,
Партнеры

Фапик
  
  
sbis
  
tovarny_beton
  
  
Мы в соцсетях



Заметили ошибку?

Выделите мышкой часть текста
и нажмите

Система Orphus
Сайт газеты “Плюс Информ” » Культура » Всетувинский съезд лам и родной сын нойона Хайдыпа


Всетувинский съезд лам и родной сын нойона Хайдыпа

 (голосов: 0)

Всетувинский съезд лам и родной сын нойона Хайдыпа Очень странное, но очень важное для духовной жизни тувинского народа событие произошло 90 лет назад: восьмого марта начался Всетувинский съезд лам, в работе которого приняли участие не только священнослужители и члены правительства ТНР, но и партийные деятели. Возможно, что одним из самых активных участников съезда был родной сын нойона Хайдыпа, приемного отца Буяна-Бадыргы Монгуша.

Дондук в самолете не молился

Весной 1928 года в Кызыле состоялся съезд лам, который мог бы направить политику Тувы совсем в другое русло. Почти четверть мужского населения республики в какой-то мере относилась к сословию священнослужителей – это были ламы и хуураки. У Тувы был шанс стать теократической республикой.

И население в целом было очень религиозно, даже партийная и государственная верхушка. Отто Менхен-Хелфен в своей книге «Путешествие в Азиатскую Туву» писал: «Известный своими левыми взглядами Тока утверждал, что все тувинские министры молятся, единственное исключение – президент Дондук. И это, пожалуй, правда. Несколько лет назад русские предложили тувинским делегатам, приехавшим в Москву на конгресс Коминтерна, совершить над столицей пару кругов на самолете. Любопытные тувинцы приняли приглашение. Но едва самолет оторвался от земли, делегаты вытащили свои четки, поцеловали амулеты, воззвали к своим богам и не прекращали молиться до тех пор, пока самолет не приземлился». Впрочем, этот факт не особенно показательный. В двадцатых годах, наверное, в самолетах все молились – авиаперелеты не были массовыми, и большинству людей казались страшноватой диковиной.

Но вот этот самый «президент Дондук, а точнее, председатель Совмина Куулар Дондук выступил с обширным докладом о роли и положении буддизма в обществе, о проблемах тувинского духовенства. Марина Монгуш в книге «История буддизма в Туве» приводит фрагмент из его выступления: «В настоящее время мы, тувинский народ, являемся свободной республикой, но в силу некоторых обстоятельств и принятой нами Конституции, где говорится, что в целях обеспечения за трудящимися свободы совести, церковь отделяется от государства и религия объявляется частным делом каждого гражданина, значительная часть населения как бы отделена и находится почти вне закона».

Участники съездаВсетувинский съезд лам и родной сын нойона Хайдыпа

В съезде принимали участие 33 ламы-делегата, представляющие все хурээ Тувы. Двенадцать из них имели ученую степень кешпи, девять лам-лекарей, пять – лам-астрологов. Все 33 читали по-тибетски, но тибетским разговорным языком владел только один. Монгольским письменным владели семь человек, монгольским разговорным - шестнадцать.

Четырем не было еще тридцати лет, от тридцати до сорока – 15 человек, остальные были гораздо старше.

Известные деятели буддизма из Тибета, Монголии, Бурятии и Калмыкии были приглашены в качестве почетных гостей. Они были избраны в почетный президиум, и туда же вошли три представителя Тувы: Сульдум Пунцук от Чаа-Хольского хурээ, Севен (в некоторых источниках – Сивен) от Верхнечаданского хурээ, Шойжап от Эрзинского хурээ.

В секретариат съезда избраны: лама Шойдон, Генеральный секретарь ЦК РСМ Шагдыржап, член правительства ТНР Тумен Баир, сотрудник УГВПО (Управление Государственной Внутренней Политической Охраны) Нацов.

Севен - реформатор

Имя ламы в разных источниках может писаться как «Сивен» или «Севен». Но, вероятно, правильно все-таки Севен, так пишут чаще.

Он действительно затевал серьезную реформу в духовной среде. В своем докладе он говорил, что, «хотя ламы приняли обет желтой религии, они не соблюдают его, так как имеют связи с женщинами и девицами, пьют вино, курят табак, торгуют, обманывают, занимаются воровством и поступают в несколько раз хуже, чем миряне». Несоответствие между поведением значительной части духовенства и теми нравственными принципами, которые они должны были проповедовать, но в первую очередь соблюдать сами, вызывала серьезную обеспокоенность у участников съезда.

Севен был ярым сторонником «обновленческого движения» в буддизме. Он выступал за самостоятельное развитие религии в Туве. На съезде лам Севен предложил при монастырях создать светские школы, где бы детей учили национальному алфавиту. Кстати, им же изобретенному.

Всетувинский съезд лам и родной сын нойона ХайдыпаСевен - участие в создании тувинской письменности

Практически не исследована роль в создании тувинской письменности ламы Севена. Пальмбах только вскользь упоминает его имя как создателя проекта вместе с М. Лопсан-Чимитом.

Между тем, В. Мачавариани, представитель Коммунистического интернационала молодежи, который тоже написал книгу о Туве, весьма положительно отзывался о бывшем ламе Кууларе Дондуке и о ламе Севене.

Да, тот самый Дондук, который «не молился», раньше был ламой. К приезду Мачавариани он уже занимал пост председателя Совмина ТНР. И не было в те времена личности более популярной, чем Дондук. О нем ходила слава как о выдающемся государственном деятеле, «одном из упорных строителей действительно независимой Тувы», «передовике не только в политике, но и в быту», человеке, в котором «чувствуется огромная настойчивость и руководительская воля».

Мачавариани пишет и о ламе Севене, который вместе с Дондуком работал над созданием тувинской письменности под руководством ламы Верхнечаданского хурээ Монгуша Лопсан-Чимита. Они создали тувинский алфавит, «не имеющий ничего общего с монгольским и в то же время охватывающий все звуки тувинского языка».

Известно, Севен учился в Монголии и владел монгольским и тибетским языками. Но он считал необходимым основать при монастырях свои тувинские школы, чтобы не ходить за учебой в Тибет и Монголию, а в школах этих нужно учить не тибетской, а новой - тувинской письменности.

Севен - лекарь

Но больше всего лама Севен был известен тем, что искусно лечил людей, считался прекрасным знатоком тибетской медицины. Может быть, даже лучшим лекарем в Туве того времени.

В воспоминаниях В. Мачавариани можно найти яркие свидетельства, показывающие преданность Севена медицине. У ламы был постоянный помощник, который носил за ним небольшой ящик. Ящик «разбит на клеточки, пять в ширину и двенадцать в длину. Там разложены лекарства различного цвета: черные, желтые, белые капли в пузырьках. В специальном отделении лежат разные мерки, по которым Сивен (так у Мачавариани) отмеряет лекарства. Мерки примерно от четверти наперстка до половины винного стакана, к меркам приделана мерная ручка, за которую берется врач, чтобы не прикасаться к лекарствам руками. Тут же чистая белая бумага, в которую лекарства насыпаются». А вот и методы диагностики: «Он подошел к больному, попросил открыть рот, посмотрел язык. Щупал пульс, не глядя на часы. Положил руку на живот. Проверил дыхание, спросил, работает ли желудок, потел ли больной. Затем посмотрел в глаза. Спросил, какого цвета у него моча». Потом он выписал лекарство, от которого больной всю ночь потел, порошок, очищающий желудок, средство для укрепления сердца. Больной вскоре поправился.

Севен – сын Хайдыпа?Всетувинский съезд лам и родной сын нойона Хайдыпа

Марина Монгуш пишет, что у Хайдыпа был сын: «Своего сына Севена Хайдып устроил в монастырь». И дальше: «Перед смертью Хайдып завещал свои полномочия Буяну-Бадыргы, вопреки желанию его жены видеть преемником своего мужа их родного сына Севена».

Странное совпадение: есть сын Хайдыпа, Севен, которого отдали в Верхнечаданское хурээ, есть известный лама-лекарь, очень хорошо образованный (а немногие могли дать детям хорошее образование), и, самое главное, есть отказ сделать его правителем.

Нойон Хайдып был мудрым и очень умным человеком. Он уже создал прекрасную «ось» правления: его брат глава духовенства в Даа-Хошуне (Лопсан Чамзы настоятель Верхнечаданского хурээ), а он сам – главный правитель. Не собирался ли он продолжить традицию? Он, вероятно, решил, что сыновья (родной и приемный) смогут заменить его с братом. И, как человек мудрый, понял, что на роль правителя больше подойдет Буян-Бадыргы, а Севен, который получил лучшее духовное образование, станет духовным главой.

Говорят, что у Хайдыпа не было собственных детей, поэтому он и усыновил Буяна-Бадыргы? Конечно. Но как часто бывает, что после усыновленного ребенка, у женщины может появиться и собственный!

Может, все было и не так. Но совпадение заставляет задуматься.

А что потом?

Съезд лам мог бы стать началом иной истории Тувы. Но не получилось. После 1928 года наступил 1929. И на январском пленуме ЦК ТНРП было решено лишить монастырей собственности. А потом запретили несовершеннолетним изучать буддизм. В 1930 году новая Конституция лишила избирательных прав все духовенство. И шаманов в придачу. Буддийские монастыри стали рассматриваться как трибуны, откуда ламы могут провозглашать свои реакционные идеи. Что было дальше - все знают.

Да, и вот еще одно совпадение: летом 1990 года в Туве начали официально проводить некоторые религиозные обряды. В июле провели освящение Кызыл-Тайги в Сут-Хольском кожууне. Обряд «тайга дагылгазы» совершил 95-летний лама Севен. А что? По возрасту вроде подходит…

И. Качан

Все фотографии из антологии «Урянхай. Тыва дептер»


Интересный материал? Поделитесь им с друзьями!



Похожие новости:

  • Салчак Тока или Петр Первый?
  • Устуу–Хурээ – случайности не случайны
  • Выстрел в тайге
  • Социальные комментарии Cackle