,
Партнеры

  
abakan_build
  
bastion
  
stroimaster
  
  
Мы в соцсетях



Заметили ошибку?

Выделите мышкой часть текста
и нажмите

Система Orphus
Сайт газеты “Плюс Информ” » Культура » В богатстве и бедности


В богатстве и бедности

 (голосов: 0)

В богатстве и бедностиТараа – не просто еда. Так же, как и хлеб она несет иной смысл – сакральный, она – источник жизни. Прошлое и будущее, обряды и традиции, религия и воинская доблесть – в центре Азии все прочно основано на тараа.

Мировая история

Параллели такого отношения к злакам есть во всех странах. Или почти во всех. По крайней мере, в Европейских странах, в России, в Китае, в Индии и Японии. Везде есть какая-то сельскохозяйственная культура, которая лежит в основе мировоззренческой традиции народа. В России – хлеб – пшеница и рожь, в Америке – маис – кукуруза, в Китае – рис.

На пленарной части научно-практической конференции «Просо – мировая культура в исторической, этнокультурной, генетико-селекционной перспективе» Каадыр-оол Бичелдей раскрыл понятие священных триад и определил роль проса в триаде.

Триады бывают разные, вероятно, люди всегда их выделяли для обозначения самого важного. Русские солдаты шли в бой за веру, царя и Отечество. Как основные ценности выделяли веру, надежду, любовь. Земля, вера и язык лежат – в основе самоопределения русских. Потом Каадыр-оол Алексеевич стал говорить о ржи и о пшенице, о фольклоре русских, о том, что «матушка-рожь кормит всех сплошь, а пшеница – по выбору». Казалось бы, уже и вовсе далеко ушли от тараа? Оказывается, нет. Тараа для тувинцев – это как рожь для русских – она кормит всех.

И хотя в названии конференции стоит слово «просо», тараа – гораздо более широкое понятие. Опять же по аналогии с русским языком: хлеб – это злак, хлеб – это пища, причем, практически обязательная ее часть. Хлеб – жито – жизнь – вот и еще одна триада. Тараа – это растение, вызревающее на пашне, тараа – это простая и сытная еда, тараа – это то, что объединяло тувинцев веками. В любом мало-мальски сохранившемся кургане находят зерна проса. Мясная пища – жертвоприношения овец, может быть, а может и не быть, а вот тараа будет почти всегда.

Тараа – действительно интернациональное явление. Есть китайские миф «Царь-просо», есть монгольские легенды. Казахи рассказывают о том, что каждый воин многоязычного войска Чингисхана в притороченной к седлу торбе вез зерна. В походе воины ели эти зерна, пережаренные с бараньим жиром, на стоянках быстро варили из них кашу… это была тараа.

В богатстве и бедностиТрадиции не исчезают

На конференции прозвучали десятки докладов о том, как возделывать просо, какие уже сорта существуют и какие выводят сейчас. Говорили об урожайности и продуктивности. О многом говорили. Докладчик из Оренбурга Антонина Новикова упомянула о сорте «Республика Тыва». А в Туве об этом сорте не знают! Недоразумение выяснилось тут же. Оказывается, на образце проса была табличка, откуда оно доставлено, – Республика Тыва. Так его и стали называть. А в Туве оно давно известно, это один из местных сортов серого проса.

Просо было одним из факторов объединения тувинцев в одну нацию. В Овюре и Монгун-Тайге просо не росло, и те, кто выращивал тараа в центральной и западной Туве, делили урожай на несколько частей – его распределяли по родственникам того рода, который участвовал в возделывании тараа, другую часть оставляли на семена, третью часть – для обмена с жителями тех кожуунов, где просо не могли вырастить. То есть, выращивание тараа помогало сплотиться не только племени, роду, но и всей нации.

В благополучные годы выращивание тараа казалось не таким важным – всегда можно купить и другую еду, вкуснее, экзотичнее. Но в девяностые годы о тараа вспомнили и те, кто никогда не занимался земледелием. Стали искать семена, вспоминать способы возделывания. И городские жители вспомнили, что тараа не только сытная еда, но и лакомство – была бы основа, из нее можно делать и сладости.

В богатстве и бедностиМастер-класс и аттракцион

После научной теоретической части настало время практической. Участники конференции поехали в Чаа-Холь, где смогли увидеть и традиционное земледелие, и традиционную обработку зерна.

И столько в этом было увлекательного, что, казалось, проводят не мастер-классы, а аттракционы: «собери зерна» (все приехавшие с азартом собирали метелки проса), «помешай зерна» (когда зерна прокаливали в чане, была очередь желающих помешать их), «растолки зерна» (опять же очередь потолочь зерна в ступе).

Жители сумона Кызыл-Даг (село Булун-Терек) и артисты Центра развития тувинской культуры приготовили театрализованное представление – легенду о возникновении проса. Но зрителями представления были в основном жители села, дети. Потому что участников конференции нельзя было оторвать от другого захватывающего представления – как растение становится вкусной едой.

А это был действительно своего рода спектакль. В широком смысле – спектакль жизни. Из народной песни о Хемчике:

«Пока стоит моя тайга – я уверен в себе,

Пока есть просо у меня – я сыт.

Пока течет Хемчик-река – я горд,

Пока есть просяная мука – я сыт.

Э, Хемчик мой!»

(Из книги Зои Кыргыс «Тувинские народные песни и обрядовая поэзия»)

Ну, а в смысле изготовления тараа – это тоже древний спектакль жизни: колоски собирают, потом – миниатюрный ток – обмолачивают. Складывают в мешок и бьют его большими палками. Зерно просевают, погружают в кипящую воду на некоторое время. Это время может определить только мастер – по вкусу зерна. Новичкам этот прием ничего не скажет. Немного проваренное зерно потом прокаливают на огне – тоже только мастер сможет определить, как и сколько времени калить: под котлом костер, это не плита, которую можно настроить на определенную температуру.

Только что прокаленное зерно похоже на жареные семечки, а те зерна, которые перекалились и лопнули, – почти как попкорн! Из тары можно делать и «воздушную кукурузу», то есть «воздушную тараа».

Но сейчас ее не стали делать, потому что речь идет о традициях. И зерно стали толочь в ступе, уже начисто освобождая от оболочки.

А в юрте уже накрыт стол – десятки блюд из тараа. В том числе и не вполне традиционные. Например – разноцветные сладкие шарики «чупа-чупсы». Тараа можно класть в чай или молоко. Или, наоборот, замешивать его с маслом, жиром, сливками. Каждый раз будет новый вкус, новые полезные свойства.

В богатстве и бедностиТараа на площади

Если говорить о посевной площади, то только в Кызыл-Дагском сумоне засевают сто гектаров тараа.

Но сейчас речь о другой площади – перед музеем, где прошел Фестиваль тараа. Не все справились с тем, чтобы сделать хороший продукт. Запах явно подсказывал, что здесь не те мастера, как в Кызыл-Даге, – зерно подгорело.

Но жюри определило качество зерна и выделило победителей. «Лучший мастер-класс по приготовлению чинге-тараа»: лауреат третей степени - Ольга Сат (Кызыл), лауреат второй степени – Раиса Часкалбаар (сумон Чааты Улуг-Хемского кожууна), лауреат первой степени – семья Болат-оол (сумон Ийи-Тал Улуг-Хемского кожууна)

Ламба Азиата Каадыр-ооловна из сумона Кызыл-Даг Чаа-Хольского кожууна получила грамоту от Министерства сельского хозяйства.

На площади была организована продажа тараа и блюд из нее, а кроме этого торговали еще и сувенирами. Здесь были концерты, здесь же – торжественная часть. Все красиво, нарядно и радостно.

Но, право же, изготовление тараа в сумерках, в поле, где кроме посевов только две юрты, коновязь и несколько костров, – зрелище куда более захватывающее. И тараа в гостеприимной юрте ночью гораздо вкуснее.

Кстати, как считает Ульяна Бичелдей, давно пора пересмотреть определение тувинских племен как только животноводческих. Правильнее будет назвать земледельческо-животноводческие.

Ну, а если копнуть еще глубже и охватить еще большую площадь во времени и пространстве… То мы вспомним, что детская игра «А мы просо сеяли-сеяли» несет большой сакральный смысл – это отголоски обрядов плодородия. Многие тенгрианские обряды в Туве – освящение родников и арыков, весенние праздники, встречи рода были прочно связаны с возделыванием тараа. Они были направлены и на продолжение рода, его традиций. Как и обрядовая игра «А мы просо сеяли».

Ну вот, как-то и получилось, что тараа-просо объединяет не только тувинцев, но и два народа – тувинцев и русских. А, впрочем, и многие другие народы – китайцев, казахов, монголов, бурят и других, чья история неразрывно связана с возделыванием проса-тараа. Оно всегда было рядом с ними – в богатстве и бедности.

И. Качан


Интересный материал? Поделитесь им с друзьями!



Похожие новости:

  • Выстрел в тайге
  • Пусть дорога будет белой как молоко матери…
  • Яркие краски на Сером ручье
  • Социальные комментарии Cackle