,
Партнеры

Фапик
  
  
sbis
  
sbis
  
  
Мы в соцсетях



Заметили ошибку?

Выделите мышкой часть текста
и нажмите

Система Orphus
Сайт газеты “Плюс Информ” » Культура » Быстрее, Эзир–Кара, быстрее


Быстрее, Эзир–Кара, быстрее

 (голосов: 0)

Быстрее, Эзир–Кара, быстрее Ничего не получится. Быстрее всех коней был Эзир-Кара, но не смог убежать от репрессии. Ни в чем он не был виновен. Его погубила людская зависть. Зависть к его хозяину. К нему самому. К его скорости. Но он остался! В истории.

Наадым в Тес-Хеме

В каждом районе проводится Наадым. И до Тес-Хема дошла очередь в минувшие выходные. Все летние праздники проходят, в общем-то, по одной схеме. Обязательно будет праздничное шествие, чествование животноводов. Пока в юрте администрация района решает проблемы вместе с членами правительства Тувы (или получает нагоняй – по ситуации), на стадионе – хуреш. Скачки в этот же день, или накануне.

И репортажи журналисты делают тоже по похожей схеме – главное, не забыть взять небольшое интервью у того, кто отвечает за сельское хозяйство в районе. Чтобы показать достижения.

С другой стороны, тележурналистам, может быть, и проще. Потому что «картинки» современной Тувы выглядят потрясающими. «Воздушные ворота» на стадионах – ярко красные, красивые, расписные. Борцы на зелени травы стадионов – в красных и синих костюмах тоже смотрятся бесподобно. Про скачки нечего уж и говорить: каждая лошадь – фотомодель.

Ну и в Тес-Хеме все так и было. Разговор с администрацией, чествование ветеранов, шествие. Вот разве что сто танцующих девушек не везде можно было увидеть на открытии.

И еще был Эзир-Кара.

Эзир-Кара – Самолет

Эзир-Кара – удивительная лошадь. Его судьба не уникальна. В разных районах Тувы говорили о конях, которые были репрессированы вместе со своими хозяевами. Но «сделать» из коня символ смог только талант писателя Кара-Куске Чооду.

Редко коням удается побеждать на трех-четырех соревнованях.

А Эзир-Кара побеждал всегда. Ни один скакун ни разу не обогнал черного жеребца. Прозвище, а точнее – звание, давали скакуну, если он займет первое место три раза подряд.

Три раза подряд побеждал черный конь Сояна Санданмаа: в 1934, 1935 и 1936 годах. И в 1936 году получил свое первое победное прозвище Эзир-Кара – Черный Орел. В 1937 году – четвертая победа на всетувинских скачках. Звание скакуна - Хулук-Кара – Неугомонный Черный.

1938 год – снова победа. А накануне, 5 июля того же года, в Туве впервые увидели самолеты. И дали пятикратному чемпиону ТНР звание Ужар-Хеме – Летающая Лодка. В газете «Вперед», выходившей на русском языке, дается перевод нового прозвища непобедимого скакуна – Самолет. Кстати, на стеле в Ак-Эрике немного другие данные - 1935 год – Эзир-Кара, 1936 год – Хартыга-Кара.

В шестой раз победить на скачках Наадыма не пришлось. Соян Санданмаа, хозяин коня, – расстрелян.

Десять флаконов яда

Во дворе самагалтайского Дома культуры стоят две юрты. В одной – картинная галерея: подлинные картины Сергея Ланзы и копии. А во второй – материалы, посвященные Эзир-Кара. Любезные экскурсоводы подробно рассказывали историю.

Обвинение было абсурдным. Из показаний: «Соян Санданмаа, вынимая из своего кармана 1500 акша, 10 флаконов яда, раздал одиннадцати присутствующим каждому по 100 акша, десяти присутствующим – 10 флаконов яда.

Себе оставил 400 акша и сказал нам: «Эти вещи я получил от самого Чурмит-Дажи, когда я ездил на семнадцатую годовщину ТНР и на конные скачки. Чурмит-Дажи предупредил, что яд получен по специальному заказу из-за рубежа, его вместе с пищей дайте руководителям и активистам сумона. Не надейтесь, что вас не захватят и не сделают обыск, поэтому храните в надлежащих местах. А деньги используйте для привлечения людей в наши ряды или на свои нужды».

Вместе с Сояном Санданмаа, были расстреляны три его земляка – Соян Калзан-Серен, Соян Балдар-Даа-Лама, Оюн Увангур. Эта «контрреволюционная группа», якобы, собиралась захватить пограничную заставу Шара-Суур, весь кожуун и отравить все руководство заграничным ядом.

Кони Тес-Хема

Коней было много. Скачки прошли накануне. Но в субботу награждали победителей. И еще - кони тоже участвовали в шествии. И еще - много людей было на конях, просто так. Просто – удобный вид транспорта. Юрта с экспозицией Эзир-Кара была украшена снаружи и изнутри рисунками и фотографиями коней. На небольшом базарчике рядом со стадионом продавали седла и упряжь.

А поскольку эти седла были сделаны в поселке Ак-Эрик, то самое естественное было и поехать туда – посмотреть на уже готовый памятник. Потому что памятник Эзир-Кара в Самагалтае не успели установить.

То есть его уже сделали. Почти. Заготовка лежала тоже неподалеку от юрты. На том месте, где, по случаю праздника, была устроена детская площадка. В металлическом листе вырезан силуэт бегущего-летящего коня. И тут же – вырезанный, наполовину выступающий из листа конь.

Но в самой юрте был макет памятника просто потрясающий – черная голова коня с развивающейся гривой. Проект Александра Баранмаа. Грива Эзир-Кара вся состоит из бегущих коней. И вырезано еще несколько - в стиле петроглифов. Вероятно, это – проект памятника всем коням. Коням – друзьям, коням, пострадавшим вместе с их хозяевами.

Непонятно одно, и никто не смог пояснить: на фотографиях в юрте есть еще один памятник, или макет памятника – тоже голова коня, но в обрамлении с летящим орлом. Сказали, что памятник есть в Ак-Эрике. Ну, мы туда уже и так собирались.

Белый Берег

Ак-Эрик – это и есть Белый Берег. Белого берега в поселке нет, хотя река неподалеку – точно есть.

Кара-Куске Чооду когда-то писал, что хочет организовать в школе Ак-Эрика музей Эзир-Кара.

Но вот выяснить что-либо в селе, когда в кожуунном центре идет Наадым, – решительно невозможно. Село совершенно обезлюдело. Встретить удалось только трех маленьких детей, которые не захотели с нами говорить ни по-русски, ни по-тувински, пару телят и несколько собак. Всё. Улицы пусты, как в вестерне, если в город заходит знаменитый головорез, или как в фантастическом фильме, где все уже похищены пришельцами.

В школе, мы точно знали, есть класс, в котором оформлена композиция памяти Аяса Данзырына – музыканта и хоомейжи. Но есть ли экспозиция, посвященная Эзир-Кара, – неизвестно. Памятник–стела – есть. На белом фоне черный конь скачет навстречу солнцу. Здесь же перечислены все репрессированные люди из этой местности.

Где может быть другое изваяние? Впрочем, может, это и хорошо – что его нет.

Конь – легенда. Он пронесся над землей, оставив о себе только память. Память – самый подходящий материал, все остальные – слишком тяжеловесны.

И  Качан


Интересный материал? Поделитесь им с друзьями!



Похожие новости:

  • Яркие краски на Сером ручье
  • Выстрел в тайге
  • Сенсации, скандалы, сложные ситуации… или Самые Потрясающие Скачки
  • Социальные комментарии Cackle