новый год чукчи, каким свадебным традициям следуют манси и многое другое. А еще запомнилась «Поляна игр», где все желающие могли поучаствовать в традиционных забавах татар, бурят, калмыков…

Были организованы мастер-классы по гончарному мастерству, синелевой вышивке, резьбе по рогу оленя, по ткачеству поясов, изготовлению изделий из бересты, кукол-оберегов и многое другое».

По словам Светланы Демкиной, со своими коллегами из Красноярского края она говорила о развитии этнографического туризма.

«Мы намерены создать в Тодже что-то вроде этнокультурного центра - стойбище оленеводов «Товулер», где будет представлена вся культура тувинцев-тоджинцев. Участок под него нам уже выделили. Прежде всего, планируем установить чумы из шкур оленя, это зимний вариант жилища, а также из бересты и коры – летний вариант, который очень легко разбирается и собирается. Береста просто сворачивается в рулоны, как обои. А шкуры коренные оленеводы всегда вывешивали на специальном устройстве на все лето и оставляли до следующей зимы. В чумах будет представлена вся утварь, которой пользовались и до сих пользуются оленеводы. От чайников до туесков. Будет также разбита так называемая детская площадка, где проводят время дети оленеводов», - поделилась Светлана Демкина.

По тундре…

После фестиваля Светлана Демкина направилась на Ямал. Там, в поселке Тазовский Ямала-Ненецкого автономного округа, как раз шел забой оленей. Это северный, холодный район, где царит полярная зима, где трещат крепкие морозы. До Полярного круга рукой подать. Из Москвы в Новый Уренгой прилетела на самолете. От Нового Уренгоя до поселка Тазовский добиралась на машине шесть часов.

«Расстояние примерно такое же, как от Кызыла до Тоджи, только в тундре дорога ровная. И темная. Там световой день длится не больше двух-трех часов. Причем, солнце всходит и заходит, как мне показалось, в одном и том же месте. При закате оно напомнило мне чум. Я даже запечатлела этот удивительный момент на фото. А вот в эти декабрьские дни в тундре наступает полярная ночь. Очень холодно и ветрено».

За две недели ненцы забили 2,5 тысячи оленей на мясо. Целью поездки в тундру, конечно же, было не это.

«Мы приобрели там 200 оленьих шкур. Аккуратно свернули их в «конверты», заморозили и отправили в Новый Уренгой, оттуда поездом до Абакана. В замороженном виде с ними ничего не случится. А весной наймем скорняков, обработаем шкуры. Будем использовать их для установки чумов, а также шить из них национальные костюмы для детского этнографического ансамбля, изготавливать различные украшения и поделки. Благо, в Тодже есть еще умельцы, которые сохранили навыки, передаваемые из поколения в поколение». К слову, при малочисленности поголовья тувинских оленей, их практически не забивают. А шкуры – нужны.

В Ямало-Ненецком округе поголовье оленей год от года растет. А с ним и благосостояние оленеводов. Ненцы сумели сохранить совхоз, правда, в форме сельскохозяйственного кооператива. Создано много частных хозяйств, в которых содержится в среднем по 400-500 оленей. Средняя зарплата – 25 тысяч рублей в месяц, которые выплачиваются регулярно. Плюс всевозможные льготы. Например, в поселке Тазовский имеются детский сад и школа-интернат. Там проживают более 1000 учащихся на полном государственном обеспечении. Детсад ребятишки тоже посещают бесплатно.

«Меня поразило, что на каникулы детей из поселка на стойбища доставляют на вертолетах. Лето дети проводят в тундре, с родителями. У каждого оленевода обязательно имеется снегоход, по 12-17 собак, которые порой ценятся дороже, чем олени», - не скрывает своего удивления моя собеседница.

Шойгу в чумеУтварь для семьи

Еще на Ямале Светлана Демкина узнала, что Глава Тувы запустил новый проект поддержки оленеводов Тоджи, который он пока условно назвал «Утварь для оленеводческой семьи». Его смысл в том, чтобы максимально поддержать и облегчить жизнь семьям коренных тувинцев-тоджинцев, которые занимаются разведением оленей и вынуждены круглый год кочевать по тайге за животными.

«Я благодарна ему за этот проект. В этом плане уже многое сделано. Создан фонд помощи оленеводам. Выплачиваются субсидии за сохранение и содержание оленей. Усилена работа по ветеринарному контролю. Оленеводам закупили и раздали оружие, без которого в тайге не выжить. Благодаря поддержке фонда, который возглавляет депутат Верховного Хурала Тувы от Тоджинского района Николай Монгуш, к нам завезли оленей из Эвенкии. Это очень важно», - прокомментировала новую инициативу главы региона Демкина.

На Всемирном фестивале оленеводов в городе Йокмок в Швеции поднимался вопрос о необходимости регулярно обновлять кровь оленей. С этой целью оленеводы Тоджи произвели обмен самцами с оленеводами из соседней Тофаларии. Неблизкий путь в Иркутскую область по нехоженым козьим тропам через дремучие перевалы Восточных Саян занял у тоджинцев целую неделю. Но они доставили тофам трех своих самцов оленей, а те передали им трех своих. В этом нелегком путешествии оленеводы еще раз убедились в том, насколько надежны традиции их предков-промысловиков, которые они не только хранят, но которым бережно следуют.

Так что благодаря такому бартеру уже будущей весной и тоджинцы, и тофы ждут более здорового потомства от своих животных.

Роман НЕМЧИНОВ


Интересный материал? Поделитесь им с друзьями!



Похожие новости:

  • Выстрел в тайге
  • Чтобы в чумах оленеводов всегда было тепло
  • Проблемы общин тувинцев–тоджинцев
  • Социальные комментарии Cackle