,
Партнеры

Фапик
  
  
sbis
  
stroimaster
  
  
Мы в соцсетях



Заметили ошибку?

Выделите мышкой часть текста
и нажмите

Система Orphus
Сайт газеты “Плюс Информ” » Происшествия » Криминальное чтиво: Бай–Тайга девяностых


Криминальное чтиво: Бай–Тайга девяностых

 (голосов: 0)

Криминальное чтиво: Бай–Тайга девяностыхНесколько лет назад у нас была почти постоянная рубрика «Криминальное чтиво», в ней публиковали материалы о прошлых громких уголовных делах и о сотрудниках милиции, которые их распутывали. Может быть, пора к ней вернуться? И начнем мы с рассказа об одном очень резонансном деле. В котором были и убийство, и захват заложников, и три раненых сотрудника милиции, и странные выверты преступной любви.

Любовь и заложники

Все началось с того, что в селе Тээли поссорились две подружки. Ну как поссорились? Вместе выпивали, что-то не поделили, и одна убила другую ударом полена по голове.

Тело спрятали, не будем сейчас уточнять с кем и где. Но по весне, когда снег растаял, труп обнаружили. Пока выясняли обстоятельства убийства, искали свидетелей и улики, вновь наступила зима. Убийцу вычислили и взяли под стражу. Тут, казалось бы, и делу конец.

Но вот в отделение милиции прибегает женщина в одном платье. Некоторые говорят, что в одной ночной рубашке. А дело-то уже было в декабре. Мороз на дворе. Это был вечер двадцатого декабря 1993 года.

Женщина плачет и кричит, что ее сестру с маленьким ребенком один мужчина захватил в заложники. Мужчина этот – ранее судимый, и у него ружье. И он требует, чтобы выпустили его гражданскую жену. Ту самую, которую арестовали за то, что она поленом убила женщину.

Сотрудников милиции на селе и в те времена было не так уж много. По вызову выехали сотрудник уголовного розыска Юрий Даржапович Даваа, начальник ГАИ Анатолий Кавааевич Аймаа и оперативный дежурный Семен Кегээрелович Сандак.

Это мы сейчас говорим «захват заложника», а в те времена в УК РСФСР и статьи такой не было. Да и практики тоже. Сейчас бы освобождением заложников занялись ОМОНовцы, в дело бы включилась Росгвардия… Но, повторяем, время и место действия: Бай-Тайга, начало девяностых.

Милиционеры окружили дом с трех сторон. Юрий Даржапович зашел со стороны огорода и, когда подошел к забору, увидел, что через забор перелезает человек с ружьем. Юрий Даваа прыгнул и хотел схватить за ствол ружья, но не успел. А тот отскочил назад, выстрелил между досок забора и попал Юрию в живот. Преступник стрелял из гладкоствольного ружья 12 калибра жаканом. С таким на медведя ходят.

В это время подбежал Семен Сандак, схватил за ствол ружья, хотел его отвести. Но тот уже успел перезарядить ружье. Нажал на курок. Указательный палец Семена как бритвой отрезало. Стал еще раз перезаряжать, но в это время подбежал Анатолий Аймаа. Начальник ГАИ ударил преступника кулаком по животу… Вот только не увидел в темноте, что под одеждой был спрятан топор. Но это не помешало ему дальше с преступником бороться. А когда на выстрелы прибежал участковый Сергей Хомушку, то они вдвоем смогли обезвредить преступника.

Юрия Даваа отправили на машине дружинников в больницу. В те времена в районе был хирург, который в срочном порядке сделал операцию. Ну что можно сказать? Повезло. Сейчас хирурга в селе нет. И история окончилась бы более трагично.

Как говорят, задержанный преступник не сразу успокоился.

Он и в КПЗ где-то нашел нож, приставил к своему горлу, грозился покончить с собой. А по некоторым данным, и там пытался захватить кого-то в заложники… И опять-таки требовал, чтобы освободили его женщину. Ситуацию разрулили, мужчину после суда отправили в колонию на восемь лет. А за поножовщину в колонии срок увеличили еще на четыре года.

«История любви» на этом закончилась. Говорят, что женщина сейчас живет в Ак-Довураке, а он – в Тээли.

Прошло много лет

После этого случая заставили всех милиционеров надевать бронежилеты и каски при обслуживании вызовов. Через месяц об этом благополучно забыли и стали выезжать на вызовы как прежде.

Юрий Даваа получил тяжкое огнестрельное ранение, выжил. Но «железо» в нем осталось – если вынимать, можно повредить что-то в позвоночнике. Сейчас он майор милиции в отставке. К юбилею уголовного розыска получил медаль. Саму медаль пока не дали, только свидетельство. У МВД нет финансов, чтобы наградить медалями своих бывших сотрудников. Впрочем, бывшие сотрудники говорят, что самые главные медали они уже получили. Это за каждые пять лет безупречной службы.

Анатолий Аймаа окончил службу в должности начальника местной милиции, сейчас тоже майор милиции в отставке.

Семен Сандак получил компенсацию, которую съела инфляция, пока дожидался страховой выплаты. Его уже нет.

Юрий Даржапович Даваа и Анатолий Кавааевич Аймаа сейчас выглядят, конечно, не так, как в годы службы. Юрий Даржапович поправился и похож на простого добродушного пенсионера. Анатолий Кавааевич похож на постаревшего и похудевшего «дедушку Ленина». Или на Хо Ши Мина. Теперь он сторож в детском саду и бессменный Дед Мороз.

Не такими мы представляем себе борцов с преступностью.

А ведь они участвовали в раскрытии преступлений в Бай-Тайге. И преступлений очень страшных. В девяностые годы вообще часто происходили неимоверные вещи. Были серийные убийцы. В селе Бай-Тал – пятый случай – зверское убийство целой семьи. Муж с женой занимались предпринимательством. И кому-то это не слишком нравилось. Пытали и убили сначала мужа, а потом жену. А тут из школы пришел их сын – ученик третьего класса…

Чтобы избавиться от свидетеля, убили ребенка: перерезали ему горло и бросили труп в бане. Эксперты говорят, что такую страшную картину они никогда не видели.

Впрочем, и преступники тоже были разные. Это не обязательно громила с ружьем.

В той же Бай-Тайге была серия краж. Регулярно обворовывали в больнице склад с продуктами, воровали продукты и у обычных граждан – с проникновением в жилище. Оказалось, что это делали подростки – продукты они просто съедали.

Нельзя обвинять ребенка в том, что он ворует еду, если дома есть нечего! Но ведь все эти хищения были со взломами… Юрий Даржапович не знает, что потом происходило и какое наказание наложил суд. Дело уголовного розыска – расследовать преступления. В данном случае пострадавшими были и жители села, и больница.

Случайность или судьба

Юрий Даржапович Даваа с самого начала служил в уголовном розыске. Начал службу в 1984 сержантом в Тээли, в 2002 году ушел в отставку начальником уголовного розыска.

Никакой протекции и никаких родственников: отец – строитель, и мама тоже какое-то время работала на стройке. В семье родителей было четверо детей, он был старшим. У него тоже четверо детей. И тоже старший сын служит в полиции. Может быть, это участь старших сыновей – быть более ответственными, больше заботиться о порядке и справедливости?

Анатолий Кавааевич Аймаа начинал в Кызыле рядовым ночной милиции (тогда была такая служба) в 1977. С кадрами туго, и демобилизованного солдатика уговорили поступить. Он говорил, что хочет учиться. Ну так что же! Никто не мешает: учись днем, а ночью работай в милиции.

До пяти утра он патрулировал, а в восемь утра шел на лекции. Не каждый выдержит. Но он тоже был старшим сыном…

Учился в Кызыльском филиале Красноярского политехнического института. Занятия службе не мешали. Даже если учесть, что общежитие себе они тоже сами строили. Стал инженером-механиком. Практику проходил на заводе имени Лихачева.

Но в результате остался на службе. Его направили в Тес-Хем начальником ГАИ. И здесь его судьба свела с человеком, которого он считает наставником и учителем. Чечек-оол Эртинеевич Сундуй тогда уже окончил Свердловский юридический институт и служил следователем.

Личность эта во многом незаурядная Он был хорошим спортсменом, борцом. В истории МВД Тувы значится как один из тех, кто стоял у истоков профессиональной аналитической работы, позже (после Тес-Хема) служил в штабе управления МВД.

Анатолию Аймаа он еще и помогал с тувинским языком. Нет, конечно, тувинский язык Анатолий Кавааевич знал. Но вот с терминами были проблемы: во время переподготовки он мог все изложить на русском языке, материалом владел. Но процессуальные термины на тувинском языке дались не сразу.

Служить в те годы в Тес-Хеме тоже было непросто. Да, ГАИ. Но машины своей у службы не было. Странно, конечно, но это так. И некоторые происшествия были тоже очень странными, на современный взгляд. Например, две машины столкнулись с самолетом… не то удивительно, что столкнулись, а то удивительно, что нынешние самагалтайские дети знают только по картинкам, как выглядит самолет. Но это уже проблема нашего времени.

Многое что еще было. Были монгольские контрабандисты и скотокрады. И даже международный скандал. Но обо всем этом – в следующем материале из рубрики «Криминальное чтиво».

И. Качан

 


Интересный материал? Поделитесь им с друзьями!



Похожие новости:

  • Выстрел в тайге
  • Криминальное чтиво: детективы времен тотального дефицита
  • Криминальное чтиво: О «гастролерах», притонах и о том, что раньше все было ...
  • Социальные комментарии Cackle