,
Партнеры

Фапик
  
  
bastion
  
sbis
  
  
Мы в соцсетях



Заметили ошибку?

Выделите мышкой часть текста
и нажмите

Система Orphus
Сайт газеты “Плюс Информ” » Культура » Интернациональная память


Интернациональная память

 (голосов: 0)

 

«Снится часто мне мой дом родной.

Лес о чем-то о своем мечтает,

Серая кукушка за рекой.

Сколько лет осталось мне – считает».

(из письма, отправленного из Афганистана неизвестным солдатом из Тувы.

 Архив музея школы № 12 им. Воинов-интернационалистов г. Кызыла)

 

«Войнушка» - популярная уличная мальчишеская игра во все времена, особенно, в годы существования СССР. Забава простая, спортивная, а главное, не страшная. Кто из пацанов, чье детство пришлось на 70-годы прошлого столетия, не брал в руки деревянный, вырезанный в свободное от уроков время, автомат, да не строил штабы в лесочке за селом или в городском дворе за гаражами? Наверняка, многие. Затрат никаких. Бегай, стреляй. Ты «убиваешь» – тебя «убивают». И страшно, и смешно. Ведь война – это «понарошку».

Мирное небо

Играл в «войнушку» в свое беззаботное время и мой собеседник - Сергей Монгуш. Недалеко от города Чадана, где проживала его семья, вместе с пацанами рыл после уроков окопы, делал укрепления. Игры проходили мирно, дрались только по одному поводу. Никто не хотел быть немцем, все стремились воевать на стороне «наших». Тема - то военной игры всегда была одной: победа советских солдат над фашистами. Игра, появившаяся, как отголосок Великой Отечественной войны. Других сражений, которые проходили на самом деле и которым даже есть свидетели, дети Союза не знали. А о кровопролитной, с многомиллионными жертвами войне читали в учебниках, слышали рассказы ветеранов, видели, как на праздники им дарили цветы и благодарили: «За мирное небо – спасибо!». Сталинградская битва, Курская дуга, Брестская крепость – строки из учебника истории. «Войны уже никогда быть не может», - думал тогда, лежа «в разведке» 10-летний Сергей Монгуш. И это было для пятиклассника как дважды два.

Жизнь, разделенная на «до» и «после»

После окончания в городе Чадане Тувинской АССР школы, Сергей Монгуш стремился учиться дальше в Москве, только в Москве! И мать с отцом на этом настаивали. В школе парень занимался вольной борьбой и, с поступлением в вуз, хотел уделить любимому занятию больше времени, ведь перспектив в столице для спортивного роста гораздо больше. В первый год поступления стать студентом не получилось – не хватило баллов, а вот в ноябре 1978 года он был зачислен слушателем подготовительных курсов Московского института инженеров сельскохозяйственного производства.  Вроде бы все шло, как и планировал. Однако экзамены сдать не успел. Слушатели рабфака не освобождались от службы в рядах Вооруженных Сил, а в апреле началась призывная весенняя кампания. Так, в мае 1979 года Сергей Монгуш  попал в армию.

«Что ж, долг есть долг, - спокойно воспринял ситуацию настойчивый парень. - Потом доучусь обязательно». И доучился. После войны.

В конце декабря 1979 года, когда был уже подписан приказ о вводе войск в Афганистан, солдат срочной службы Монгуш С. одним из первых среди сотен советских военных в составе 101 мотострелкового полка вошел в эту страну. И после он уже будет измерять жизнь «до войны» и «после войны», не переставая поражаться тому, что побывал в этой кровавой бойне и вернулся живым.

Ограниченный контингент советских войск количеством 100 тысяч воинов заходил одновременно в республику Афганистан для выполнения интернационального долга по двум основным направлениям: Термез – Кабул – Газни и Кушка – Герат – Кандагар. 

В этом году 27 декабря будет отмечаться 35-ая годовщина начала ввода советских войск. 

Предчувствие афганской войны

«Из Москвы нас, призывников, отправили в Туркмению, где мы попали в пункт распределения города Теджена, - рассказывает сегодня  ветеран боевых действий Сергей Дондукович Монгуш (к слову сказать, немногословный, как и многие из тех, кто принимал участие в боевых действиях), - На медкомиссии меня сразу спросили: какая есть профессия? А я в Чадане, когда заканчивал школу, прошел курсы, выучился  на тракториста-машиниста. Поэтому в мае 1979 года  был определен в учебный танковый полк.  В «учебке» с другими ребятами проучился 6 месяцев. После экзаменов (сдал на механика-водителя 3 класса), 10 человек направили для дальнейшего прохождения службы в 101 мотострелковый полк 40 - ой Армии. Расположение – город Иолотань Туркменской ССР.

Шел ноябрь 1979 года».

Начались будни армейской службы. А буквально через месяц, вспоминает Сергей Монгуш, начался такой период, когда учебные тревоги стали постоянным явлением в солдатской жизни.  Ночью срочников поднимали по несколько раз, днем несколько марш-бросков в полной экипировке.  «Мы все думали, ведь это же армия, так и должно быть, - говорит собеседник. - Но замполиты стали чаще проводить политинформации, где рассказывали о сложном положении на южных границах. Иран называли, Ирак, Афганистан. И как бы между прочим, говорили, что есть вероятность войны с одной из этих стран. В то время два лагеря было: капиталистический и социалистический. Америка, так объясняли, может быть, войдет в Афганистан. А значит, и советские войска туда пойдут. А ближе к декабрю на политинформациях уже откровенно сказали: готовьтесь к войне».

Молодому человеку из советской страны было и тревожно, и страшно, но и до конца не верилось: какая же война в нынешнее время?! 

Носки от старого туркмена

Началом перехода  государственной границы министр обороны СССР Устинов установил 15.00 мск (16.30 кабульского времени) 25 декабря 1979 года. Войне быть.  И уже с 20 декабря в сторону Афганистана начали двигаться военные соединения СССР. Снялся с места и 101 мотострелковый полк. Вышли из Иолотани ночью. «Подняли по тревоге, - говорит Сергей Дондукович, - сказали собрать все вещи и двигаться в степь. Мы покидали в танки матрасы, необходимую утварь, оружие и сели в свои боевые машины.

Весь полк из Иолотани двинулся в степь. От города на несколько километров прошли в южную сторону, остановились. И в поле в палатках жили 5-6 дней. Потом, в самый последний момент, перед переходом границы через Кушку (южную точку Союза), нас вызвал командир батальона и сообщил, что  десантники уже вошли в Афганистан. И, наверное, чтобы нас морально поддержать, сказал: ну что, вперед, ребята, за орденами и медалями!».

После общего построения весь 101 мотострелковый полк выдвинулся уже в сторону Афганистана. Продолжали идти своим ходом. Пехота, танки ехали, БТРы, другие военные машины, одним словом, и люди, и техника. Девятнадцатилетний Сергей был механиком-водителем танка Т-55. Несколько устаревшая модель, ведь появились уже более мобильные Т-62  и Т-64. Когда передвигались, декабрьская погода испортилась. Дождь мешался со снегом.

В один момент танк с командой Сергея сбился с гусеничного пути и застрял. Помогли местные туркмены-строители. Они уже знали, что началась война и куда идет многочисленная армия.

Отстав от основного состава, расчет Сергея доехал по следу полка до туркменского села. В свой дом продрогших солдат позвал старенький дедушка, чтобы обсохли да отогрелись. Чаем горячим напоил. «А напоследок, - говорит мой собеседник, - носки всем вязаные дал. Четверо нас было: командир, наводчик, механик-водитель и заряжающий. «Берите, - говорит, сынки, - вам пригодятся». И так смотрел на нас пронзительно, как будто запоминал каждого...»

Стояли на защите Герата

- Сергей Дондукович, Ваш полк дислоцировался в 30 километрах от Герата, третьего по величине города Афганистана. В чем состояла Ваша боевая задача?

- Защищать город и его провинцию от душманов. Проводить зачистки территорий, где они могли находиться. 101 мотострелковый полк состоял из более 1000 человек. В него входила и разведка, и пехота, и танковая дивизия, и вертолетчики, и десантники, были и зенитные установки. Мы – люди военные. Действовали по приказу. Дают приказ идти на штурм танковой бригаде – начинаем движение.

- Страшно было?

- Конечно, но приказ оказывался выше страха. Для военного человека как? Приказ дан, и ты его исполняешь, страшно тебе или нет. И это не для красного словца. Кто там был, поймет. Когда боевые события разворачиваются очень быстро, то думаешь только о том, как правильно провести танк и верно совершить маневр. Когда такой напряг, мысль о шальной пуле как-то уходит на второй план. Когда идет команда: быстро, быстро, вперед! - там в танк не прячешься, часто с открытым верхом ехали, обзор лучше, чтобы задачу более четко и быстро выполнить. Ведь на зачистке или закреплении на высоте, воевали все едино: пехота, танкисты, артиллеристы, вертолетчики. Каждый выполнял свою боевую задачу.  Должна была быть сплоченность. Да и не хотелось, чтоб наша танковая команда была в отстающих.

- Когда Вы только попали в Афганистан, что больше всего поразило?

- С одной стороны – очень бедная страна. Пашет скалистую почву старик ручным плугом, а на поясе у него японский магнитофон прикреплен с наушниками! Для нас диво. То, что все  паранджу носили – тоже странно. При освобождении города, сначала давался приказ: выходить всем женщинам, детям и старикам. Кто в парандже, должен был ее поднять. А то ведь и бородатые мужики под одеждой скрывались.

- Что оказалось самым тяжелым?

- Солдат ко всему привыкает. Первое время непросто было все время находиться в танке. Считай, 1,5 года наш расчет там прожил. Все танкисты так. Это и казарма, и орудие нападения. Зимою в Афганистане хотя и стоит слабая минусовая температура и одет ты тепло, только тело до костей промерзает, все время жили в железном доме!

- Вы думаете, что Вам повезло? Нет ранений, танк никогда не подбивали...

- Не знаю. Может, и повезло. Но много смерти видел вокруг. И танки взрывались, и люди заживо горели, видел, как пехотинцы на мину наступали. Секунда – и вместо ноги штанина окровавленная. Кости вдребезги...

- А ордена-медали заработали, как вам посулил начальник дивизии?

- Как-то не получилось (смеется). Живой вернулся – вот счастье.

- А вы считаете себя героем?

- Героем?... В отношении себя не думал об этом. Мне кажется, что все ребята, кто прошел Афган, живы они или погибли, сражались героически. Мы все были дети советского строя. Должны были выстоять во что бы то ни стало. Да, подставляли себя под пули, жизнью рисковали…Так на то она и война.

- С земляками из Тувы приходилось встречаться на афганской земле?

- Один раз. Во время боевого похода где-то вблизи услышал знакомую тувинскую речь. Забыв про опасность, бросился к пацану. Тот из другой бригады был, мимо, на другую высотку проходили. Обнялись! Как с мамой повидался!

 

Через полтора года службы в Афганистане Сергей Монгуш вернулся туда, откуда его призвали, – в Москву. Как и мечтал, поступил в вуз. Первые полгода учебы вскакивал по ночам. Ему казалось, что ребята-студенты, что жили с ним в одной комнате, не студенты вовсе, а бойцы. И их нужно срочно поднять по тревоге! И вот так каждую ночь: то ли Афган, то ли Москва.

Получил профессию инженера-преподавателя сельскохозяйственных дисциплин. Вернувшись в Туву, работал на селе в школе. С ребятами часто говорил о службе армейской, о том, как подготовить себя физически и морально. «Когда уже после встречал своих учеников, которые прошли армейскую службу, - улыбается Сергей, - многие говорили, что помогли им мои советы».

После армии и учебы появилась у моего героя семья, получил еще два высших образования. Сейчас ветеран Афганистана работает независимым оценщиком.

Т Рамазанова


Интересный материал? Поделитесь им с друзьями!



Похожие новости:

  • Дембельский альбом Тувы
  • Выстрел в тайге
  • «Мы тогда выстояли. Мы всегда сможем выстоять»
  • Социальные комментарии Cackle